Московскiя Въдомости
16+

Интервью с юрисконсультом Олесей Александровной Аксеновой по уголовному делу руководителей Агрохолдинга «Русское молоко»

08 Августа 2017, 15:27 # / Новости / Экономика / В России / 20816.html

Корр.: Олеся Александровна, наша газета обращается к Вам за разъяснениями идущего уже двенадцатый год уголовного дела в отношении руководителей Агрохолдинга «Русское молоко».

В мае этого года в газете «Коммерсантъ» появилась очередная, по-моему, уже двадцатая за эти двенадцать лет, статья об этом уголовном деле. Как обычно, корреспонденты достаточно однобоко представили позицию отдельных так называемых потерпевших, прежде всего, Николая Клюева, который говорит о якобы имеющем место затягивании дела. Что Вы можете сказать о том, что происходит сейчас, как развивается дело, какие оно имеет перспективы? И вообще, скажите нам, в чем суть обвинений, предъявленных руководству Агрохолдинга «Русское молоко», потому что за эти двенадцать лет писали всего много, а из статей в «Коммерсанте» порой понять эту суть за отдельными сухими цифрами или деталями невозможно.

О. Аксенова: Благодарю Вас за приглашение. Сама я помогала готовить материалы для адвокатов, выступавших на стороне защиты много лет, и дело знаю досконально. Подписку о неразглашении все участники следствия и судебного процесса не давали и могли говорить свободно. Мне известно и что сейчас происходит на судебном процессе в Рузском районом суде, так как также помогаю готовить документы для адвокатов. Обвиняемые, насколько мне известно, не возражают против публичного разъяснения дела, потому что считают себя невиновными. Тем более, что позиция следователей давно уже стала достоянием публики. Но Вы правы: начать, пожалуй, надо с самого начала. В чем суть обвинения? Понять это очень непросто, именно поэтому, наверное, дело и идет двенадцатый год. К тому же, за эти 12 лет трижды менялся следственный орган и следователь, а обвинение менялось раз десять.

Чтобы понять дело, надо сделать краткий экскурс в историю земельных отношений в Рузском районе Московской области последних десятилетий. В 1992 году 25 декабря вышло Постановление Главы Администрации Рузского района № 1418/23 о передаче всех земель сельхозпредприятий в собственность вновь образованным (в результате реорганизации совхозов) акционерным обществам и товариществам с ограниченной ответственностью. Были переданы земли совхозов «Раисино», «Аннинское», «Прогресс», «Имени Доватора», «Тучковский», «Октябрьский» (сегодня «Знаменский»), входящих ныне в Агрохолдинг «Русское молоко», а также хозяйств не входящих, например, «Сельская новь» и совхоз «Рузский», подсобное хозяйство «Дорохово». По совхозам «Космодемьянский», «Богородский» и колхозу «Путь Ленина» аналогичные Постановления вышли в 1993 и 1994 годах. В соответствии с этими Постановлениями, земля передавалась вновь образованным юридическим лицам-хозяйствам в собственность, и до сих пор эта земля так и находится в собственности юридических лиц, хотя за прошедшие 25 лет названия этих юридических лиц порой были изменены, или часть земли была продана. Так, например, сделали владельцы сельхозпредприятий «Рузский» или «Сельская новь» (сейчас называется «Лидино»). Все эти 25 лет юридические лица-хозяйства платили земельный налог с этой земли и большинство из них обрабатывало эту землю, за исключением, быть может, совхоза «Рузский», не входящего в Агрохолдинг «Русское молоко».

Но в 1995 году произошла некая нелепица. В большинстве хозяйств их членам были выданы свидетельства на земельные доли. Я подчеркиваю: не работникам бывших совхозов и их социальной сферы, а именно членам акционерных обществ и товариществ с ограниченной ответственностью, в том числе, и сельхозпредприятий «Сельская новь» и «Рузский». Из тех шести сельхозпредприятий, по которым ведется сейчас уголовное дело: «Прогресс», «Имени Доватора», «Раисино», «Тучковский», «Аннинский», «Космодемьянский», только в одном «Прогрессе» свидетельства не выдавались, потому что этому вполне целенаправленно воспротивился тогдашний руководитель хозяйства Вячеслав Мослаков. Он прямо заявил в своих показаниях по делу, что нельзя было повторно выдавать свидетельства на уже закрепленную в собственность юридических лиц-хозяйств землю. Другие же руководители сельхозпредприятий в то время не обратили на эту двойственность должного внимания. На саму хозяйственную деятельность сельхозпредприятий это никак не повлияло: как с 1992 по 1995 годы, так и после 1995 года, после выдачи этих «розовых» свидетельств на доли гражданам, землей по-прежнему владели, пользовались и распоряжались хозяйства. А те физические лица-акционеры этих хозяйств, которые хотели выделиться и стать фермерами, могли подать в соответствии с уставами акционерных обществ (или ТОО, или СПК) заявления, получить согласие Правления акционерного общества или собрания акционеров, затем пройти соответствующую комиссию при районной администрации и выделить для ведения фермерского хозяйства и землю, и какие-то части имущества сельхозпредприятия. За 10 лет, с 1993 по 2003 год, в Рузском районе именно так появилось около 200 фермеров, которые выделялись из всех сельхозпредприятий Рузского района. Хотя некоторым желающим и отказывали в этом выделении. Не все из тех, кто стал фермерами, действительно обрабатывали землю, но многие обрабатывали. И уж по крайней мере, все фермеры сами платили земельный налог и распоряжались своими земельными участками.

В 2002 году и в самом начале 2003 года все сельхозпредприятия Рузского района повторно оформили в Регистрационной Палате право собственности на принадлежащие им земельные участки (за вычетом земель, переданных фермерам, а также проданных и переданных за это время земельных участков), о чем по закону были внесены записи в Единый Государственный Реестр Прав на недвижимое имущество. Руководители сельхозпредприятий делали это без какого-либо участия руководства Агрохолдинга «Русское молоко». Агрохолдинг «Русское молоко» и инвестиционная компания ЗАО «Вашъ Финансовый Попечитель» начали скупать акции и доли в хозяйствах только в августе 2003 года. Тогда развернулась конкурентная борьба между компанией «Ваш финансовый попечитель», компанией ЗАО «Нерль» (ее еще иногда называют по имени ее партнеров «Русский банк развития» или ЧОП «Родон») и инвестиционной компанией «ЗНАК» и другими инвесторами. Исключение составило лишь сельхозпредприятие «Космодемьянский», скупка которого началась еще в марте 2003 года и происходила без конкуренции. Видимо, это сельскохозяйственное предприятие, расположенное далеко от центра района оказалось для инвесторов менее привлекательным, чем другие хозяйства.

Корр.: Можно немного подробней, кто конкретно и когда оформил землю в ЕГРП?

О. Аксенова: Земельную собственность в Едином Государственном Реестре прав за СПК «Аннинский» оформил его директор Николай Яковлевич Литовченко в феврале 2003 года. Претензий к нему по этому поводу никогда не было ни у следствия, ни у Прокуратуры.

В «Прогрессе» земля была оформлена в декабре 2002 года его руководителем Вячеславом Мослаковым, который прямо заявлял следователям на допросах, что он оформлял землю как собственность сельхозпредприятия ТОО «Прогресс» еще в 1992 году, а в 2002 году, когда предприятие было преобразовано в СПК «Прогресс-плюс», переоформил ее. Обвиняемым Вячеслав Мослаков в этом и раньше не был, и сейчас не является.

В АО «Тучковское» земли оформлял его руководитель Виталий Сургутский в 1992 году, а в 2002 году Евгений Степанов.

Земли в собственность СПК «Имени Доватора» оформил М. Шихмирзаев 4 января 2003 года, а еще в 1992 году оформлял в собственность АОЗТ «Имени Доватора»  В.С. Говорун.

В СПК «Раисино» оформлением земли занимался его руководитель Кулаков Иван Степанович, он оформил землю в марте 2003 года.

В «Знаменском» (ранее «Октябрьский») оформлял землю в 2003 году тогдашний руководитель А.В. Журавлев.

А в «Космодемьянском» в мае 2003 года оформил Вячеслав Щербаков, по этому эпизоду к нему единственному есть претензии у следствия. Точнее, были — два месяца назад Вячеслав Щербаков отошел в мир иной.

В сельхозпредприятии «Сельская новь» оформлением земли в ЕГРП занимался руководитель этого предприятия Александр Кавецкий, а в ЗАО «Рузский» — директор Анатолий Вдовенко.

Надо сказать, что из всего этого списка ни к кому, кроме Вячеслава Щербакова, ни у следствия, ни у прокуратуры, ни у суда никогда претензий не было. А оформляли они землю в собственность хозяйств на основе практически одного и того же Постановления 1418/23 от 25 декабря 1992 года «О передаче земли в собственность хозяйствам». То есть и следствие, и прокуратура считали это оформление правильным. Хотя все тот же Н. Клюев писал заявления о привлечении директоров в качестве обвиняемых. То есть получается совершенно абсурдная картина: все сельхозпредприятия Рузского района владели на праве собственности землей, притом пользовались, распоряжались, платили земельный налог за эту землю до появления инвестиционной компании «Вашъ Финансовый Попечитель» и ЗАО «Нерль» в Рузском районе, до начала скупки сельхозпредприятий сторонними инвесторами в августе 2003 года, и это следствие сочло нормальным. А вот когда контрольные пакеты акций этих предприятий скупили инвесторы, когда часть этих предприятий вошла в Агрохолдинг «Русское молоко», то к руководству Агрохолдинга появились претензии, что якобы они похитили земельные паи у 298 крестьян. А все очень просто – земельных паев к 2003 году у этих 298 граждан не было и быть не могло. Поэтому и похитить то, чего у них не было, по закону нельзя!

Корр.: Скажите, пожалуйста, вот Вы делаете целый ряд серьезных утверждений о том, что земля была в собственности хозяйств еще до вхождения их в Агрохолдинг, но, возможно, это как-то опровергается материалами дела, или сами люди, которых следствие называет потерпевшими, предъявляют какие-то другие доказательства по этому вопросу?

О. Аксенова: В том-то и дело что нет, ничего подобного нет. В 450-ти томах уголовного дела, которое сейчас рассматривается в суде, есть целый ряд документов, которые не оспаривают ни потерпевшие, ни следствие, ни Прокуратура, которые со 100-процентной достоверностью устанавливают именно то, что я Вам сейчас сообщила. Есть Постановление номер 1418/23 от 25 декабря 1992 года, есть и Постановления об утверждении земельных балансов за каждый год, начиная с 1993 и вплоть до 2004 года, где четко указывается, что собственниками земельных участков являются именно юридические лица, сельхозпредприятия, а никак не граждане. По каждому хозяйству есть десятки постановлений руководителей Администрации района, причем разных: и Юлии Щербаковой, и Евгения Куприянова, и Олега Гладышева, которые распоряжались отдельными частями земельных участков (с согласия, естественно, правлений этих предприятий), передавая их либо под какое-то садоводческое товарищество, либо под увеличение границ населенных пунктов, либо просто продавая их. В отношении сельхозпредприятия «Раисино» есть вообще закон Московской области об обмене земель ТОО КСП «Раисино» на земли ЗАО «Чисмена» в размере примерно 200 гектаров, а также совместное Постановление Главы Администрации Московской области А. Тяжлова и Мэра Москвы Ю. Лужкова о резервировании земель, находящихся в собственности ТОО КСП «Раисино», в размере 600 гектаров под будущий «Сафари-парк».

Как Вы думаете, мог бы кто-то подделать закон Московской области, утвержденный, принятый депутатами и находящийся во всех федеральных юридических базах данных?

Корр.: Нет, конечно.

О. Аксенова: Я тоже думаю, что нет. Эти многочисленные факты неопровержимо свидетельствуют, что земля была в собственности именно сельхозпредприятий еще до августа 2003 года.

С другой стороны, я понимаю и чувства тех граждан, которые имели на руках так называемые «розовые» свидетельства на свои земельные доли и, видимо, предполагали, что эти свидетельства они когда-то могут превратить в землю. Да, у нас в России приватизация шла не всегда правильным образом. Да, «розовые» свидетельства выданы были ошибочно. Кто виноват в этом, не мне судить, но совершенно ясно, что, если земля первоначально была передана хозяйствам, то как минимум, выдавая новые свидетельства на земельные доли гражданам, нужно было по закону забрать землю у хозяйств (если они, конечно, отдали бы ее), а этого сделано не было. Между прочим, и сами граждане имели достаточно времени в течение шести лет с 1995 по 2001 год (год вступления в силу нового земельного кодекса), и если они считали необходимым выделить свои земельные паи под фермерские хозяйства и были способны их обрабатывать, они вполне могли это сделать, как сделали некоторые их односельчане. Однако никто из якобы потерпевших этого не сделал, за исключением одного фермера из «Доватора», попавшего в «потерпевшие» по явной двойной ошибке. Более того, никто из них не оспорил владение землей хозяйствами, пропустив все сроки исковой давности уже тогда, к 2003 году.

Корр.: Например, граждане могли не знать, не догадываться, что земля принадлежит хозяйствам.

О. Аксенова: Интересно, они что, жили с завязанными глазами? Не видели, кто обрабатывает землю, кто собирает урожай? Они не знали, что существует земельный налог и его надо платить? Более того, сделки по отчуждению земли для расширения границ населенных пунктов или под садоводческие товарищества, или, как в ТОО КСП «Раисино», под разработку песчаных карьеров, утверждали, как правило, Правления хозяйств. Да и сами граждане могли видеть своими глазами, как изменяются границы земельных участков. АО «Тучковский» в 1990-х годах сдало в аренду дачникам более тысячи участков (по 12-20 соток), расположенных около десяти деревень. То есть именно акционерное общество распорядилось землей, своей землей. Об этом, естественно, знали все жители этих деревень, в том числе бывшие работники совхоза «Тучковский». В деревне ничего утаить нельзя. Еще пример: тот же Вячеслав Мослаков еще в 2002 и в первой половине 2003 года продал целый ряд земельных участков сторонним лицам: компании «Филдинг» и ряду физических лиц. Об этом знало все правление «Прогресса» и тайны особо из этого не делало. Правление «Аннинского» утвердило сделки по продаже 60 гектаров земель «Автогрилю» и 8 гектаров  тому же «Филдингу» в первой половине 2003 года. Все было оформлено, согласовано с Администрацией Рузского района, никто ничего не скрывал. Эти сделки регистрировались и в центральном отделении Московской областной регистрационной палаты и в Рузском отделении и вносились в ЕГРП, никаких претензий ни у кого к сделкам не было и до сих пор нет. Я повторяю, что все эти сделки с землей происходили до августа 2003 года, когда в районе началась скупка акций и долей у граждан в этих хозяйствах инвестиционными компаниями.

Корр.:  Скажите, пожалуйста, а что произошло, почему возник такой временной рубеж? Почему люди, которых следствие считает потерпевшими, предъявляют претензии именно к тем сделкам, которые совершались после августа 2003 года, а не к более ранним, о которых Вы рассказали?

О. Аксенова: Вы знаете, мне трудно судить, почему это произошло. В одном из своих выступлений Президент России Владимир Путин говорил, что порой уголовные дела заводят для того, чтобы оказать давление на собственника и заставить тем или иным путем отдать собственность. Скорее всего, как я предполагаю, граждане были намеренно введены в заблуждение следователями, такими как Д. Бардин и оперативник М. Саргсян, которые начинали это дело и вместе с Н. Клюевым внушали всем гражданам, что их обманули, что им должны были заплатить в среднем не 150 тысяч рублей (такая рыночная цена сложилась в большинстве хозяйств Рузского района, за исключением быть может «Старониколаевского» и «Космодемьянского»), а чуть ли не в 10 раз больше. В  2006 году Генеральная Прокуратура проводила проверку этих неправомерных действий Д. Бардина, М. Саргсяна и Н.Клюева. Следователь Прокуратуры Д.Н. Загороднев тогда в 2006 году установил, что они собирали в Покровском бывших работников совхоза «Раисино» и агитировали их писать под свою диктовку заявления о якобы нанесенном ущербе. Тогда, осенью 2006 года, Д. Бардин и М. Саргсян отделались, видимо, устным выговором. Однако, заявления гражданами уже были написаны и легли в дело. В реальности ни о каком ущербе, ни о каком занижении цены не может быть речи. Граждан никто не заставлял продавать свои права на землю, они сами в 2003 году выбирали, кому из конкурирующих компаний продать (или не продать) акции, доли, паи (свои права на землю). Напомню, что в результате дело о якобы «заниженной» цене четырех тысяч договоров купли-продажи было закрыто полтора года назад за отсутствием состава преступления, которого в действительности и не было.

Корр.:  Ходят слухи, что главный оперуполномоченный по делу Мушет Карапетович Саргсян получил срок 8 лет за мошенничество, а следователь Дмитрий Бардин попал в больницу с диагнозом «шизофрения». Что Вы можете сказать об этом?

О. Аксенова: Я об этом ничего не знаю, кроме того, что 99 процентов материалов дела создано еще с 2006 по 2012 год именно под их руководством, а 3 февраля 2012 года руководителем Второго следственного отдела Второго следственного управления ГСУ Следственного Комитета по Московской области А. Ю. Тимошиным Дмитрий Бардин был отстранен от ведения уголовного дела за «ряд грубых нарушений уголовно-процессуального законодательства и затягивание сроков следствия». Думаю, что решение А.Ю. Тимошина было справедливым и, по моему мнению, Д. Бардин вел следствие с грубыми нарушениями.

Корр.:  Скажите, пожалуйста, какие еще произошли изменения за последние годы с уголовным делом?

О. Аксенова: Самое главное изменение — это то, что по существу дело было еще в 2012 году разделено на два. Одно, в котором проходили якобы четыре тысячи потерпевших, было закрыто за отсутствием состава преступления и все обвинения с Василия Бойко-Великого и других обвиняемых были полностью сняты в феврале 2016 года. Что это означает? Это означает, что скупка, которая проводилась компанией ЗАО «Вашъ Финансовый Попечитель», АО «Русское молоко» и их конкурентами ЗАО «Нерль», ООО «Эко Руза» и другими, проводилась законно и все претензии к проведению этой скупки сняты.

В свое время, в конце 2011 года, это дело разбирал лично Александр Бастрыкин (руководитель Следственного Комитета России). Когда к нему обратились, с одной стороны, Василий Бойко-Великий, а с другой стороны, якобы потерпевшие Николай Клюев из «Доватора» и Михайлова из «Космодемьянского», Александр Николаевич подробно вник в дело, ему все подробно доложили его заместитель по Московской области и специально приглашенные проверяющие. И его резюме было примерно такое: раз граждане продавали добровольно свои права на землю (а этого, кстати, никто не опровергал), то никаких претензий к тем, кто покупал и полностью выплатил деньги в соответствии с договором быть не может. Неважно, что сейчас эти граждане вдруг решили, что продешевили, ведь тогда они добровольно согласились на такую цену. Это и подтвердило в конечном итоге следствие. Поэтому на сегодняшний день, например, полностью закрыто дело по сельхозпредприятию «Знаменское» (бывшее «Октябрьское») и подавляющее большинство претензий по остальным хозяйствам снято. Однако осталось так называемое «маленькое» дело №39109, по которому проходят как якобы потерпевшие более двухсот человек, почти все из которых никому свои права на землю не продавали, по крайней мере, на 2012 год, когда это дело было выделено из основного дела №248509. Два года назад это дело было завершено и передано в Рузский районный суд для рассмотрения и проведения судебного следствия.

Корр.:  Скажите, а почему все-таки так долго шло предварительное следствие: 9лет, с 2006 года по 2015 год?

О. Аксенова: Когда в феврале 2012 года следователь Д. Бардин руководством Следственного Комитета был отстранен от ведения дела, и буквально в течение нескольких месяцев дело было завершено другим следователем, Андреем Германовичем Вениаминовым. Но объем его был весьма велик, вместе с прилагаемыми материалами и обвинительным заключением объем дела превысил 400 томов, и для того, чтобы с ними ознакомиться, понадобилось достаточно много времени. Около года с делом знакомились якобы потерпевшие, в том числе небезызвестный Николай Клюев, который во многом специально затягивал дело. Возможно, Н. Клюеву нравится сам процесс, в котором он участвует, и его роль в нем. Срок ознакомления Н. Клюева был ограничен Рузским судом в июне 2013 года по ходатайству следователя А. Вениаминова. Потом на протяжении полутора лет с делом ознакомились десять обвиняемых и пятнадцать их адвокатов.

Корр.:  Скажите, а почему так долго идет судебный процесс?  

О. Аксенова: Вы знаете, могу опять повторить, что дело большое, более 400 томов, 10 обвиняемых, более двухсот якобы потерпевших. У обвиняемых, естественно, есть адвокаты, некоторые потерпевшие также наняли адвокатов. Каждый из участников судебного процесса, в том числе адвокаты, имеют право на заявление ходатайств. Собственно, на протяжении двух лет суд и занимается тем, что рассматривает ходатайства якобы потерпевших, обвиняемых и их адвокатов.

Наибольшие задержки произошли на самом первоначальном этапе. Один только Николай Клюев заявлял в 2015 и 2016 годах больше 10 ходатайств и заявлений. Именно в связи с его жалобами дело было отправлено на обжалование в Областной суд, что привело к задержке его рассмотрения более чем на полгода.

Но и предстоящее судебное следствие, с учетом объемов материалов и количества свидетелей, заявленных следствием и Прокуратурой, а их заявлено следствием более 2000 человек, будет идти не меньше, чем шло предварительное следствие. Ведь судебное следствие должно проверить все те доказательства, которое собирало как следствие, так и сторона защиты. То есть, если следствие шло с 2006 года по 2012 год (6 лет), то не меньше 6 лет будет идти и судебное следствие. Представьте себе, что суд обязан допросить всех 298 якобы потерпевших, всех более 2000 свидетелей и всех 10 обвиняемых по каждому из эпизодов, а эпизодов следователь Дмитрий Бардин нагородил несколько десятков. Шесть хозяйств, по каждому хозяйству несколько эпизодов, несколько разных статей.

Увы, два обвиняемых за все долгое время следствия уже умерли. Это руководитель сельхозпредприятия «Имени Доватора» Александр Башаев, и руководитель «Космодемьянского» Вячеслав Щербаков. Умерли также примерно около трети якобы потерпевших. Кстати, следователи, завершавшие дело, не разбираясь, включили в состав потерпевших людей, которые уже умерли к моменту окончания следствия.  Увы, этот процесс идет и сегодня, и, по моему мнению, перспектив дело не имеет.

Корр.:  Почему это Вы так уверены в этом?

О. Аксенова: Прежде всего, потому, что собственность на землю была четко закреплена за хозяйствами и в 1992 году, и повторно в 2002-2003 годах. Украсть, похитить эту собственность у граждан обвиняемые никак не могли, потому что она еще до их появления в управлении хозяйств была передана этим хозяйствам и передана по закону. В двух хозяйствах, в «Раисино» и «Космодемьянском», даже сохранились сотни собственноручно написанных заявлений акционеров этих предприятий с формулировкой: «Прошу принять меня в акционерное общество (или ТОО) с вкладом моего земельного и имущественного пая в Уставной фонд предприятия». Сохранились Уставы этих акционерных обществ, в которых указано, что бывшие работники совхозов вкладывают свои земельные и имущественные паи в акционерные общества и товарищества с ограниченной ответственностью. В постановлениях районной Администрации, регистрирующих эти акционерные общества в 1992 году, указывалось, что за ними закреплена земля.  Наличие двойных свидетельств не есть повод выносить обвинительный приговор, потому что в соответствии с Законом о регистрации прав на недвижимость, единственным основанием зарегистрированного права собственности на землю является запись в ЕГРП, а такие записи были у хозяйств еще до начала скупки акций этих предприятий инвестиционной компанией ЗАО «Вашъ Финансовый Попечитель» и Агрохолдингом ОАО «Русское молоко», руководству которых предъявлены обвинения в якобы имеющемся хищении земельных паев у 298 граждан в процессе передачи этой земли от одних предприятий, контролируемых инвесторами, другим их дочерним предприятиям.

Так, например, 3,5 тысячи гектаров, находившихся в августе 2003 года в собственности у СПК «Аннинский» и зарегистрированных в ЕГРП, были внесены в Уставной капитал дочернего предприятия ЗАО «Земельная компания «Аннинское» по решению общего собрания участников, что тоже было зарегистрировано в ЕГРП в апреле 2004 года. Именно эту совершенно законную со всех точек зрения сделку следствие называет якобы имевшем место хищением обвиняемыми 33 земельных паев (общая площадь всего 165 гектар) у 33 бывших работников совхоза «Аннинский», имевших «розовые» свидетельства на паи. При этом претензий к первоначальной регистрации в собственность в ЕГРП этих 3,5 тысяч гектаров земли за СПК «Аннинский» в феврале 2003 года и в декабре 1992 года у следствия и Прокуратуры нет. Абсурд! Ведь единственным доказательством  права собственности на землю является по закону запись в ЕГРП. И поэтому обвиняемые не виновны в хищении земли. Нет события преступления!

Аналогичная история и по другим хозяйствам: «Раисино», «Тучковский», «Прогресс». Хотя в «Прогрессе» даже «розовые» свидетельства на паи бывшим работникам совхоза не выдавали. Небольшие отличия есть по сельхозпредприятиям «Имени Доватора» и «Космодемьянский». По «Доватора» якобы имевшем место хищением 41 земельного пая (общая площадь 168 гектаров) у бывших работников совхоза названа операция по перерегистрации в ЕГРП земельного участка в 3,5 тысячи гектаров с СПК «Имени Доватора» на ЗАО «Имени Доватора» в связи с изменением организационно-правовой формы этого предприятия. Тоже абсурд! Внесли запись в ЕГРП об изменении организационно-правовой формы по закону, а это следствие пытается выдать за хищение земельных паев у граждан.

При этом никаких претензий к проведению общих собраний участников хозяйств, принимавших вышеуказанные решения, нет, все происходило по закону.

Это в свое время подтвердил Пленум Верховного суда России (27 декабря 2007 года № 51, п. 4), который указал, что при хищении недвижимости (например, земли) преступление считается оконченным при государственной регистрации права (внесении регистрационной записи в ЕГРП). То есть, если на секунду допустить, что в начале 2002 года действительно у граждан были земельные доли, то похищение этих долей закончилось еще до того, как появились в этих хозяйствах инвесторы, в том числе и мой подзащитный, а виновными должны быть М. Шихмирзаев, И. Кулаков, Е. Степанов, В. Мослаков и Н. Литовченко. Но следствие их в этом не обвиняет. И они, конечно же, и не виноваты в этом (потому что с 1992 года земля принадлежала не крестьянам, а хозяйствам). Таким образом не виновны и обвиняемые по делу № 39109 по этим пяти хозяйствам.

Что касается «Космодемьянского», то здесь обвинение в якобы имевшем место хищении 151 пая (общей площадью 619 гектаров) строится на процедуре первоначальной регистрации земельного участка в 5 тысяч гектаров в ЕГРП в мае 2003 года. Хочу обратить внимание, что во всех остальных хозяйствах у следователей к подобной операции претензий нет. А в «Космодемьянском» есть! Опять абсурд! Ведь основана регистрация на Постановлениях Главы Администрации Рузского района от 1993 и 1994 годов, где прямо сказано, что земля (общая площадь 5 тысяч гектаров) передается в собственность хозяйствам. Насколько мне известно, когда обвиняемые и их адвокаты принесли следователю Киржаеву в феврале 2015 года несколько сотен заявлений бывших работников совхоза «Космодемьянский» и «Раисино», написанных в декабре 1992 года, с просьбой принять их в акционерное общество «Космодемьянский» с их имущественным и земельным паем в качестве вклада в Уставный капитал, он был весьма и весьма удивлен. Человек, как говорят, он верующий и, видимо, понял, что обвинительное заключение, мягко говоря, неточно, что земля законно принадлежит сельхозпредприятию «Космодемьянский», «Раисино» и другим. Но поезд уже уходил, он обязан был заранее составленное обвинительное заключение передать в Прокуратуру.

Есть и еще одно основание, по которому суд, с моей точки зрения, будет просто обязан вынести оправдательный приговор.

Корр.:  Почему вы так уверены?

О. Аксенова: В соответствии с 90-й статьей УПК. Судебные споры за землю начались не с началом следственных действий в 2006 году и уж тем более не с передачей уголовного дела в Рузский районный суд в 2015 году. Они начались еще в 2003-2004 годах. Прошел целый ряд судов в Рузском районном суде, Арбитражном суде Московской области. Одним из первых дел в 2004 году было дело Угольковой из сельхозпредприятия «Имени Доватора», которая не так давно умерла. Уголькову на суде представлял все тот же Клюев. Так вот, это дело дошло до Верховного суда России и в нем четко установлено, что земля совершенно законным образом была передана в 1992 году сельхозпредприятию «Имени Доватора», а его акционеры имеют право на акции, но не на земельные доли и уж тем более не на земельные участки в том месте, где им захочется. Дело это не оспорено (в том числе ни следствием, ни Прокуратурой), вступило в законную силу и имеет преюдициальное значение, то есть Рузский районный суд даже по уголовному делу не вправе отменить решение Верховного суда России, не вправе переоценивать и отменять вступившие в законную силу решения других судов, установивших законность владения землей сельхозпредприятием с 1992 года, а должен рассматривать это как данность. Такие же решения судов есть и в отношении других хозяйств, и они играют принципиальную роль, поэтому тот же Николай Клюев из «Доватора» никаким потерпевшим не является.

Корр.: Но, ведь уголовный процесс отличается от гражданского суда?

О. Аксенова: Да, отличается. Но преюдиция все равно действует. А в нашем уголовном деле в основу положен как раз спор о гражданско-правовых отношениях, связанный с наличием двойных свидетельств на землю, и поэтому так важна преюдиция гражданских и арбитражных судов. Важно и то, что в 2010-2011 годах и Рузский районный, и Московский областной суды вынесли приговор в отношении Д. Сотова, В. Мудрагеля, А. Вдовенко и других по хищению акций сельхозпредприятия ЗАО «Рузский», и в этом приговоре указано, что земля принадлежит хозяйству, а не акционерам. А ведь ЗАО «Рузский» получил эту землю по тому же самому постановлению № 1418/23 от 25 декабря 1992 года, как и другие сельхозпредприятия Рузского района (кроме «Космодемьянского»), и его акционерам точно так же в 1995 году ошибочно выдали «индивидуальные розовые» свидетельства. Вопрос о том, кому принадлежит земля, был принципиальным для этого уголовного дела, поскольку если бы земля принадлежала не ЗАО «Рузскому», а бывшим работникам совхоза «Рузский», его акции ничего бы не стоили (коров и техники в ЗАО «Рузский» нет с 2001 года). Соответственно, в этом случае акционеры не понесли бы никакого ущерба от похищения у них акций. Интересно, что вел это дело и передавал в Рузский суд все тот же следователь Д. Бардин. Удивительная непоследовательность: по делу  Сотова и Мудрагеля вышеупомянутое Постановление от 1992 года о передаче земли хозяйствам действует, а по аналогичному нашему делу это же Постановление якобы не действует.

Корр.: Из газет мне известно, что следователи строят свою позицию на якобы имевшихся поддельных протоколах заседания правления в каждом хозяйстве, связанным с вкладом в уставной капитал земельных паев. Как это соотносится с тем, что Вы только что сказали?

О. Аксенова: Благодарю, хороший вопрос. Эти протоколы вообще отдельная тема, не имеющая прямого отношения к существу уголовного дела. К регистрации земель в собственность хозяйств (а именно это является ключевым вопросом дела) протоколы отношения не имели, они не являются ни правоустанавливающими, ни учредительными документами. Протоколы, датируемые 1992 годом, не подавались в Регистрационную палату и никак не учитывались при регистрации земель ни в 1992, ни в 2002, ни в 2003 или 2004 годах.  Повторюсь: регистрационные действия по передаче земель в собственность хозяйствам осуществлялись в 1992 году на основе Постановления Главы администрации Рузского района Юлии Щербаковой 1417/23 от 25 декабря 1992 года и Свидетельств на право собственности на землю от декабря 1992 года, в подлинности которых никто не сомневается. На основе этих же Постановления и Свидетельств собственность на землю регистрировалась в 2002 и 2003 годах. Но даже если рассмотреть вопрос о подлинности протоколов отдельно, то должны быть доказательства подделки их, должны быть проведены почерковедческие экспертизы, а их нет. Единственная проведенная почерковедческая экспертиза подписи Вячеслава Щербакова под Протоколом в «Космодемьянском» показала, что подпись подлинная, что было подтверждено также показаниями секретаря хозяйства, которая тоже подписала протокол. Все многочисленные гражданские споры по искам якобы потерпевших в 2003-2004 годах и после 2007 года, подтвердившие законность владения землей хозяйствами, не имели этих сомнительных для следствия протоколов в качестве доказательств. Протоколы, в которых следствие сомневается, были предъявлены при спорах в некоторых судах в 2005 и 2006 годах, но на решения этих судов не повлияли: решения выносились на основе Уставов предприятий, на основе упомянутых мною Постановлений главы администрации и на собственноручных заявлениях граждан. Кроме того, если уж быть совсем точными, статья 303 вообще может быть вменена только лично к тем гражданам, которые предоставляли в суды поддельные документы (естественно, относительно которых подделка доказана). Никто из обвиняемых в нашем деле этих документов в суды не предоставлял, это подтверждается материалами дела.

Корр.:  Скажите, пожалуйста, если все дело было в следователе Д.Бардине, а сегодня он по слухам находится в психиатрической больнице, а его подельник М.Саргсян уволен со службы, то почему дело нельзя просто закрыть за отсутствием состава преступления?

О. Аксенова: Все дело в том, что в деле в последние годы наблюдается некая инерция. Раз дело передано в суд, следствие уже не может на это как-то влиять, а суд должен рассматривать это дело. Но между прочим, хотелось бы напомнить, что дело по якобы имевшему место хищению земли в Одинцовском районе против владельца известной сети магазинов обуви «Терволина» В. Степанова, которое также вел Д. Бардин, а завершал так же А. Вениаминов, закончилось оправдательным приговором в Одинцовском суде. Этот оправдательный приговор был подтвержден и Областным и Верховным судами.

Корр.:  Ну и все-таки на минуточку представим себе, что Ваши надежды не оправдались и суд все-таки вынесет обвинительный приговор, что ждет якобы потерпевших?

О. Аксенова: Да ничего особенного их не ждет. Формально объем их возможных претензий не превышает 1200 гектаров, но, во-первых, значительная часть из них в последние годы уже продала акции, доли, паи, все свои права на землю Агрохолдингу, и естественно, судом потерпевшими признаны точно не будут. Во-вторых, часть людей попала в потерпевшие по ошибке (они еще будучи фермерами получили свою землю или продали свои права на нее). В-третьих, часть из потерпевших умерли, а наследники в наследство не вступили или отсутствуют и поэтому тоже, соответственно, ничего не получат. Что касается остальных, о которых Вы говорите, то, во-первых, я уверена, что обвинительного приговора все-равно не будет, а дело будет закрыто по сроку давности, либо за отсутствием состава преступления, а во-вторых, даже если допустить обвинительный приговор, уголовный суд в любом случае не будет рассматривать гражданские иски и их нужно будет подавать отдельно.

Корр.:  Так вот давайте на сегодняшний день оценим сколько же стоят земельные паи, на которые претендуют потерпевшие.

О. Аксенова: Это очень несложно оценить. Только оценивать надо не земельные участки, отмежёванные в точных границах, да еще где-нибудь в хорошем месте, а стоимость земельной доли. В материалах дела есть сведения о том, сколько платили в 2003 году в разных хозяйствах Рузского района разным инвесторам-покупателям за пакет акций, долей, паев, т.е. за право на землю. От хозяйства к хозяйству эта сумма разная. Например, в «Космодемьянском», как я уже говорила, в 2003 году она составляла 12,5 тысяч рублей, в 2004 году — 72 тысячи рублей. В «Раисино» — от 100 тысяч рублей до 150 тысяч рублей. Среднее от этого и будет рыночной стоимостью земельной доли на 2003 год. На эти суммы в исключительном случае и могут рассчитывать якобы потерпевшие. Да и сегодня земля сельскохозяйственного назначения стоит недорого. Цена определяется спросом, а покупателей, по сути, нет. Сельское хозяйство на грани убыточности, а коттеджи строить перестали. Собственно, и коттеджи на ней строить нельзя, пока это земля сельхозназначения.

Корр.:  Как же так, ведь в «Космодемьянском» в отношении признанных потерпевшими было указано, что им был нанесен ущерб в 500 тысяч рублей?

О. Аксенова: Это придумал следователь Дмитрий Бардин. Давайте посмотрим: в том же «Космодемьянском» цена покупки пая была 12,5 тысяч рублей и это было признано законным, обоснованным и правильным по делу № 248509. Да, потом по просьбе Администрации района инвестор (компания «Вашъ Финансовый Попечитель») исключительно по своей доброй воле поднял цену до 52 тысяч рублей, но никаких претензий к этой цене у правоохранительных органов на сегодняшний день нет. Значит, цена рыночная, нормальная. Вот эта рыночная цена и будет ожидать тех, кто считает себя потерпевшими, если вдруг, как Вы на секунду предположили, приговор станет обвинительным.

Корр.:  Скажите, пожалуйста, насколько мне известно, как сообщила газета «Коммерсантъ», ряд обвиняемых подали ходатайство о прекращении дела за сроком давности. Если все так уверены в своей правоте, почему они ссылаются на срок давности?

О. Аксенова: Это связано, видимо, с тем, что само дело идет уже 12 лет и обвиняемые просто устали объяснять очевидное и хотят просто спокойно жить, а не ходить в суд или на следствие как на работу. Все обвиняемые, которые заявили ходатайства о прекращении уголовного преследования по срокам давности, заявили о своей невиновности, о своей уверенности в том, что если суд будет продолжаться, то эта невиновность будет установлена судом, однако они не хотят доказывать еще раз на протяжении 6 лет, что они не верблюды. Им, их друзьям и знакомым это и так очевидно. Поэтому для сокращения сроков судебного процесса и были поданы эти ходатайства.

Корр.:  Скажите, а действительно все сроки давности прошли?

О. Аксенова: Я думаю они прошли еще в 2003 году. Что касается формальной стороны дела, то все верно, по тем обвинениям, которые предъявлены следствием обвиняемым, сроки по всем статьям, кроме одной, уже прошли, часть из них прошла еще до передачи дела в суд в 2015 году. Срок давности по одному из последних эпизодов наступил в мае этого 2017 года. Поэтому по шести из десяти обвиняемых уже прекращено уголовное преследование, а другие, насколько мне известно, подают или намерены подать в ближайшее время такие же аналогичные ходатайства.

Корр.:  Но ведь есть еще одна статья – 210 (Организация преступного сообщества). Как быть с ней?  

О. Аксенова: В деле нет никаких доказательств создания сообщества и его функционирования. По моему мнению, эту статью следствие применило исключительно для того, чтобы продлить срок давности, который уже тогда истекал по остальным статьям. Но и ст. 210 тоже имеет срок давности и наступит он в любом случае раньше, чем закончится судебный процесс, если он будет продолжаться. Самое главное, что эта статья в нашем случае «пустая», так как отсутствует преступная деятельность. Если нет хищения (ст. 159) и легализации (ст. 174), то не может быть и ст. 210. Все эти статьи «уходят» и за отсутствием событий преступления, и по срокам давности. Тоже самое касается и 303 статьи.

Странно и даже смешно объявлять преступным сообществом руководителей сельхозпредприятий, орденоносцев, поднимавших целину, за то, что они продолжают растить корма, зерно, кукурузу, содержат скот на земле, принадлежащей хозяйствам, и обеспечивают наш народ замечательными «Рузскими молочными продуктами», которые с удовольствием пьют и Президент, и Премьер-министр, и сотни тысяч простых людей. 

Корр.:  Спасибо за очень интересную беседу. Будем дальше следить за развитием событий.

 

Просмотров: 811

Поддержите культурно-просветительный сайт.




Комментарии пользователей




Похожие новости

18.11.2017 15:21

На Архиерейском Соборе рассмотрят вопрос «екатеринбургских останков»

18.11.2017 10:57

На праздник Покрова Пресвятой Богородицы на Афоне в Свято-Пантелеимоновом монастыре воспоминаются чудесные явления Бо...

18.11.2017 10:40

Борьба главы Минобрнауки Ольги Васильевой с «пятой колонной» в самом министерстве продолжается

18.11.2017 10:25

О возвращении Белой Руси в Православие

18.11.2017 10:10

Положено начало построению юридической базы для воцарения антихриста

17.11.2017 22:27

К 100-летию со дня избрания Патриарха Тихона на престол

17.11.2017 22:14

Сегодня день памяти митрополита Киевского и Галицкого Флавиана (Городецкого)

17.11.2017 10:45

О канонизации "де-факто" и "де-юре"

17.11.2017 10:28

Еретики всех стран, объединяйтесь...

7523-й год от сотворения мира
2014-й год от Рождества Христова