Московскiя Въдомости
16+
<p>Нужно ли рассказывать лишний раз историю чудесного спасения из украинского плена Юрия Юрченко – поэта, драматурга, актера, живущего вот уже четверть века во Франции, но приехавшего после одесской Хатыни в Славянск и ставшего первым военкором ополчения?</p>

Русоненавистничество. Из разговора с Юрием Юрченко

12 Ноября 2014, 14:27 # / Новости / Русский мир / В России / 17375.html

Нужно ли рассказывать лишний раз историю чудесного спасения из украинского плена Юрия Юрченко – поэта, драматурга, актера, живущего вот уже четверть века во Франции, но приехавшего после одесской Хатыни в Славянск и ставшего первым военкором ополчения?

О ней уже писали, рассказывали по ТВ; кто не в курсе – может воспользоваться интернетом. Скажу только, что это спасение было поистине чудом – «шансов не было ни одного», сказал мне по телефону Юрий. Через пару дней мы встретились в его больничной палате: сломанная украинскими вояками в двух местах нога нуждалась в двух же операциях.

Проговорили часа три. Этот записываемый на диктофон разговор начался с самой болезненной для нас обоих темы – отношения к происходящему «творческой интеллигенции» и в частности – наших теперь уже бывших друзей. Первая, кто мне вспомнился, это Ольга Седакова, православная поэтесса, писавшая о «свете Майдана», где «беркутят» уже избивали цепями, прежде чем начали расстреливать и сжигать заживо с молчаливого одобрения «мировой общественности». Недопустимыми считалась лишь попытка самообороны преданной Януковичем полиции.

– Они говорят, что, мол, в декабре Беркут бил студентов. Били – и правильно делали. Случись что-то такое во Франции или где-нибудь в Голландии, там бы гораздо более жестко обошлись. Я видел, как это происходит во Франции. Это полиция – нравится или не нравится, это представитель власти, полицию бить нельзя. Меняй полицию, переизбирай президента, меняй власть, но нормальными конституционными способами. Так что реакция на ту ситуацию была вполне адекватная и – невинная по сравнению с тем, что сделали бы с ними в Европе. Поэтому в декабрьской истории нет оправдания тому, что случилось в январе-феврале. А что касается наших либералов – мы удивляемся, я тоже долго удивлялся, как же они не могут видеть – они не видят, потому что не хотят видеть. Я вдруг открыл там такое русоненавистничество… Они сразу готовы поверить во что угодно, лишь бы было против России. Любой будет союзником, кто будет против России. Но для России, в каком-то смысле Майдан – оздоровительная история, потому что мы увидели, к чему могут привести наши Болотные: ну, стукнул, подумаешь, милиционера – нельзя стукать милиционера. Он может быть мерзавцем – значит, докажи, что он мерзавец, поймай его, суди его, доказывай, убирай, но он – представитель власти. Ты стукнул его палочкой – всё, это может закончиться таким развалом страны, как мы видим сейчас на Украине. Нельзя решать свои проблемы со своим президентом с помощью любых людей, непонятно откуда – и Ярош хорош, и Обама – ты живешь тут, ты не знаешь, что такое президент Обама, а он для тебя автоматически хороший, а твой президент плохой. Это как во время Отечественной войны – уж какие могли быть претензии к Сталину, но если ты решил свои счеты со Сталиным сводить с помощью армии Третьего рейха – прости, ты становишься предателем. А счета у людей были огромные – и отсидки, и родственники все сидели, но была война, Родина была в опасности, и сначала нужно ее защитить, а потом разбираться со всем этим.

– Что самое поразительное: они заявляют, что нацизма на Украине нет, хотя та же символика, появившаяся еще на Майдане, на желтых нарукавных повязках, а сейчас на шевроне батальона «Азов» говорит сама за себя: руна «вольфсфангель» – «волчий крюк» – первоначальная эмблема НСДАП, а после – 2-й танковой дивизии СС «Рейх»…

– Ну где вы видите тут фашизм, ну где, – спрашивает какая-нибудь известная актриса – ну, приезжайте к нам, говорите по-русски, кто же вам помешает? Такие все невинные… Но, ребята, когда вдруг и символика, о которой ты говоришь, и все совпадает, приходит к власти партия «Свобода», которая запрещена во многих странах как фашистская партия, проекты законов тут же – глупых, агрессивных… Сами же они оттолкнули тот же Крым от себя. Ведь Янукович, пусть он и мерзавец, но по сравнению с тем, что сейчас, он – Робин Гуд. При нем и мысли не было о том, что можно Крым потерять, об этом никто и не заговаривал. Пришли эти – и тут же все развалилось.

– Можно вспомнить, что сразу же начались погромы, избиения тех же крымчан, когда остановили их автобусы…

– Да там много чего было. Отменяется 9 мая как праздник победы и назначается день скорби вместо него, проводятся демонстрации в память о дивизии «Галичина», за награды за Отечественную войну ветеран может быть избитым на улице, а героями Украины делают бандеровцев и прочих – это что? Конечно, кон-кретный фашизм. А я, когда меня спрашивали в плену, где ты видел фашистов, так и говорил: вот, ребята, то, что вы делаете, оглянитесь – это самый настоящий фашизм.

– А когда возникло решение поехать на Донбасс?

– Как бы я от себя ни отталкивал эту мысль, я понял, что после Одессы это уже неизбежно. Вот ты говоришь, почему же она такая слепая, наша интеллигенция либеральная. Не слепая – зрячая, но не хотящая видеть принципиально. Однако Одесса прекрасно ведь все показала. И наши ребята одесские – Боря Херсонский и другие – я им писал, ребята, эти коктейли Молотова в Доме профсоюзов – вы их тоже готовили. Вы говорили, там же приднестровцы и русские – ну, жалко, конечно, но они этого сами хотели. Так вот, в тот момент, когда вы решили, что нестрашно, чтобы приднестровцев и русских жгли – а там оказалось, все были одесситы и из Одесской области, пожилые, дети – вот вы допуском того, что приднестровцев жечь можно и это нормально, вы этим уже допустили это, вы разрешили это. Вы были рядом, вы могли выйти, но вы говорили, ну да, там происходит что-то страшное, но они хотели и получили трендюлей – так они это называли. Вот это страшно. Ты же поэт. Потом, нам, может быть, трудно понять, кто и что, но вы рядом, вам пре-красно видно, что происходит, надо только открыть глаза, вы знаете, кто есть кто. А эти рассказы о том, что одесская милиция была куплена Путиным, что это Путин все устроил…

– Как раз после Одессы сын одного известного эмигранта – православного литературоведа и культуролога – сам православный, но – «либерал», написал мне в ЖЖ из Парижа, что пожар в Доме профсоюзов устроила ФСБ.

– А наш однокурсник Бары Гайнутдинов, теперь он Боря Головин, живущий в Новой Зеландии? Я сижу в Славянске, а он мне из Новой Зеландии рассказывает, что там, в Славянске, происходит. Пишет: этим ополченцам не дают покоя хрустящие новенькие доллары. А я там три месяца ни доллара, ни гривны – ничего не видел. Я ему говорю: не клевещи на павших, люди приходят безымянные, совершают подвиги как в Великую Отечественную войну, погибают – молодые, девушки, пацаны – погибают, прикрывая, спасая других, а ты там – деньги, еще что-то. Ты сиди уже там в своей Новой Зеландии. А когда я попал в плен, когда те, кто даже меня не знал, кинулись спасать, помогать, даже те, с кем у меня были конфликты, Боря говорит: ничего, полезно ему, пусть посидит в тюрьме. Это же мерзость просто. Поэт… Им оттуда из Парижа, из Новой Зеландии, из Амстердама видней. Я фосфорные бомбы устал выковыривать и отправлять на экспертизу в Семеновке и в Славянске, а они мне рассказывают, какие невинные ребята эти и какие преступники те. А я детские трупы в морг отвожу.

– Мне кажется, эта слепота – духовного свойства, она иррациональна, необъяснима как беснование…

– Вот ты сказал про Седакову. В «Апокрифе» как-то у Вити Ерофеева компания была – Седакова, Толоконникова (!), Конеген Света – и мы там говорили о Пригове. Они ему пели дифирамбы, они собрались, чтобы спеть гимн Пригову и дошло до меня, я был последний: Юра, а что ты? Я говорю, Пригов и компания – это была гуманитарная катастрофа. Культурная. И посмотри: неслучайно, что тогда, когда Россия ослабла, они пришли и начали отметать те ценности: вся наша великая литература – это ничто, а вот – настоящие: Приговы, Рубинштейны. Они на меня как напали, Седакова и все остальные. Но смотри – именно ведь они сейчас все это поддерживают и кричат. Это все связано, да? Они отметают не конкретного писателя, Чехова, например, а всю нашу литературу и выставляют другие ценности. И вот это русоненавистничество… Вот самолет упал – им не нужно доказательств: это мы должны биться головой о стену, каяться. 

…Чудакова мне пишет: а вы были сами, видели, что там кого-то распяли? Я говорю: Мариэтта Омаровна, я не видел, но после Одессы… Вам дай еще девочку какую-нибудь, чтобы убедиться, что там фашисты? Тут они скрупулезными делаются: вы докажите, а здесь доказательств никаких не нужно: Боинг – его наши сбили. Это счастье для них, что можно пришить еще новое дело.

– Что еще было поразительно для меня, пожалуй, еще поразительней, чем этот кошмар в Доме профсоюзов, так это массовое глумление над невинно убиенными. Причем не только среди украинцев – «майские шашлычки» и так далее – но и среди нашей интеллигенции.

– Это мрак, да. Но в любом ужасе опять же надо искать что-то позитивное. Тут тоже есть что-то оздоровительное. Мы все же друзья по фейсбукам и контактам – жили-жили и вдруг все стали любить друг друга, у всех по тысяче друзей, все обнимаются, все лайкаются, и вдруг – шарах и друзья-то… Мы увидели, кто есть кто. Все милые, хорошие: милый Дима Быков, милый «вот новый поворот», а вот тебе – шарах и такой поворот. А нужно знать, кто рядом. Когда придет война (она уже идет, но не нашей территории пока, хотя и та территория – наша) хоть иллюзий не будет. Это не друзья. Те, кто долго жили с нами, с кем мы в общежитьях литинститутских и театральных из одних чашек хлебали, из одного стакана пили и вдруг – враги. И ненависти столько агрессии. Вы же, ребята, демократами называетесь, вы себя назвали совестью нации почему-то, так где же толерантность? Толерантности больше у тех, кого вы называете ватниками, они готовы разговаривать…

…Я никого не вычеркнул из френдов, но меня эти толерантные, с матом вы-рубают из френдов. Вырубят, а потом еще долго поносят, что такой подонок. А один сумасшедший отказался даже ехать на фестиваль в Тбилиси, куда меня из Франции приглашали раз пять-шесть. Пишет: я должен сказать, что на фестиваль я не смогу приехать, потому что это фестиваль, в котором принимал участие Юрий Юрченко, который сейчас в бандах террористических. Это наши поэты.

…Когда был Майдан, мы сидели – Саша Кабанов, Бахыт Кинжеев – в Ам-стердаме и им априори было понятно, что там рука Кремля. А я прилетел с Май-дана. Они там не были, но они мне рассказывали, что там происходит. Саша Ка-банов держался тогда нейтрально. Я его спросил: ты в этой истории за кого? Он: ну, я вообще за Украину, за то, чтобы на Украине все было хорошо. Сейчас вдруг читаю: когда я в плен попал – он писал: что делать, его взяли с оружием, он враг. Саша Кабанов. Там все: его же надо освобождать! В ответ: он был взят с оружием. Ему: подпиши, Саша. И Саша Кабанов – поэт, я ему стихи посвящал, он меня поздравлял с днем рождения – я подписать не могу, потому что он враг, он был взят с оружием. А там, если ты на переднем крае, у тебя должно быть оружие, мед-сестра ты или еще кто-то. Для самозащиты. Там нечего делать на переднем крае без оружия. Или тогда снимай в Донецке пресс-конференции. Он, мол, враг, я, мол, ему в Амстердаме пытался объяснить, где правда. Огорчает меня такое отношение. Кто-то агрессивно, кто-то дипломатично как Вероника Долина, например.

– А что Долина?

– Она в своем фейсбуке вроде терпит всех, но мне она по той же Одессе: ну, Юра, брат, ну, я тебя прошу, ну, не надо. А другая сторона несет что угодно и она сама поддает там жару: ну все-таки сколько вранья – это про наше телевиденье. А я скажу, что я это телевиденье вижу из Парижа, из Амстердама и в данной ситуации – при всем том, что много в чем можно упрекнуть наше телевиденье – оно самое объективное. Нет прессы объективной и независимой в принципе. И когда они начинают кричать, что он зомбированный, им отвечают: да бросьте, он живет 25 лет в Европе. Зомбированный (смеется) российским телевиденьем! Тогда они тут же переворачивают: а, в Европе, ну, тогда он ничего не может понимать.

После катастрофы 17-го года русская эмиграция долго разбиралась, как могло такое случиться, кто виноват в гибели России. Сегодня ответ на этот вопрос очевиден – те, кто заранее знают ответы на все вопросы и едины в своем ничем непоколебимом русоненавистничестве, как по-русски называет Юрченко то, что обычно именуют русофобией. Откуда она, эта ненависть, свойственная нашему «образованному обществу»?

Василий Розанов как-то заметил: у французов – прекрасная Франция, у немцев – старый добрый Фриц, и толь у нас – проклятая Россия. И может быть те, кто считает нас культурно недоразвитой нацией не так уж и неправы? Может, русоненавистничество нашей «элиты» – это болезнь роста, что-то вроде подросткового комплекса? В противном случае – это что-то вроде одержимости: ведь не случайно же Достоевский назвал свой роман о революционерах «Бесы». Бесы, входящие в свиней и увлекающие их с обрыва в воду. Но есть и другие примеры – из среды той же самой творческой интеллигенции.

 

– Вернемся к твоему решению. Одесса для очень многих и для меня тоже стала переломным моментом. Но для тебя она, как я понял, поставила последние точки над «и», после чего ты отправился в ополчение.

– Ну, конечно. Одесса ведь символическая история. Одесса для нас город не украинский и не русский – он сам по себе, отдельная республика, которую мы любили. Мало того – для меня это и родина, я же родился в Одессе. И как драматург я в Одессе начинал, в театре музкомедии – тогда он был лучший в Советском Союзе – шли два моих мюзикла. Для меня Одесса – это важно. И вдруг это все растоптано. И сейчас то, что поздравляли город с каким-то там юбилеем очередным – какой там веселый город, какие юморины? Всё. Настолько этот запах горящего тела на много лет все смазал…

…Это город-герой, да? Когда на 9 мая старики побоялись выйти, надев свои медали – всё, Одесса перестала существовать. И ведь именно в Одессе сейчас памятник Пушкину и Екатерине собираются сносить…

– Размалевывают в жовто-блакитные цвета памятник Пушкину…

– Кстати, о фашизме. Это же страшно – и мусорные баки в два цвета, мост – перила желто-синие, остановки все желто-синие. Я не мог все это видеть. Самолет – половина желтый, половина синий, дракон какой-то. Мне принесли сюда шарики – с ребрами разбитыми надо легкие разрабатывать – я увидел желто-синие шарики и меня чуть не вырвало. Уберите прочь. Они оставили там какие-то красные, зеленые. У меня аллергия на эти цвета. Я только вчера узнал про памятник Пушкину – это ведь тоже акт такой фашистский. Как и сжигание книг, свержение памятников, а они кричат: где вы видели фашистов? Ребята…

 

Гнусность одних и доблесть других, жертвующих собой за право русских говорить и жить по-русски, а быть русским, если вспомнить того же Достоевского – значит, быть православным. Ибо без православия, писал Федор Михайлович, русский человек – дрянь и проходимец. Сколько б он ни причислял себя к «совести нации» и «цвету интеллектуальной элиты».

Священник Константин Кравцов
Просмотров: 1508

Поддержите культурно-просветительный сайт.







Похожие новости

03.04.2015 15:36 <p>Власти самопровозглашенной Донецкой народной республики готовятся принять закон о статусе участника боевых действий.</p>

В ДНР будет принят закон о народном ополчении

31.03.2015 11:03 <p>ООН получила только 16 процентов от необходимых в 2015 году 316 миллионов долларов</p>

ООН прекратит раздачу продовольствия в республиках Новороссии из-за нехватки финансирования

15.03.2015 16:01 <p>По информации немецкого издания, основную их часть составляют переселенцы из СССР, но среди ополченцев есть и бывшие военнослужащие бундесвера.</p>

Die Welt: на стороне ополчения воюют около сотни немцев

11.02.2015 12:54 <p>Во время посещения Краматорска, президент Украины потребовал российские войска  прекратить огонь</p>

Порошенко вновь увидел российские войска на территории Украины

04.02.2015 16:54 <p>Штурмовик СУ-25, еще летом используемый против ополчения и населения ЛНР, теперь нанес удар по украинским силовикам</p>

Луганские ополченцы нанесли первый авиаудар по украинским военным

02.02.2015 19:24 <p>Представитель Министерства обороны Донецкой народной республики Владислав Бриг заявил, что армии Новороссии необходимо набрать 30 тысяч человек, чтобы удержать занятые ранее рубежи.</p>

Для удержания позиций армии Новороссии необходимо набрать 30 тысяч человек

28.01.2015 22:11 <p>Депутат Верховной рады Украины Юрий Луценко заявил, что украинские «киборги» из донецкого аэропорта нанесли ополчению огромные потери, убив множество жителей Западной Украины, примкнувших к защитникам Новороссии.</p>

Депутат Рады обещает разрушить дома жителей Западной Украины, поддерживающих Новороссию

27.01.2015 11:05 <p>Город частично остался без света</p>

Каратели продолжают обстрел Донецка

23.01.2015 12:41 <p>Потери украинских силовиков составляют 50 человек.</p>

За прошедшие сутки в Донбассе погибло 24 ополченца

7523-й год от сотворения мира
2014-й год от Рождества Христова