Московскiя Въдомости
16+
Путин нам помогает, а мы не умеем соизмерять свои амбиции с общими задачами...
Фото с Фото с fedpress.ru

Илья Пономарев: «Главная наша проблема — это мы сами..." (ЭКСКЛЮЗИВ) (ВИДЕО)

24 Июля 2012, 16:38 # / Новости / Политика / В России / 894.html

Как сделать протестное движение общероссийским и превратить его в команду единомышленников, в которой есть понятный людям штаб единых действий? На эти вопросы мы решили и затронуть с разговоре с депутатом Госдумы от "Справедливой России" Ильей Пономаревым. И разговор получился преинтереснейшим.

 

- Что происходит с протестным движением в России?

- Как говорится, знал бы прикуп — жил бы в Сочи! Но если серьезно, наступает болезненный, тяжелый этап перехода от партизанщины, городской герильи к упорядоченной армейской операции. В движении должны появиться определенные координирующие органы, люди, которые будут персонально отвечать за эффективность тех или иных действий. Условно, Иванов — за агитацию, Петров — за митинги, Сидоров — за регионы и т. д. Ответственность должна быть персонифицирована, тогда и лидерство появится, основанное не на амбициях, а на работе.

Необходима и общая программа действий. Оппозиции требуется объяснить широким слоям аполитичных граждан, что именно она хочет, какой она видит Россию в будущем, ради чего вообще все это происходит. Пока такого внятного объяснения не прозвучало. С людьми, которые считают, что это принципиально невозможно из-за разности взглядов протестующих, я не согласен. Существуют вещи, о которых действительно очень трудно промеж себя договориться, но есть и такие, что могут быть, если отсечь крайности, вполне разрешимы.

Болезненным процесс является потому, что, наверное, он приведет к отпаду носителей крайних точек зрения. Также роль людей, ассоциирующихся с 90-ми годами, носителей высокого антирейтинга должна резко снизиться, какими бы хорошими или плохими отношения между нами не были.

В конечном же итоге, наша задача — создать нормально работающую политическую систему, при которой все получат возможность объединяться в партии, участвовать в честных выборах, доносить свою позицию до людей. И в рамках этой системы все получат возможность донести свои взгляды и победить. Но сейчас важно, чтобы робкие ростки нового поколения политиков не были растоптаны государственной пропагандой и общественными предрассудками, чтобы не осложнять им и без того тяжелую задачу.

- Как сделать протестное движение более эффективным?

- Частично на данный вопрос ответил выше. Протест не должен превращаться в единую политическую партию. Это невозможно из-за разности взглядов. Но какое-то организованное движение сформироваться безусловно должно. Для этого обязательно нужно, чтобы возникла какая-то программа, были сформулированы общие ценности и единый план действий. На каком-то этапе будет формализовано и лидерство, уверен в этом, хотя сейчас это и преждевременно.

Главная наша проблема – мы сами. Путин нам помогает мобилизовывать поддержку, а мы не умеем соизмерять свои амбиции с общими задачами, зачастую пытаемся принимать решения через призму сиюминутного личного интереса. Дистанция от блогера до политика достаточно большая, и не все ее преодолеют, я думаю. Но без подобной внутренней ломки мы дальше не двинемся.

- Какая заработная плата у профессиональных революционеров? Куда обратиться для трудоустройства?

- У профессиональных революционеров зарплата отрицательная. Люди, что называется, платят за то, чтобы быть профессиональными революционерами. У меня, например, были периоды в жизни, когда я в прямом смысле слова был вынужден "бомбить" на машине для того, чтобы заработать какие-то деньги на политическую деятельность. Сейчас проще, но от политики в материальном плане все равно одни убытки.(Наш комментарий – почему-то все лезут в политику, почему, если там сплошные убытки?- И.С.)

- Какую ответственность и за что, в протестном движении, вы взяли на себя?

- По факту я занимаюсь работой с регионами. Согласно поручению оргкомитета, я занимаюсь региональными дискуссионными лагерями, а также автопробегом, который должен состояться в конце августа и в сентябре. Пытаюсь использовать свое региональное происхождение, свои связи для того, чтобы объяснять людям в регионах, что именно мы из себя представляем.

Что касается долгосрочной задачи, то я серьезно занимаюсь разработкой переходной программы оппозиции. Ее-то мы и будем обсуждать в лагерях, считаю это крайне важным. Особенно меня интересуют вопросы судебной системы, правоохранительных органов. Считаю, что их можно реформировать только извне. Сами себя отреформировать они не могут. Для этого занимаюсь изучением опыта разных стран, чтобы выработать детальный план действий после прихода к власти.

Пока же в оппозиционной среде слышно много прекрасных, но весьма общих слов. А вот понять, как практически сделать в стране работоспособные суд и полицию, которые бы пользовались доверием граждан – это, как говорил классик, архиважная задача!

- Вы понимаете, что провоцируете оранжевую революцию? Мало бед было с 90-х годов?

- Во-первых, я считаю, что вся тема оранжевых революций мифологизирована. Если апеллировать к конкретным событиям, например, к тем, что случились на Украине, то никакой революции там не было. У власти осталась также самая элита. Возвращение к власти Януковича это как раз доказывает. Одних людей оттащили от кормушки и заменили их на других, причем весьма ненадолго. Системных изменений не произошло.

Во-вторых, мифы и сказки про Госдеп и волосатую руку Запада — абсолютная ерунда. Никакими деньгами раскачать ситуацию в стране невозможно. Да, наверное, можно помочь сорганизоваться протестным силам. Однако отличие ситуации на Украине и в России заключается в том, что там Запад действительно был заинтересован в том, чтобы к власти в Киеве пришли антироссийские силы (хотя в целом я считаю, что роль Запада в украинских событиях была очень маленькая).

Напротив, в современной России существует самый что ни на есть прозападный режим. Такого не было со времен Лжедмитрия. Россия еще никогда не была столь крупным финансовым донором иностранных государств, никогда еще из нее так массово не вывозились богатства. Этот процесс "крышует" нынешний политический режим. Запад — последняя сила, которая заинтересована в его смене. Все понимают, что новая власть, когда получит рычаги управления страной, первое, что сделает, – резко сократит объем финансовой помощи западным странам и пресечет вывоз капитала. Во всяком случае, это я вижу своей важнейшей задачей после победы.

- Вы реально так думаете, как говорите, или это востребованная конъюнктурой Госдепа протестная активность, совмещенная с зарабатыванием денег и зарубежных грантов?

- Зарубежных грантов я никогда не получал, этот вопрос не ко мне. К иностранным государствам у меня отношение сугубо прагматичное. О моих убеждениях, подходе к жизни можно легко узнать, проследив за моей карьерой, начиная с 80-х годов. Взгляды, конечно, несколько менялись, но только с точки зрения инструментария, который я считал нужным использовать для достижения неизменного образа идеальной России. Когда-то считал, что нужно заниматься бизнесом, в отдельный момент времени связывал преобразования с командой "демократов", потом понял, что она ведет страну в тупик. Все мои действия в КПРФ, а затем в "Справедливой России" и в "Левом Фронте" также хорошо просматриваются.

Кстати, западные силы как раз поддерживали ельцинскую команду, т.е. наших противников. Именно они направили основные финансовые потоки на Запад. Путин является верным продолжателем тех принципов, которые были заложены в 90-х годах. Эта политика разграбления страны. Я стою на строго противоположных позициях. Это и есть мои убеждения. Я думаю, что меня трудно обвинить в том, что они носят конъюнктурный характер.

- Почему белоленточная часть несистемной оппозиции не протестует против новой волны приватизации и ВТО, хотя это добавило бы им сторонников?

- Белоленточное движение очень разное. У нас есть люди, которые ратуют за ВТО, есть те, кто выступает против. Среди политических активистов количество тех, кто против вступления, явно преобладает. Левые, и я в их числе, выступают резко против вхождения в эту организацию. В Госдуме я был одним из наиболее активно протестующих, вместе с коллегами по фракции "Справедливая Россия", с депутатами от КПРФ направлял известный иск в Конституционный суд.

Причем это не сиюминутный всплеск. Я участвовал в целом ряде международных протестов против ВТО, в Петербурге был одним из организаторов контр-саммита G8, на котором в полном объеме звучали и антиВТОшные лозунги. В этом плане моя позиция хорошо известна.

При этом в Москве среди людей, которые поддерживают митинги, много и тех, кто положительно относится к вступлению в ВТО. Среди московских белоленточников я бы говорил о соотношении: 40% — за, 60% — против. Поэтому, к сожалению, единая позиция движения по этому вопросу вряд ли возможна.

- Что ждет Россию? Когда будет нам счастье жить в справедливости и свободе?


- Когда мы придем к власти, тогда будет и счастье, и свобода. При нынешней власти свободы и справедливости нам вряд ли стоит ожидать.

Свою Россию вижу такой страной, в которой главной ценностью прежде всего является человеческая личность, в которой человеку даются все возможности для самореализации во всем, вне зависимости от того, в каком месте он родился. У всех должен быть равный шанс в жизни, должна быть возможность раскрыть свои способности в полном объеме. Будь то тяга к ручному труду, интеллектуальной работе, предпринимательству и т. д..

В стране не должно быть паранойи и конспирологии. Россия должна иметь свое заслуженное место в семье государств, причем это должно быть место лидера, но завоеванное не силой, а привлекательностью нашего народа и нашего образа жизни.

 

 

У нас один из самых талантливых народов в мире, колоссальные природные богатства, уникальное географическое положение. Все это мы должны использовать в полном объеме.


- Может Владимиру Путину следует проводить регулярные дебаты с представителями оппозиции?

- Дебаты — это хорошо. Истина рождается в споре. Чем больше мы разговариваем, тем лучше. Путину не мешало бы вести диалог. Можно сделать разные форматы, которые были бы комфортны, уважительны, соответствовали бы статусу главы государства. Задача консолидации общества, преодоление раскола должна стать сегодня приоритетной для власти. Президенту надо не пестовать цепных псов в партии власти, а совершать шаги, направленные на эту самую консолидацию. Диалог — самый лучший способ это сделать.

- Илья, вы себя позиционируете как честный человек. И вы говорите, что власть, в том числе и Госдума, нелегитимны. Тогда почему вы не сдали мандат депутата?

- Сдать мандат депутата — значит облегчить задачу нашим противникам. Во-первых, я был избран по-честному – в Новосибирской области фальсификаций не было. У нас в субъекте и единороссы честные мандаты получили, и коммунисты, и эсеры.

Во-вторых, если говорить про политический смысл сдачи мандатов, то есть организация новых выборов, то это возможно, если подобный шаг сделают три фракции одновременно. Нами такое предложение было отправлено коллегам. Но, к сожалению, ЛДПР нас в этом не поддержала, да и КПРФ тоже большим желанием не горела. Делать такое движение они оказались не готовы. Уйти эсерам, даже с КПРФ, в такой ситуации — значит облегчать задачу власти.

Ну и наконец, мне кажется, сейчас уже все участники протестов понимают, как это важно, иметь в своих рядах хотя бы трех человек со статусом – хотя бы из правозащитных соображений и возможности доступа к информации, закрытой для "простых смертных".

- Уважаемый Илья, какая у вас национальность и вероисповедание?

- Русский, у моей семьи богатые корни, восходящие к графу Сперанскому по отцовской линии. Много и интеллигенции, например, мой прадед был попечителем народных училищ Саратовской области, был на параллельной должности с отцом Ленина и даже дружил с ним. По культуре я православный, хотя свои религиозные взгляды я скорее бы определил как агностик. Стою четко на антиклерикальных позициях. Не считаю, что у человека должны быть какие-то посредники между его внутренним миром, убеждениями, верованиями и представлениями об устройстве мира.

Наш краткий комментарий:

- Что ждет Россию? Когда будет нам счастье жить в справедливости и свободе?
- Когда мы придем к власти, тогда будет и счастье, и свобода!

Эта выдержка из интервью меня особенно поразила… Она напоминает мне анекдот с бородой:

«Ельцин в новогоднем обращении к народу: «В этом году мы стали жить лучше!

«Мы за вас рады! – дружно ответил народ. - Будет и счастье, и свобода!

Дело осталось за малым: как только придем к власти. Ура, ура, ура!!!!

 

 

Игорь Семенихин

Ну а это так... К раздумьям...

 

 

 

 

Просмотров: 1897

Поддержите культурно-просветительный сайт.







Похожие новости

21.11.2018 10:13

Ратко Младич. Один в поле воин

21.11.2018 09:55

В Никольском монастыре в Японии совершен благодарственный молебен

21.11.2018 09:45

Братия Почаевской Лавры опровергает клевету укро-СМИ

21.11.2018 09:00

Среди «Великих имен» почти нет святых

21.11.2018 08:23

Греческий культурный центр приглашает на просмотр картины о свт Димитрии Ростовском

21.11.2018 08:11

Порошенко – гонитель Церкви

21.11.2018 08:11

В День Собора Архистратига Михаила будет совершена Литургия на Ганиной Яме

21.11.2018 07:20

Помогут ли Патриарх и Президент освободить Каклюгина?

21.11.2018 07:12

Олег Платонов: Заказчики этого «дела» пытаются столкнуть нынешние власти с народом

7523-й год от сотворения мира
2014-й год от Рождества Христова