Московскiя Въдомости
16+

Из книги Расследование убийства Царской Семьи и сожжения Их честных останков 1

01 Ноября 2022, 17:57 # / Новости / Общество / В России / 24029.html

Из готовящейся к печати книги

"Расследование убийства Царской семьи и сожжения Их честных останков"

Пролог

В постановлениях Синода Русской Православной Церкви 1993, 1995, 1997 и 1998 годов (Приложение 1) неоднократно указывалось на необходимость всестороннего научного исследования обстоятельств гибели Царской Семьи и проведения суда над цареубийцами. Именно о комплексной экспертизе говорил в своем докладе на научной конференции в Царском селе в 1998 году профессор Александр Бастрыкин, нынешний глава Следственного комитета РФ. Подобные решения принимали Архиерейские Соборы 2016 и 2017 годов, указывавшие на необходимость проведения именно комплексной экспертизы обстоятельств этого злодейского убийства (а не просто набора отдельных экспертиз) и опубликования материалов этой комплексной экспертизы для широкого их обсуждения. В Постановлениях Синода РПЦ от 6 октября 1995 года и 17 июля 1997 года были сформулированы 10 вопросов к Правительственной комиссии и Генеральной прокуратуре РФ, без получения ответов на которые говорить об идентификации останков нельзя. Вопросы касались обстоятельств убийства Царской Семьи, в том числестоматологической экспертизы членов Царской Семьи и екатеринбургских останков, возможного ритуального характера злодейского убийства Царской Семьи и усечения честных глав членов Царской Семьи. В Постановлениях от 16 июля 1993 года и 6 октября 1995 года Синод РПЦ счел целесообразным создание международной экспертной комиссии с включением в ее состав независимых специалистов в области судебной медицины, антропологии и криминалистики, рекомендовал Правительственной комиссии и следствию Генеральной прокуратуры РФ взаимодействовать с Русской Зарубежной Экспертной Комиссией во главе с Петром Колтыпиным-Валловским.

На научно-исторической конференции, проведенной 27 ноября 2017 года в московском Сретенском монастыре ряд архиереев, в том числе митрополит Казанский Феофан (Ашурков), напомнили о необходимости исследования ритуальной версии убийства Царской Семьи в соответствии с постановлениями Синода 1995 и 1997 годов. Данную позицию поддержали руководивший конференцией Патриарх Московский и всея Руси Кирилл и секретарь Церковной комиссии епископ, ныне митрополит, Тихон (Шевкунов).

Имея, фактически, такое благословение, православные ученые (судебные медики, генетики, стоматологи и историки) в течение последних десятилетий исследовали обстоятельства убийства Царской Семьи, делали доклады на научных конференциях и опубликовали целый ряд монографий и научных статей на эту тему [5, 12]. Более подробные ссылки на эти труды будут приведены ниже. В рамках проведенных исследований и экспертиз применялся комплексный подход, предусматривающий, в частности, сопоставление всех экспертиз с историческими источниками: с историческо-архивной и исторической экспертизами, как и рекомендовал профессор Александр Бастрыкин в докладе 1998 года [4]

Как учат нас святитель Иоанн Шанхайский, праведный Иоанн Кронштадский, преподобные Анатолий, Нектарий и другие Оптинские старцы, благочестивые подвижники нашего времени старцы Николай Гурьянов, Кирилл Павлов и многие другие, "судьба Царя - судьба России". Всякие ошибки в Царском деле, тем более, в деле обретения мощей Царственных Страстотерпцев, может очень дорого обойтись и Церкви, и России, и всему русскому народу.

Данное исследование основано на достоверных исторических данных, документальных первоисточниках, на материалах следствия Н. Соколова (шедшего с 1918 по 1924 годы), на материалах (прежде всего, экспертизах) современного следствия [4], ведущегося с перерывами с 1993 г., а также на результатах исследований, экспертиз, натурных испытаний и криминалистических экспериментов профессиональных независимых экспертов.

Царский крестный ход 17 июля 2018 года. Святейший Патриарх Кирилл ведет крестоходцев к монастырю Ганина Яма (не сворачивая к Поросенкову Логу).

Выводы проведенного исследования полностью опровергают так называемую "версию Покровского-Юровского" о захоронении останков Царской Семьи в Поросенковом Логу под Екатеринбургом, которой с 1993 года придерживается современное следствие (до 2015 года - следователь В. Соловьев, с 2015 года - следователь М. Молодцова) и подтверждают выводы следствия Н. Соколова о ритуальном характере убийства всей Царской Семьи, усечении честных Царских глав и сожжении честных останков в Ганиной Яме злодеями-большевиками.

Публикуемое исследование ученых содержит научно-обоснованное непротиворечивое изложение событий, действительно происходивших 17-19 июля 1918 года.

В данной работе не рассматриваются и не обсуждаются версии спасения кого-либо из членов Царской Семьи, обоснованно отвергнутые следователем Н. Соколовым и всем научным сообществом. Большинством историков, в том числе и Сергеем Фоминым [9, 10, 11, 39], установлено, что провокации по созданию многочисленных версий спасения кого-либо из Царской Семьи были организованы ЧК и ГПУ с целью раскола русских патриотических сил в эмиграции, а также раскола Русской Церкви как в России, так и Заграницей.

В этой книге по возможности не повторяются глубокие исследования Царского дела, изложенные в известных монографиях Сергея Фомина, Петра Мультатули, Олега Платонова, Леонида Болотина, которые автор-составитель рекомендует прочитать тем своим читателям, которые еще не ознакомились с ними.

В соответствии с вышеуказанными Постановлениями Синода и Архиерейских Соборов мы публикуем данные научные исследования: "Ибо надлежит быть и разномыслиям между вами, дабы открылись между вами искусные" (Первое послание Апостола Павла к коринфянам: 1 Кор 11:19).

Часть 6

Операция ЦК КПСС и советских спецорганов по нахождению представителями общественности фальшивой "царской" могилы в Поросенковом Логу в 1976-1991 годах.

26) Кто они, заказчики и исполнители обнаружения захоронения в Поросенковом Логу под Екатеринбургом?

В главе 10 трехтомника СК РФ[2] от октября 2021 года приведены тщательно отобранные цитаты из воспоминаний "первооткрывателя" екатеринбургских останков Гелия Рябова и близких ему людей, рисующие удивительную и благостную картину: во времена брежневской эпохи "развитого социализма" якобы глубоко верующий кинодраматург Г. Рябов вдруг увлекся поиском "царской" могилы и на свой страх и риск, вместе с А. Авдониным и другими своими новыми знакомыми пустился с 1976 года на ее поиски. А подтолкнул его, якобы случайно, к этому поиску министр внутренних дел СССР Н. Щелоков. Сам Н. Щелоков в трехтомнике СК РФ характеризуется как "человек с разносторонними интересами, увлекавшийся историей, музыкой, живописью, поддерживающий дружеские связи с музыкантом М.Л. Ростроповичем, певицей Г.П. Вишневской, писателем А.И. Солженицыным, художником И.С. Глазуновым, архиепископом Саратовским и Вольским Пименом", и даже якобы почитающим Царскую Семью [2, с. 213 и с.267]. По мнению составителей трехтомника СК РФ, в процессе поисков и находки могилы в Поросенковом Логу, Г. Рябов преобразился, понял неправоту чекистских методов убийства невинных людей, стал почитателем Императора Николая II и его Семьи, всего Царского рода Романовых.

Однако, при рассмотрении первоисточников, открывается совсем другая картина деятельности советского министра Н. Щелокова, советского кинодраматурга Г. Рябова и его соратников, а также, видимо, иные цели, которые преследовали эти коммунистические деятели, искавшие могилу в Поросенковом Логу. Первоисточники опровергают позицию составителей главы 10 трехтомника СК РФ в отношении характеристики Н. Щелокова, Г. Рябова и целого ряда их соратников.

26.1) Инициатор и заказчик раскопок Гелия Рябова и Александра Авдонина в 1976-1980 годах в Поросенковом Логу - Министр Внутренних дел СССР Николай Щелоков.

Николай Щелоков (1910-1984), с 1968 по 1982 год - глава МВД СССР, соратник Генерального секретаря ЦК КПСС Леонида Брежнева, с которым он работал и в Днепропетровске, и в Молдавии. Еще более тесные и доверительные отношения сложились у них, когда один из руководителей подразделений МВД (впоследствии первый заместитель Н. Щелокова) Юрий Чурбанов в 1971 году стал зятем Л. Брежнева. По некоторым данным, в 1950-х годах Л. Брежнев стал крестным отцом сына Н. Щелокова, то есть стал кумом будущего министра.

Николай Щелоков был, несомненно, по-своему талантливым советским министром. Он много сделал для предупреждения преступлений и укрепления советского правопорядка в государстве, повысил статус работников правоохранительных органов, престиж милиции, серьезным образом развил систему образования МВД: создал 17 ВУЗов и даже академию, куда были приглашены квалифицированные преподаватели. Министр активно сотрудничал с советской творческой интеллигенцией, приглашал ее работать на повышение уровня работников внутренних дел. В рамках этого сотрудничества появились известные книги, фильмы, в том числе телевизионные сериалы "Следствие ведут Знатоки" (1970-1989), "Рожденная революцией" (1974-1977), "Место встречи изменить нельзя" (1978-1979), задававшие некоторый эталон для милицейской работы. Н. Щелоков прекрасно понимал необходимость системы воспитания сотрудников МВД, да и всего советского общества в целом как с целью защиты жизни и здоровья граждан, так и с целью укрепления советского строя и власти коммунистической партии над Россией- СССР. Так, Н. Щелоков лично просил народного любимца, артиста и барда Владимира Высоцкого все же надеть милицейскую форму для съемок одной из сцен фильма "Место встречи изменить нельзя".

В учебных и научно-исследовательских институтах МВД существовали программы по разработке не только методик раскрытия преступлений, но и их предотвращения. В рамках этих программ также разрабатывались варианты возможного реформирования коммунистического режима с учетом русских национальных традиций, для противодействия разрушению советского строя. Также разрабатывались различные методики противодействия противникам коммунистического строя. Подобные работы проводились и в соответствующих институтах КГБ, но с другой направленностью (возрождение языческих обрядов и в целом формирование неоязычества, поиски путей интеграции социализма с западными либеральными ценностями и т.д.).

Министр Н.Щелоков поддерживал знакомство с мировыми знаменитостями, диссидентами Мстиславом Ростроповичем и Галиной Вишневской. Ещё до выхода на западе книги "Архипелаг ГУЛАГ" Щелоков предлагал Политбюро ЦК КПСС в 1970 году не спешить с высылкой из страны талантливого писателя Александра Солженицына и опубликовать его роман "Раковый корпус", но Политбюро отказалось от этого, хотя и не выслало тогда писателя. В целом, позиция Щелокова в отношении советских диссидентов была очень "либеральной": он старался хотя бы частично перетянуть их на свою сторону, в то же время контролируя их, чтобы по возможности уменьшить репутационный вред СССР, наносимый деятельностью этих диссидентов. Многие цели Н.Щелокова при этом были теми же, что и у советского руководства в целом, в том числе и у Председателя КГБ СССР Ю. Андропова: укрепление богоборческого коммунистического режима СССР, придание ему подобия "социализма с человеческим лицом", но отнюдь не кардинальное изменение сущности этого режима.

Александр Солженицын дает интервью зарубежной прессе после высылки из СССР в 1972 году

Знакомство с Н. Щелоковым не помогло ни Ростроповичу, ни Вишневской, ни Солженицыну избежать репрессий этого богоборческого режима. В 1972 году, после выхода за рубежом романа "Раковый корпус", поддерживавшего Солженицына Мстислава Ростроповича уволили из Большого Театра, запретили ему выезды за рубеж и проведение концертов в России. После объявленного выхода в свет за рубежом книги Солженицына "Архипелаг ГУЛАГ", советские власти арестовали писателя 12 февраля 1974 года и на следующий же день выслали из СССР. А веснойтого же 1974 года Мстиславу Ростроповичу с Галиной Вишневской "милостиво" разрешили выехать из страны, фактически в эмиграцию, и впоследствии лишили гражданства СССР.

Конечно, Н.Щелоков не был поклонником "Архипелага ГУЛАГа" А. Солженицына. Ирина Щелокова так характеризует своего отца в интервью газете "Московский комсомолец" (16 июля 2017 года):

"- Он, разумеется, не был антисоветчиком. Но он, во-первых, был высокоэрудированным, интеллигентным человеком, умевшим отличать дурное от хорошего. Человеком, очень близким по духу к людям искусства. Между прочим, он неплохо рисовал, в юности мечтал стать художником".

Сергей Кредов, биограф Н. Щелокова, в своей книге "Щелоков", вышедшей в серии "ЖЗЛ" в (2011 г), приводит выдержки из личных дневников Н. Щелокова, свидетельствующие о том, что: "Николай Анисимович [Щелоков] не мог сочувствовать взглядам диссидентов. Он остается убежденным коммунистом и верит в преимущество социалистического образа жизни. В его дневниковых записях редко, но встречаются такие формулировки: "американские наемники антисоветизма и антикоммунизма в кино стремятся убедить зрителей...", "капитализм все больше и больше становится ответственным перед человеком и перед человечеством за бесплодность своих исканий...".

В 1977 году ВНИИ МВД СССР издало брошюру Н. Щелокова "Ленинский стиль в деятельности органов внутренних дел". А как известно, ленинский стиль был жестким и кровавым и включал в себя убийство всей Царской Семьи, в том числе и детей.

В октябре 1970 года, после присуждения Александру Солженицыну Нобелевской премии по литературе, министр Николай Щелоков направил Генеральному Секретарю ЦК КПСС Леониду Брежневу официальную записку, в которой писал: "Была возможность издать сочинения Солженицына в Союзе, но после тщательного редактирования.... В данном случае надо не публично казнить врагов, а душить их в объятиях. Это элементарная истина, которую следовало бы знать тем товарищам, которые руководят [в СССР] литературой".

Именно так позднее Николай Щелоков "придушивал" известного русского художника Илью Глазунова, с которым внешне поддерживал дружеские отношения [72]. В 2010 году, в большом интервью известному журналисту Андрею Ванденко Илья Глазунов вспоминал: "Скандал, поднятый "Мистерией XX века" [картиной 1978 года], разгорелся до небес. Итальянская La Stampa опубликовала репродукцию, сопроводив ее заголовком: "Картина, которую никогда не увидят русские".

Илья Глазунов. "Мистерия ХХ века". 1978 г.

"Тогда, в расцвет брежневского застоя, министр внутренних дел СССР Николай Щелоков, чей портрет я также рисовал, кричал благим матом: "Для таких, как вы, Глазунов, есть лагеря! Антисоветчину удумали разводить? Не пройдет! По какому праву издеваетесь над товарищем Лениным? Почему Христос у вас выше всех?" Николай Анисимович мгновенно забывал о добрых отношениях, существовавших до того между нами. А ведь я в какой-то момент даже преподавал историю искусств в академии МВД! Это перестало что-либо значить. Щелоков привык уничтожать врагов, если они не сдаются, меня же он автоматически отнес в неприятельский лагерь".

Во времена Н. Щелокова система тюрем и лагерей входила в состав руководимого им Министерства внутренних дел и являлась не только пенитенциарной системой, но и средством подавления свободомыслия в СССР. И в этих советских лагерях, в жестких условиях сидели десятки тысяч инакомыслящих, так или иначе неугодных советскому государству. В том числе, многие священники, писатели, поэты, художники и многие монархисты разных профессий.

По своим целям и задачам в СССР и Министерство внутренних дел, и Комитет Государственной Безопасности в целом выполняли некоторые схожие функции и имели многие общие задачи. Между их руководителями, естественно, существовала конкуренция в борьбе за власть. Эта конкуренция привела к тому, что уже через месяц после смерти Леонида Брежнева и прихода к власти (избрания Генеральным секретарем ЦК КПСС) руководителя КГБ СССР Юрия Андропова, в декабре 1982 года, Николай Щелоков был отстранен от должности министра МВД, исключен из ЦК КПСС. Против него было возбуждено уголовное дело о хищениях в МВД. 6 ноября 1984 г. он был лишен генеральского звания, 7 декабря этого же года лишен всех небоевых наград и исключен из партии за распространение коррупции в министерстве. 13 декабря 1984 г. он застрелился, не вынеся позора от своих соратников по коммунистической партии. Еще ранее, в феврале 1983 года, покончила с собой его жена.

Бывший следователь МВД и советник министра Н. Щелокова, сценарист фильма о советской милиции "Рожденная революцией" Гелий Рябов в интервью журналу "Коммерсант-Власть" 24 февраля 1998 года так рассказывал о начале поисков "царской могилы":

" - В семидесятых годах я работал консультантом по печати и кино у министра внутренних дел СССР Николая Щелокова. Летом 1976 года Щелоков попросил меня поехать в Свердловск и выступить перед сотрудниками УВД. Когда мы с Щелоковым прощались, он произнес такую фразу: "Я проводил всесоюзное совещание в Свердловске. Когда я туда приехал, я сказал начальнику УВД, чтобы меня отвезли в Ипатьевский дом. Я хотел постоять на том месте, где упали Романовы". Когда он так сказал, я понял, что Щелоков - перст божий. И я поехал в Свердловск."

"- Без него [Н. Щелокова] я бы ничего не получил и никуда бы не попал. Он отдал распоряжение предоставлять мне любые карты Свердловска и области. Эти карты мне очень помогли."

"Я попал в спецхран библиотеки Ленина. Благодаря письму, подписанному Щелоковым, я получил все документы, которые там хранились. Затем с помощью МВД я разыскал дочь Юровского, которая проживала в Ленинграде. Она сказала, что, расстреляв Николая II, отец правильно сделал, выполнив приказ партии. И посоветовала мне обратиться к ее брату, Александру Юровскому, контр-адмиралу в отставке. Он проникся ко мне доверием и дал рукописный экземпляр "короткой записки Юровского"."

Вызывает сомнение, что советский контр-адмирал, к тому же не один год просидевший в заключении в большевистских лагерях, оказался таким "доверчивым". Наверняка А. Юровский консультировался в КГБ СССР, прежде чем пойти на сотрудничество со сценаристом Г. Рябовым и передать ему секретные документы. В определенном смысле это подтвердила и дочь министра МВД Николая Щелокова, рассказавшая, что предоставил доступ к документам по "Царскому делу", да и поставил саму задачу по "царской могиле" Гелию Рябову ее отец.

Ирина Щелокова в своем первом интервью рассказала о тайнах жизни и смерти легендарного министра

Ирина Щелокова со своим отцом. Середина 1970-х годов. Фото из семейного архива.

В интервью газете "Московский Комсомолец" 16 июля 2017 г. она так описывала действия своего отца:

"- Интерес к этой теме у папы возник после того, как к нему в руки попали материалы ЦК по исследованию обстоятельств гибели Николая II и его семьи, проводившемуся в 1964 году по распоряжению Хрущева." [В этих материалах, собранных заместителем отдела пропаганды ЦК КПСС А.П. Яковлевым, была и так называемая Записка Покровского-Юровского, где говорилось о могиле в Поросенковом Логу под Екатеринбургом. Это означает, что высшим коммунистическим руководителям было известно примерное место фальшивой могилы и они (в том числе министр Н. Щелоков) могли без труда ее найти. Но им нужно было, чтобы находку совершила "общественность", подконтрольная им творческая интеллигенция в лице Г. Рябова и научная интеллигенция в лице А. Авдонина. О том, что советским властям было известно об этой могиле, неоднократно говорил и следователь В. Соловьев, расследовавший убийство Царской Семьи в наше время].

"Царский архив" находился тогда, что называется, за семью печатями. Получить доступ к нему было практически невозможно. Но отцу все-таки удалось добиться разрешения для Рябова. Для этого пришлось звонить самому Брежневу - знаю это, поскольку тот телефонный разговор происходил при мне. Легенда была такая: "царские" документы нужны Рябову для работы над сценарием нового фильма о милиции. Причем и Брежнев, насколько помню, не сразу дал согласие: прошло, наверное, около месяца. Рябов довольно долго работал в архивах и в конце концов нашел "Записку Юровского", коменданта Ипатьевского дома, содержащую координаты места, где были спрятаны останки."

Царский Фонд № 601 с Запиской Покровского-Юровского хранился в Центральном архиве Октябрьской революции, доступ в него с 1961 года имел любой человек, имеющий письмо-отношение от государственного учреждения. При этом, членам творческих союзов, то есть Союза писателей, Союза кинематографистов, к которым относился Гелий Рябов, такого письма не требовалось.Поэтому, видимо, Н. Щелоков согласовывал с Л. Брежневым не допуск Рябова в архивы (или не только допуск), а целую программу по поиску Рябовым "царской" могилы в Поросенковом Логу.

Ирина Щелокова говорит, что ее отец, министр Н. Щелоков, с помощью своих сотрудников контролировал каждый шаг Гелия Рябова и Александра Авдонина по открытию могилы в Поросенковом Логу в 1979 году.

"Папе было известно о каждом его [Г. Рябова] шаге. Однажды, когда мы, как обычно в таких случаях, гуляли в лесу, он сказал: "Всё, Рябов приступает к раскопкам". И дальше произносит такую фразу: "Как бы я хотел поехать с Гелием..."

"Место раскопок [в Просенковом Логу в 1979 г.] было оцеплено сотрудниками МВД в штатском. Которым, в свою очередь, сказали, что тут ведется поиск останков красных комиссаров, погибших в годы Гражданской войны."

"Например, то, что на месте захоронения в качестве опознавательного знака ими [Рябовым и Авдониным] был посажен куст. Про этот куст отец [Н. Щелоков] рассказал мне в тот самый день, когда узнал об открытии."

"Гелий Трофимович, который сам когда-то был следователем, попросил своих бывших коллег помочь по дружбе с идентификацией двух извлеченных им из раскопа черепов. К счастью, папа вовремя узнал об этом."

После этого Г. Рябов вынужден был вернуть в 1980 году черепа в захоронение. Из этих свидетельств становится ясно, что идентификация останков в Поросенковом Логу Н. Щелокову не была нужна.

Аналогичные свидетельства о поддержке Г. Рябова министром Н. Щелоковым приводятся в интервью, которое дал в марте 2022 года телеканалу "Царьград" архимандрит Тихон (Затекин), близко знавший Г. Рябова в 1980-х годах. В 10-й главе трехтомника СК [2] поясняется, что теща Николая Затекина (будущего архимандрита Тихона) с молодости была близкой подругой первой жены Гелия Рябова, познакомилась с Гелием Рябовым в 1950-х годах, впоследствии они дружили семьями.

Генерал-майор Голиков, руководитель аппарата Щелокова и личный его охранник, рассказывал Ирине [Щелоковой], что Гелий Рябов, приезжая в Свердловск, каждый раз находился, хотя и не знал об этом, под охраной определенной группы сотрудников МВД. Ее организовывали по распоряжению Щелокова. Этим людям, переодетым в гражданскую одежду, было поручено охранять место раскопок от посторонних [71, c. 193-194].

Описывая вскрытие могилы 1 июня 1979 г. в Поросенковом Логу, Гелий Рябов в своем последнем интервью газете "Московский Комсомолец" (21 октября 2015 г.) говорит: "Щелоков все знал. И не просто знал. Еще когда мы вели раскопки, я заметил одну странность: было слышно, как вокруг бродят люди - перекликаются, аукаются. А это место как заколдованное: никто не подходит. Сначала я думал, что нам просто повезло. И только много лет спустя узнал, что, оказывается, по распоряжению министра были предприняты специальные меры для нашей безопасности. Место раскопок охраняли сотрудники милиции в штатском, которые были уверены, что мы ведем поиски останков комиссаров, погибших в Гражданскую войну. А по свидетельству генерала Голикова, руководившего секретариатом министра, Щелоков как-то вызвал его и сказал: "Слушай, Рябов сошел с ума: разъезжает по Москве с черепами. Сделай так, чтобы он заткнулся и это никуда не ушло...".

В своей книге "Как это было" [54, с. 101] Гелий Рябов подтверждает, в определенной степени, поддержку и направление его деятельности со стороны Н. Щелокова, хотя напрямую и не признается, что выполнял его задание: "странно бы было, если бы, подписывая мои командировки в Свердловск, письма в Архив Октябрьской революции и в Дирекцию библиотеки имени Ленина, отдавая распоряжение оказывать мне всяческое содействие - планами Свердловска и окрестностей, крупномасштабными картами и прочим - Щелоков в конечном счете не догадался бы, в чем цель и смысл моих действий. Но ничего конкретного я ему никогда не говорил. Он никогда и ни о чем - в связи с Романовыми - меня не спрашивал".

Как упоминалось выше, в1978 году Гелий Рябов встретился с сыном Янкеля Юровского, контр-адмиралом Александром Юровским, благодаря поддержке того же Н. Щелокова. Об этом совершенно откровенно пишет Н. Розанова: "Рябов снова обратился за помощью к Щелокову, который в присутствии Рябова позвонил в Управление МВД в Ленинграде, прося содействия в розыске Юровских" [71, с. 182]. Н. Розановой, точнее коллективу авторов, скрытых под этим псевдонимом, в части описания действий Гелия Рябова можно в определенной степени доверять, поскольку авторам были доступны переписка Г. Рябова, А. Авдонина, Г. Васильева, их личные архивы в целом и даже воспоминания дочери министра Ирины Щелоковой. А редактором книги [71] выступила вторая супруга Гелия Рябова Ольга Рябова[1], то есть, фактически, сам Г. Рябов. Соавтором этой книги выступал и следователь В. Соловьев, предоставивший ряд специально подобранных материалов уголовного дела. В этой же книге [71, с. 204] утверждается: "В своих воспоминаниях Ирина Щелокова утверждает, что преподносить человеку идею так, чтобы она показалась ему его собственной, было в характере ее отца и являлось его обычным тактическим приемом в общении с людьми. Как человек умный и тонкий, он деликатным образом дал импульс к инициативе Рябова".

В советское время начальство особенно ценило, чтобы подчиненные умели читать между строк. И даже если Н. Щелоков и не давал впрямую задания своему консультанту Г. Рябову, как тот утверждает, министр дал ясно понять, чего ждет от него и, как сам Рябов признает, он в точности это исполнил. Помимо поиска "царской" могилы в Поросенковом Логу, Н. Щелоков направлял действия Гелия Рябова и на установление местонахождения драгоценностей Царской Семьи. С могилой это прямой связи не имело, но, возможно, было связано с известным интересом к драгоценностям дочери Генерального секретаря ЦК КПСС Галины Брежневой. Именно Н. Щелоков, как признается сам Г. Рябов в книге "Как это было", направлял его в Гохран для осмотра Царских драгоценностей: "Щелоков обратился к директору Гохрана, и мы с А.П. Нагорным пошли" [54, с. 57]. Но их там не оказалось:

"-Нам бы хотелось посмотреть на драгоценности, некогда изъятые у Николая II и его семьи, - говорю я.

Директор смотрит на меня [Г. Рябова] холодно-внимательно: - Я - пятый директор Гохрана. Четверо предыдущих - расстреляны.

Дав нам время на то, чтобы насладиться изумительной новостью, он продолжает:

- никаких сведений о вещах, у нас хранящихся, - у нас нет. Возможно - когда-то были. А сейчас мы и сами можем только догадываться... Идемте. Я проведу вас по территории".

Большая Царская корона, скипетр, держава и цепь,

принимаемые Российским Государем при короновании (Алмазный фонд РФ)

Все эти царские драгоценности, обагренные кровью Царственных Мучеников, имеющие в определенном смысле сакральный характер, исчезли в неизвестном направлении, видимо, еще в 1920-х или 1930-х годах.

Помимо драгоценностей, которые большевики захватили у Царской Семьи в Ипатьевском доме в Екатеринбурге и сняли с их тел в Ганиной Яме, в 1933 году чекисты выпытали у арестованной монахини Рахили (Марфы Унжинцовой) из Абалакского монастыря о драгоценностях, оставленных на хранение Царской Семьей в Тобольске в этом монастыре. Большевики нашли эти драгоценности и изъяли их. [54, с. 62]

Действия министра Н. Щелокова в отношении "царской могилы" в определенной степени напоминают запись воспоминаний убийц Г. Никулина, И. Родзинского, М. Кабанова в 1964 году, которая была организована заведующим сектора отдела пропаганды ЦК КПСС А.Н. Яковлевым и секретарем ЦК КПСС Л.Ф. Ильичевым по личному указанию Первого секретаря ЦК КПСС Н.С. Хрущева. Руководители советского государства делали, видимо, какие-то "заготовки" для неких будущих политических конструкций и операций прикрытия, для хотя бы частичного обеления злодеяний большевиков и исключения ритуальной версии цареубийства. Конкретные пути реализации общей программы советского руководства по Царскому делу могли различаться у тех или иных коммунистических руководителей.

Дочь министра Щелокова Ирина рассказывает в упомянутом интервью "МК", что план работы по "царскому захоронению" знал только ее отец. По ее благочестивому, но не подтвержденному предположению, "отец хотел захоронить Романовых по-христиански". Возможно, на бытовом, личном уровне Николай Щелоков и верил в Бога, как об этом пишет его любящая дочь. Но в своих действиях в качестве одного из руководителей богоборческого режима он руководствовался коммунистической большевистской идеологией и, естественно, согласовывал свои действия с другими руководителями СССР, иначе бы он не продержался на своем посту и одного дня. Общая программа всех руководителей СССР и Компартии - не допустить поклонения Царю и Царской Семье, показывать Царя исключительно отрицательным историческим героем, а Царскую Россию - средоточием темноты, из которой народ вывела революция. Именно это, например, мы видим в телесериале "Рожденная революцией", снятом по заказу МВД по сценарию Гелия Рябова тогда же, в 1974-1977 годах. В 1 и 4 сериях этого фильма есть явно жесткие антихристианские богохульные эпизоды, никак не вытекающие из общей сюжетной канвы этого сериала. Подобные эпизоды не было принято включать в советские фильмы, восхваляющие революцию и советский режим. Можно было бы обойтись без них и в этом сериале, однако Н. Щелоков, являвшийся главным заказчиком фильма, не предложил убрать эти эпизоды, хотя мог это сделать. Подробнее об этих эпизодах будет рассказано дальше в пункте 27.3.

26.2) Роль КГБ СССР в открытии Г. Рябовым "царской" могилы

в Поросенком Логу

Все действия Г. Рябова под контролем министра Н. Щелокова не могли не быть известными КГБ и, видимо, контролировались и этой спецслужбой, поскольку она по своему статусу обязана была следить за всеми неординарными процессами, происходящими в других организациях СССР, и имела везде своих агентов. Работа Гелия Рябова в спецхране библиотек по теме убийства Царской Семьи также не могла остаться неизвестной соответствующим подразделениям КГБ, осуществлявшим контроль над библиотечным спецхраном.

Сам Н. Щелоков, находясь в противостоянии и конкуренции с руководителями КГБ СССР, по многим вопросам тесно сотрудничал с ними, в том числе и на личном уровне. Его биограф Сергей Кредов в упомянутой книге "Щелоков" из серии ЖЗЛ (2011 г) рассказывает, что когда сын первого заместителя КГБ СССР Семена Цвигуна пырнул какого-то человека ножом в живот и был задержан в Рязани, руководитель Рязанского УВД был лично вызван к Щелокову, и тот, в присутствии самого Семена Цвигуна, требовал от этого руководителя отпустить его сына, что впоследствии при участии прокуратуры СССР и было сделано.

И Щелоков, и Цвигун были из "молдавского клана" Л. Брежнева и вместе работали в Правительстве Молдавской ССР с 1951 по 1957 год. Семен Цвигун как Первый заместитель Председателя КГБ СССР с 1967 года курировал управление контрразведки, военной контрразведки, управление по борьбе с идеологическими диверсиями и управление погранвойск СССР. Видимо, именно вместе с Семеном Цвигуном Николай Щелоков задумал операцию по направлению Гелия Рябова на поиски "царской могилы".

Николай Щелоков — Генерал Цвигун. Частные хроники

Министр МВД Николай Щелоков (слева) и

Первый заместитель Председателя КГБ Семен Цвигун.

Именно в 1979-1984 годах, когда сценаристом Гелием Рябовым велись раскопки в Поросенком Логу, он параллельно активно сотрудничал с КГБ СССР, снимая серию телевизионных фильмов "Государственная граница" о формировании после революции советской пограничной службы, работу которой курировал генерал Семен Цвигун. В 1981 году этот фильм получает премию КГБ СССР по литературе и искусству. За все время существования этой премии, ею были награждены лишь два десятка деятелей культуры и произведений. Вдобавок, фильм по сценарию Рябова получил премию КГБ, когда вышли лишь два фильма-серии из восьми, что явно выходило за рамки принятых тогда правил. Можно предположить, что работы по раскопкам в Поросенковом Логу в то же время (1979-1980 год) могли послужить дополнительным основанием для этого награждения.

В своей книге "Как это было" (1998 г.) [54, с. 22] Г. Рябов указывает, что являлся сценаристом первых четырех фильмов из серии "Государственная граница", а при создании пятого фильма его взгляды на начало Великой Отечественной войны с курировавшими его деятельность генералами КГБ разошлись, однако о полученной в 1981 году премии КГБ он "скромно" умалчивает. Как умалчивает и о том, что его работа над сериалом прекращается через некоторое время после загадочной смерти С. Цвигуна и увольнения Н. Щелокова.

Князь Андрей Голицын вспоминает [68, с. 131]: "На встрече в ресторане Рябов сказал, а может быть, проговорился, что на первом этапе его консультировал популярный автор детективных историй - Юлиан Семенов, близость которого к чекистским кругам не составляла секрета".

По некоторым данным, Гелий Рябов был не только офицером МВД СССР, но и офицером КГБ.

Это подтверждает в определенной степени и само, явно приглаженное, описание знакомства Гелия Рябова с геологом Александром Авдониным в Екатеринбурге в 1976 году, когда он открыто объявляет свою цель - нахождение царской могилы - человеку, которого видит первый раз и которого ему рекомендовало областное руководство УВД. Вот как Рябов описывает эту встречу в своей книге "Как это было" [54, с. 34-38]:

"На улице, у автомобиля, я прошу главного воспитателя свердловской милиции познакомиться с каким-нибудь серьезным, знающим краеведом.

- Понял. Хотите узнать подробности [убийства Царской Семьи]. Есть такой. Завтра и отведу".

"Дверь справа, мой комиссар звонит, и я вижу на пороге человека средних лет с живым выразительным лицом и внимательным взглядом глубоко посаженных глаз. "Красивый парень...- отмечаю про себя. - Наверное, дамы в его присутствии готовы на все и сразу"".

"- Что вас, собственно, интересует в нашем крае? - он [А. Авдонин] насторожен, слегка напряжён (позже выяснится, что виной этому мой милицейский "орден")".

"Меня интересуют Романовы и все, что с ними связано. Мой новый знакомый, кандидат наук, геофизик, коллекционер, тут же приносит и дарит мне открытку 20-х годов с видом дома Ипатьева".

"Решаю сказать обо всем прямо".

"Попробуем отыскать секретное захоронение Романовых? Александр Николаевич Авдонин смотрит на меня с недоумением".

"- Это вряд ли реально. Они, насколько я себе представляю, захоронены на районе Уралмаша, а там...... Там давно стоят цеха, железные дороги проложены и вообще - чепуха это. Их никто и никогда не найдет".

А. Авдонин по писаным и неписаным законам советского времени обязан был доложить руководству УВД и КГБ Свердловской области о сделанном ему Г. Рябовым предложении о поиске царской могилы и о предполагаемом незаконном вскрытии захоронения.

В своих показаниях прокурору В.И. Туйкову в 1991 году Александр Авдонин свидетельствовал [68, с. 102]: "Он [Гелий Рябов] спросил, знаю ли я место захоронения семьи Романовых. Я ему сказал, что предположения у меня есть, но требуются архивные материалы. Он пообещал мне помочь в этом вопросе, сказал, что ничего бояться не надо, так как будем работать под эгидой Щелокова".

Князь Андрей Голицын полагает [68, с. 109-110]: "Если Рябову доверять, то надо все время помнить, что дневник писался еще при советской власти и непосредственно во время "тайной операции" в Поросенковом Логу. Третий день группа лиц приезжает из города, копает посреди дороги среди бела дня, рядом горит костер, возле которого они спокойно трапезничают, вокруг разложены черепа, позвонки, другие кости, бутылки с водой, тут же валяются шпалы, и ничего их не беспокоит, не волнует, ничего они не остерегаются, а времена еще суровые, брежневские".

Полная уверенность Г. Рябова в том, что его не накажут за прямое нарушение Уголовного кодекса при поиске и раскопках чужой могилы и не подвергнут остракизму за поднятие запретной темы об убийстве Царской Семьи означает, как и свидетельствовал А. Авдонин, что он действовал по прямому указанию и МВД, и КГБ СССР. В определенном смысле, то же самое можно сказать и о самом Александре Авдонине, которого Г. Рябову рекомендовал не кто-нибудь, а руководство Управления Внутренних Дел по Свердловской области. Это управление МВД одновременно должно было обезпечить общественный порядок в городе при варварском, незаконном сносе Ипатьевского дома, где были убиты Царственные Мученики.

В конце 1980 года Гелий Рябов развелся со своей первой женой и женился тут же на второй (Ольге Рябовой), в которую, как он признавался, сильно влюбился [54, с.___]. Разводы в СССР не одобрялись, особенно среди членов компартии, которым являлся и Рябов. С первой женой Маргаритой Васильевной Рябовой (в девичестве Кондратьевой) он проводил раскопки в 1979 и 1980-м году, она знала все о незаконных действиях своего мужа. [1, глава 10] В ситуации, когда муж уходит к другой, многие оскорбленные жены способны на совершенно неадекватные поступки, лишь бы досадить изменнику[2]. Однако, Гелий Рябов совершенно спокоен и не волнуется об этом. Видимо, он был полностью уверен в том, что куда бы не написала на него донос его бывшая жена, его везде прикроют: и в МВД, и в КГБ, и в Прокуратуре СССР, ведь он выполнял задание высших руководителей СССР. Разрешение заниматься Царским делом ему согласовал сам Генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев, как свидетельствует Ирина Щелокова, дочь министра.

На месте раскопок основного захоронения, 1979 год. Справа налево: Александр Авдонин, Галина Авдонина, Гелий Рябов, его супруга Маргарита, Геннадий Васильев.

А Маргарита Васильевна Рябова в процессе развода (в конце 1980 или в 1981 году) действительно написала донос на своего мужа, о чем сообщается все в той же книге Натальи Розановой [71, с. 219], которую, как уже говорилось, составляли и редактировали сам Гелий Рябов и его вторая жена Ольга Рябова, а также следователь В.Н. Соловьев: "Жена Гелия Трофимовича, Маргарита Васильевна (ныне покойная), написала письмо на имя председателя Комитета Госбезопасности Ю.В. Андропова. В своем послании она придала действиям Рябова политическую окраску, сообщив, что он ищет останки Царской Семьи с целью скомпрометировать советскую власть. С Позиции властей Рябов и его единомышленники, конечно же, совершили тяжкое уголовно-политическое преступление...делу не дали хода".[3]

Ю.В. Андропов, Л.И.Брежнев и Н.А.Щелоков - коллеги по совместной работе

Делу Гелия Рябова по доносу его первой жены Андропов не дал ходу ни тогда, когда поступил донос, ни позже, после декабря 1982 года, когда уже умер Л.И. Брежнев и был уволен с поста министра покровитель Рябова Щелоков. Не дали хода потому, что Г.Рябов выполнял программу, согласованную не только МВД, но и КГБ СССР, и ЦК КПСС. Напротив, как уже отмечалось, именно тогда, в 1981 году получил премию КГБ СССР фильм "Государственная граница", из восьми частей которого были закончены только две, сценаристом которых был Гелий Рябов вместе с Алексеем Нагорным. И вместо ареста в составе съемочной группы Рябов получил эту премию. Сами эти две серии, как и дальнейшие, были весьма посредственными на фоне других подобных советских фильмов и не шли, например, ни в какое сравнение с сериалом "Семнадцать мгновений весны", также получившим премию КГБ СССР в 1978 году (отметим: за полностью законченный сериал и спустя пять лет после выхода на экран).

Наталья Розанова (или сами Ольга и Гелий Рябов) пишут, что "уже близилось новое время и начало краха советского государства", поэтому доносу не дали хода, однако это не так.Ю.В.Андропов (на имя которого написан донос) возглавлял КГБ до мая 1982 года, и ни в 1980, ни в 1982 году никаких признаков приближения нового времени и в помине не было, до перестройки оставалось еще шесть лет. Авторы также объясняют спасение Г. А. Рябова от уголовного дела в 1981 году помощью Святителя Николая Чудотворца. В книге Розановой рассказывается о том, что Г.Рябов был хорошо знаком с настоятелем храма святителя Николая протоиереем Александром Шаргуновым и передавал на этот храм очень щедрые пожертвования - 20 тыс. рублей (10-летняя зарплата среднего служащего в начале 1980-х годов). В действительности, протоиерей Александр Шаргунов стал настоятелем московского храма Святителя Николая в Пыжах в 1991 году, а с Г.Рябовым познакомился только в 1989 году, о чем сам протоиерей Александр рассказал в своем интервью 4 октября 2021 года на ruskline.ru. К этому времени Юрий Андропов был уже пять лет в могиле. Поэтому ни первая, ни вторая версии спасения Г. Рябова от преследования КГБ в 1981 году, изложенные Н.Розановой, не находят своего подтверждения. Остается самое простое: либо высшее руководство КГБ СССР знало о том, что Г. Рябов выполняет программу, одобренную лично Л.И. Брежневым, и согласовало эту программу, либо само участвовало в разработке и реализации этой программы.

В книге воспоминаний Гелия Рябова "Как это было", изданной в 1998 году, уже после захоронения екатеринбургских останков в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга, автор, видимо, счел свою миссию по подлогу останков выполненной и открыто изложил свое отношение к Императору Николаю II и его царствованию:

"23-летнее царствование Николая II имело множество темных, попросту ужасных сторон. Царь осознанно вызвал к жизни силы самые дикие, невежественные, злобные. Он полагал, что "природный монархизм" этих сил укрепит его царствование. Наивное заблуждение, увы..."[54,стр. 124].

Конечно при таком отношении к монарху в конце 1970-х годов, во времена СССР, Гелий Рябов не мог рисковать своей карьерой и жизнью ради "христианского погребения" якобы царских останков.

По инициативе Председателя КГБ СССР Юрия Андропова [4] и за его подписью в 1975 году Политбюро ЦК КПСС приняло решение о сносе дома Ипатьева в Свердловске (Екатеринбурге). Одной из причин этого решения была названа необходимость прекратить начавшееся посещение дома иностранными туристами, приходившими к этому дому отдать дань памяти Царской Семье. В то же время, это решение не исполнялось в течение двух лет. Многие местные свердловские коммунисты открыто выступили против сноса Ипатьевского дома, считая его "памятником революции, уничтожившей Царя", своеобразным "местом своей силы".

Снос Дома Ипатьева в Екатеринбурге 17сентября 1977 г. Вся семья

бульдозериста, сносившего этот дом, умерла в течении года после сноса дома.

Постановление Политбюро было выполнено только новым Первым секретарем Свердловского обкома КПСС Борисом Ельциным, назначенным на должность в ноябре 1976 года. Снос был произведен через 10 месяцев после этого назначения. Ельцин лично добился срочного вывода дома Ипатьева из перечня исторических памятников республиканского значения, утверждаемого Советом министров РСФСР, и в сентябре 1977 года Ипатьевский дом был снесен. Работы по сносу шли один день и одну ночь. Поэтому есть основание полагать, что и о миссии Гелия Рябова и Александра Авдонина первый секретарь Свердловского обкома КПСС Борис Ельцин знал еще тогда, в конце 1970-х годов. Возможно, именно поэтому, будучи уже Председателем Верховного Совета РСФСР, он благосклонно отнесся к обращению к нему Александра Авдонина в августе 1990 года и в начале 1991 года об открытии якобы "царской" могилы в Поросенковом Логу.

Открытие подложной "царской" могилы могло быть для некоторых коммунистических руководителей некой "разменной картой" с западными странами, в том числе с Англией, Германией, Данией, королевским Домам которых члены Царской Семьи приходились родственниками. Кто-то из коммунистического руководства мог полагать, что необходимо вести борьбу с самозванцами на Царский Престол и для этого тоже "царская" могила могла пригодиться. Могли быть и другие далеко идущие планы, связанные с борьбой с возможным возрождением православной монархии в России, борьбой с Церковью, которая за рубежом в 1970-е годы уже готовила прославление Царственных Мучеников как святых.

Но, скорее всего, в рамках разрядки "международной напряженности" и установления более тесных связей со странами Запада, руководители СССР могли, решив уничтожить Ипатьевский дом в Екатеринбурге, чтобы предать забвению это место кровавого преступления, в то же время, приветствовать находку "общественностью", "интеллигенцией" "царской" могилы для символического торжественного "перезахоронения" с приглашением глав иностранных держав и Королевских домов. Коммунистическое руководство могло не опасаться почитания "царской" могилы, в которой находились лжемощи, прекрасно осознавая, что благодать исходит лишь от настоящих святых мощей, которые находятся в Брюссельском храме-памятнике в честь Иова многострадального, а не от фальшивых, и посему широкого церковного почитания этой могилы не возникнет, а раскол в ряды православных это точно внесёт, так как многие будут придерживаться выводов следователя Царской школы Н. Соколова и православного монархиста генерала Михаила Дитерихса. Любой раскол и разделения в Церкви также были весьма выгодны коммунистам, боровшимся за ее уничтожение в соответствии с программой КПСС.

26.3) Особые обстоятельства публикаций в 1989-1990-х годах на тему открытии "царской" могилы Г. Рябовым.

То, что заготовка по Царскому делу, с одобрения Леонида Брежнева проведенная Николаем Щелоковым при участии Семена Цвигуна и самого Юрия Андропова, сработала по партийному приказу в 1989 году, свидетельствует князь Андрей Голицын, член Правительственной комиссии по исследованию царских останков [68, с. 123-125]: "Тотчас после возвращения советского генсека [Михаила Горбачева - ставленника Юрия Андропова] в Москву [после встречи с Английской королевой Елизаветой II в начале апреля] в 1989 году, на которой королева поставила вопрос о раскрытии обстоятельств убийства Царской Семьи], в том же апреле, на публичной арене с сенсационной находкой Царского захоронения появился Гелий Рябов (то есть, что открытие Рябова и повести в журналах "Родина" и "Огонек" [Радзинского] заранее были подготовлены).

Здесь очень важно еще раз вспомнить, что публичное явление Рябова произошло в советское время, и что никто тогда 6-ю статью Конституции не отменял. ЦК КПСС с Политбюро во главе осуществлял верховную власть, КГБ функции свои не утратил, цензура, несмотря на "перестройку" и некоторое послабление, продолжала определять рамки дозволенной свободы, а коммунистическая идеология неизменно утверждала "социалистический выбор", вместе с "бессмертным ленинизмом", о чем не переставал со всех трибун провозглашать Горбачев. Страна в 1988-1989 годах "еще была оккупирована большевизмом". Так писал в своих воспоминаниях соратник Горбачева, А.Н. Яковлев, в свое время "непосредственный куратор идеологии". Понятно, что в 1989 году никакая серьезная политическая акция без кураторства Отдела агитации и пропаганды ЦК КПСС и других контролирующих органов, инициативой каких-то частных лиц, тем более публично, произойти не могла. И если внимательно проанализировать все, что связано с историей Царских останков, то становится очевидным, что не с небес свалился вдруг в одночасье Гелий Трофимович.

На олимп всемирной славы вознесен он был советской властью, которая и определила его в авторы сенсационного открытия. Тогда Рябов полностью соответствовал по всем своим анкетным данным столь деликатной роли: происхождения социально близкого, сам бывший следователь, со связями в верховных кругах правоохранительных органов, конечно, член родной партии и к тому же певец "революционной романтики", а значит, что с идеологией все в порядке и в сочинительстве имелся достаточный навык".

Журнал "Родина" был создан в структуре главной партийной газеты "Правда" осенью 1988 года, и его первый номер вышел в январе 1989 года, то есть за три месяца до выхода статьи Г. Рябова. Как вспоминал сам Г. Рябов, решение о публикации его статьи "Принуждены Вас расстрелять" принимал сам главный редактор "Правды" член ЦК КПСС Виктор Афанасьев, сославшись на то, что "другие все равно опубликуют"[54, с. 171]. Со слов Г. Рябова, материал Афанасьеву представил заместитель главного редактора журнала Владимир Долматов. Под "другими" главный редактор "Правды" мог справедливо подразумевать В. Коротича и Е. Яковлева, людей секретаря ЦК КПССС А.Н. Яковлева.

В тех же номерах журнала "Родина" (№4-5) в поддержку находки Гелия Рябова выступает главный научный сотрудник Института российской истории Академик Наук Генрих Зиновьевич Иоффе, защитивший в 1978 году докторскую диссертацию по теме "Крах российско-монархической контрреволюции". Сей советский историк в 1980-х годах активно клеветал на противников большевиков, на монархистов и на саму Царскую Семью в своих книжках: "Колчаковская авантюра и ее крах" (М. Мысль. 1983 г.), "Великий Октябрь и эпилог царизма" (М.Наука,1987 г.), "Революция и судьба Романовых" (М., Республика, 1992 г.) и явно не был поклонником монархии и почитателем Царской Семьи. Зато по заказу советских спецорганов мог легко написать любую наукообразную клевету на Российскую Империю и самого Императора. В своих книгах Г. Иоффе, проживающий с 1995 года в Монреале в Канаде, взахлеб рассказывает, как плохо жилось русскому народу при Царской власти, но и как хорошо и сытно жилось Царской Семье накануне расстрела в Екатеринбурге, и пытается убедить читателя, что большевики вынужденно, чуть не со слезами на глазах убивали Царскую Семью.

Тогда же, 16 апреля 1989 года в номере 16 популярной тогда газеты "Московские новости", возглавляемой Егором Яковлевым, на 16 странице[5] выходит интервью Гелия Рябова на тему найденной им якобы "царской" могилы и версии Покровского-Юровского. В течение 1989 года Г. Рябов выступает с такими же сообщениями на радио, телевидении, в Политехническом музее. Его выступления проходят во многих залах в Москве и по всей стране. Ясно, что сам Гелий Рябов подобную пиар-компанию в то время организовать никак не мог.

Примерно тогда же, в мае 1989 года, в перестроечном журнале "Огонек" (№21), главным редактором которого был Виталий Коротич, появляется статья известного советского драматурга, историка по первоначальному образованию, Эдварда Радзинского об убийстве Царской Семьи, в которой он публикует полностью один из вариантов Записки Покровского-Юровского[6] и указывает, что в ней есть приписка о месте могилы в Поросенковом Логу. Радзинский указывает и место в Госархиве Октябрьской революции, где хранится эта Записка. То есть, фактически, открывает доступ любому допущенному в этот архив месторасположение могилы, которую Покровский и Юровский пытаются представить "царской".

Мать Эдварда Радзинского Софья Юлиановна долгие годы работала следователем по особо важным делам НКВД. А сам Радзинский "прославился" своей беллетристикой: русофобскими романами на историческую тему (царствование Иоанна Грозного, Александра II, Николая II), неоднократно подвергавшимися критике со стороны профессиональных историков. В частности, профессор А. Боханов в своей книге "Правда о Григории Распутине" (М. РИЦ, 2011г.) указывал на сфальсифицированные Э. Радзинским исторические факты и его клевету на Царскую Семью и Царского Друга - Григория Распутина-Нового. Доктор исторических наук Л.А. Лыкова в своей книге, изданной в 2007 году, заявила, что Радзинский, первым опубликовавший Записку цареубийцы Я.М. Юровского, намеренно исказил ее текст и не прокомментировал этот "ценнейший источник"[7]. Доктор исторических наук А.В. Репников отмечал тогда же в рецензии на книгу Лыковой: "...не выплескиваем ли мы вместе с водой и ребенка, когда судим об истории исключительно "по Радзинскому". О том, как Радзинский исказил цитату из дневника Николая II, переделав "Господи...УМИРИ Россию" в "Господи...УСМИРИ Россию", как-то уже и писать неловко. Этот случай [фальсификации исторических источников] стал хрестоматийным среди историков"[8].

Эдвард Радзинский, 2022 год

Эдвард Радзинский на долгие годы останется конкурентом Гелия Рябова по теме захоронения в Поросенковом Логу.

Такое синхронное вбрасывание во весь мiр информации об обстоятельствах убийства Царской Семьи, о расследовании этого убийства и возможного захоронения останков, произведенное связанными со спецслужбами драматургами Рябовым и Радзинским, а также большевицким историком-клеветником Иоффе, несомненно произошло по указанию ЦК КПСС и советских спецслужб.

Напомним, что, как описано в главе 3 настоящей книги, спустя три месяца после публикаций Гелия Рябова в "Московских новостях" и журнале "Родина", в ночь на 17 июля 1989 года на месте снесенного большевиками Ипатьевского дома в Екатеринбурге по инициативе Анатолия Верховского прошло молитвенное стояние, в котором участвовало примерно 200-300 человек. Оно было жестко разогнано ОМОНом и милицией. Одиннадцать человек, в том числе Анатолия Верховского, арестовали и должны были судить. И лишь вмешательство мiровой общественности, в том числе представителей РПЦЗ, узнавших об этом беспределе, спасло от тюрьмы православных, молившихся Царственным Мученикам.

А.М.Верховский 2007г

Вероятно, такие же последствия, то есть арест и уголовное преследование, могли ожидать и Г. Рябова с А. Авдониным после их публичного заявления о раскопках якобы "царской" могилы в Поросенковом Логу, если бы они не действовали при этом по указанию представителей ЦК КПСС и КГБ СССР.

Скорее всего, кампания по продвижению в СМИ версии Покровского-Юровского с помощью Г. Рябова и Э. Радзинского готовилась еще в процессе подготовки визита Михаила Горбачева в Великобританию, когда, как это принято в дипломатических сферах, заранее обсуждались вопросы, которые станут предметом переговоров высоких сторон. И сразу после возвращения Михаила Горбачева последовал ответ на просьбу королевы Елизаветы II.

Историк Леонид Евгеньевич Болотин, 2020 год.

Упомянутыми статьями и интервью дело не ограничилось. На протяжении 1989-1990 годов в СССР, как уже отмечалось, была развернута мощная пиар-кампания в поддержку открытию Г. Рябовым "царской могилы". При этом, как свидетельствует Л. Болотин [22, с. 74], оппонентам Г. Рябова известному зарубежному историку, профессору Павлу Пагануцци, уральскому историку Игорю Непеину прямо отказывают в публикации их статей на эту тему в советской печати, в том числе и в либеральном журнале "Огонёк". Но драматургу Э. Радзинскому страницы "Огонька" были открыты - в январе 1990 года в журнале №2 публикуется продолжение его статьи "Расстрел в Екатеринбурге".

Первые печатные статьи русских православных историков на эту тему с возражениями Г.Рябову появились в СССР только через год, да и то в фактически подпольном самиздатовском альманахе "Царь-Колокол", получившем относительно широкое распространение в православной среде.И только после падения СССР подобную позицию православные историки смогли высказывать во вновь созданных в РФ малотиражных независимых изданиях.

Описанная пиар-кампания по екатеринбургским останкам явно направлялась и финансировалась ЦК КПСС и советскими спецслужбами, активно действовавшими в те годы. Никаких других сил, способных организовать в 1989-1990 годах подобную кампанию в СМИ, в советской стране не было. Они начали появляться уже в процессе развала СССР в 1991 году и позднее, после развала Союза советских республик. [22, с.75]

Работу партийных и советских государственных СМИ курировал отдел пропаганды ЦК КПСС и соответствующие подразделения КГБ СССР. По партийной линии возглавлял эту работу в 1989 и 1990-х годах секретарь ЦК КПСС А.Н. Яковлев, который, как уже отмечалось, еще в 1964 году собирал все материалы по цареубийству, в том числе Записку Покровского-Юровского и воспоминания цареубийц М. Матвеева-Кудрина, Г. Никулина, Кулакова, И. Родзинского. [75] А.Н. Яковлев лично беседовал с ними и в определеннойстепени разбирался в этом вопросе.

После его неудачной статьи в "Литературной газете" под названием "Против антиисторизма", в которой, как обычно, воскрешалась "вера" в марксизм-ленинизм[9], но содержалась резкая критика писателей-почвенников и национальных традиций русского народа[10]. Позиция А. Яковлева была признана перегибом. По решению Политбюро ЦК КПСС, в начале 1973 года он был отправлен в "почетную ссылку" послом в Канаду. Андропов поддерживал тесные отношения с Яковлевым и после этого [75, с.265]. Десять лет спустя, когда Юрий Андропов стал Генеральным секретарем ЦК КПСС, А. Яковлев по инициативе секретаря ЦК М. Горбачева и поддержке самого генсека вернулся в Москву и возглавил значимый Институт Мировой экономики и международных отношений Академии Наук СССР. Ю. Андропов также доверил А. Яковлеву возглавить важнейшую группу партийных специалистов по разработке новой программы КПСС. Видимо уже тогда Андропов посвящает Яковлева и в план подготовки открытия Г. Рябовым и А. Авдониным якобы "царской" могилы.

Александр Яковлев и Михаил Горбачев, 1984 год

В мае 1985 года, после назначения Михаила Горбачева Генеральным секретарем ЦК КПСС, новый генсек продвигает Александра Яковлева на пост секретаря ЦК по идеологии.

Как пишут в своих воспоминаниях главный редактор "Огонька" Виталий Коротич[11] и его оппонент Аркадий Галинский[12], а также главный редактор "Московских ведомостей" Егор Яковлев [13], в период гласности и перестройки в 1988-1991 годах все существенные темы, поднимаемые в этих центральных изданиях, так или иначе согласовывались с А.Н. Яковлевым либо напрямую исходили от него самого. И его однофамилец Егор Яковлев, и Виталий Коротич были, что называется, людьми Александра Яковлева и занимали свои должности благодаря его поддержке [75, с. 259,263]. А советский историк Генрих Иоффе входил в группу, занимавшуюся написанием нового партийного учебника по истории КПСС и регулярно лично общался с А.Н. Яковлевым[14]. В своей второй статье "Расстрел в Екатеринбурге", напечатанной в №2 "Огонька" от 1990 года, Эдвард Радзинский приводил отрывки расшифровок, сделанных в 1964 году в Радиокомитете СССР магнитофонных записей цареубийц Григория Никулина и Исайи Радзинского, и заявлял, что эти записи предоставил человек, имя которого он назвать не может. Однако, предоставить их мог только один человек - секретарь ЦК КПСС А.Н. Яковлев, готовивший эти записи в Радиокомитете в 1964 году.

А.Н. Яковлев участвовал в подготовке визита М.С. Горбачева в Англию и 6 апреля 1989 года сам сопровождал генсека, прилетевшего в Лондон. Одной из тем, обсуждавшихся во время этого визита было известное требование Королевского Дома Англии о расследовании в России цареубийства. Видимо, именно А.Н. Яковлев организовал PR-кампанию по освещению расследования обстоятельств цареубийства и нахождении "царской" могилы. Конечно, принимало в этом участие и КГБ СССР, имевшее свои задачи и материалы по этой теме. Напомню, в КГБ фактически дублировались многие отделы ЦК КПСС, в том числе, отдел пропаганды.

Английская королева Елизавета II и Генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачев. Лондон, апрель 1989 года

Самого Александра Яковлева отличала явственно прозападная позиция в процессе проведения перестройки в СССР. Он также в эти годы курировал отношения между СССР и Израилем. О себе А.Н. Яковлев рассказывал, что был крещен в детстве, но даже молитву "Отче наш..." не знал и полагал, что и для других крещеных ее знать необязательно [75, с. 267]. Продолжая в целом направление, заданное в его ранее упомянутой статье 1972 года "Против антиисторизма", где он резко критиковал русских патриотов, выступавших за национальные традиции, в годы перестройки А.Н. Яковлев активно выступал против национально-патриотического движения в России. Об этом он писал в своих воспоминаниях [75]. Еще ярче это показано в известной статье Леонида Радзиховского[15] "Еврейский заступник", опубликованной 18 октября 2020 года в журнале "Лехаим". Возможно, статья Леонида Радзиховского дает дополнительные объяснения, почему при Александре Яковлеве доступ в СМИ для работ русских православных историков по царской теме был закрыт.

В СССР на протяжении 70 лет коммунистические власти зомбировали население царененавистнической пропагандой. Поэтому, даже продвижение фальшивой "царской" могилы в советских СМИ требовало определенной их перестройки. Решая непростую задачу снятия в советском обществе табу с обсуждения незаконного убийства большевиками Царской Семьи, А.Н. Яковлев, естественно, пошел по пути версии Покровского-Юровского, явно уменьшающей сотворенные большевиками изуверства при цареубийстве (в том числе усечение честных Царских глав и сожжение Их честных останков), отвергнув результаты расследований следователя Н. Соколова и генерала М. Дитерихса, которые ему должны были быть известны. Тем более, что почва для этого уже была заранее подготовлена и им самим в 1964 году, и в ходе спецоперации Н. Щелокова - Г. Рябова в 1976-1980-х годах.

Для решения стоящих перед М.С. Горбачевым и А.Н. Яковлевым задач по установлению дружественных отношений с западными странами, совсем не обязательно было проводить настоящее расследование большевицких злодеяний, совершившихся в июле 1918 года в Екатеринбурге и его окрестностях. Более того, такое объективное расследование в СССР было невозможно даже в перестройку, поскольку у власти по-прежнему находились духовные наследники цареубийц. В то же время, обнаружение "царской" могилы (пусть на самом деле фальшивой) вполне решало те задачи, которые стояли перед руководителями СССР для улучшения отношений с Великобританией и западными странами и, в то же время, в определенной степени смягчало восприятие большевицких изуверств - отчленения честных Царских глав и сожжение Их останков в Ганиной Яме.

27) Краткая биография и анализ творчества первооткрывателя екатеринбургских останков, советского кинодраматургаи писателя Гелия Рябова

Гелий Рябов в последние годы жизни.

Гелий Рябов родился в 1932 году в Ленинграде (Санкт-Петербурге), как некоторые утверждают - в семье чекиста. Сам он вспоминал об отце Трофиме Алексеевиче, что тот был большевиком и во время гражданской войны служил комиссаром [54, с. ]. О своей матери Гелий Рябов никаких воспоминаний не оставил, известно только ее имя, оно написано на могильной плите - Доба[16] Аркадьевна Рябова. В 1954 году Г. Рябов окончил Московский юридический институт и несколько лет работал следователем МВД СССР. В 1960-х годах начал карьеру советского кинодраматурга. Первая его жена, Маргарита Васильевна Рябова (в девичестве Кондратьева) 1932 года рождения, работала следователем МВД. Дочь от первого брака Никифорова Валерия Гелиевна родилась в 1955 году. Как упоминалось выше, с первой женой Гелий Рябов развелся в конце 1980-го года после закапывания трех черепов в Поросенковом Логу и сразу же женился на приглянувшейся ему еще раньше молодой редакторше издательства "Печатные Традиции" Ольге Александровне, в которую он влюбился, по его словам, еще будучи женатым. Девичья фамилия Ольги Александровны была Степанова. До Рябова она уже дважды была замужем.

В 1975 году Г. Рябов получил квартиру в новом элитном доме ЖСК "Скорость".[17] Кооператив был создан при секретном авиапредприятии (так называемом, "почтовом ящике"), Московском машиностроительном заводе "Скорость" (ОКБ А.С. Яковлева). Наряду с авиаконструкторами и высокопоставленными сотрудниками этого предприятия, в доме селились и высокопоставленные сотрудники советских спецслужб [22, с. 249]. При остром дефиците квартир в Москве в советское время получить такую элитную квартиру обычному кинодраматургу было невозможно.

Был ли на самом деле "очень верующим" человеком (как утверждает сегодня его знакомый архимандрит Тихон (Затекин) советник советского министра внутренних дел Гелий Рябов, вместе с Александром Авдониным раскопавший захоронение в Поросенковом Логу еще в 1979 году? "Как тело без духа мертво, так и вера без дел мертва", - учит нас Апостол Иаков, брат Господень (Иак. 2:26). Какие же дела совершал Гелий Рябов, сценарист фильмов "Казнены на рассвете..." (1964), "Таинственный монах" (1968), сериалов "Рожденная революцией" (1974-1977), "Государственная граница" (1980-1982), сценарист и режиссёр сериала "Конь белый" (1993)? Все эти произведения до краев наполнены богохульством, богоборчеством и цареборчеством.

27.1) В фильме "Казнены на рассвете..." (1964 г.) воспеваются и восхваляются цареубийцы во главе со старшим братом В. Ленина Александром Ульяновым, возглавлявшим "Террористическую фракцию" движения "Народная воля" и готовившим в 1887 году убийство Царя Александра III. На его средства уже была изготовлена бомба, но молодой террорист был арестован и казнен вместе с подельниками, так как не раскаялся в подготовке преступления. Этот фильм Гелия Рябова исполнен патологической ненависти к Императору Александру III и всему Царскому роду. Он содержит явную историческую ложь на Императорскую Россию.

Илья Репин " Приём волостных старшин Александром III" (фрагмент) 1884 год

27.2) В фильме "Таинственный монах" (1968 г.) монахи и монахини во главе с наместником монастыря и епископом показаны бандитами и укрывателями бандитов, которые жгут и разоряют деревни и хутора, убивают местных жителей. Ничего общего с реальной историей гражданской войны в России это не имеет. Конечно, монахи могли укрыть на время на территории монастыря одного-двух гонимых красными белых воинов (как, например, об этом писал Князь Николай Жевахов), но не бывало случаев, когда монастыри становились бы военной базой белых, когда монахи одновременно являлись бы действующими бойцами белой армии и действовали по-бандитски, нарушая свои монашеские обеты. Не было случаев, чтобы епископ возглавлял бы белый вооруженный отряд, как это показано в данном фильме. Это богоборческая ложь, придуманная Гелием Рябовым и его заказчиками.

https://mosvedi.ru/files/recenzia/image054.jpg

Афиша фильма "Таинственный монах" (1968 г.) сценариста Гелия Рябова.

27.3) В фильме "Рожденная революцией" (1974-1977 гг.) православный священник, служащий в родном селе главного героя, показан настоящим закоренелым бандитом (по сценарию, он был таковым и в царское время, и в годы гражданской войны, и позднее). В первой серии этот киношный священник дает указание сжечь дом и родителей главного героя, чтобы втянуть его в банду. А в четвертой серии благословляет забить прямо в храме большевика, несогласного с его антикоммунистической проповедью, и руководит деятельностью банды, убивающей и грабящей простых людей.

В 1978 г. Гелий Рябов с соавтором Алексеем Нагорным издает книгу "Повесть об уголовном розыске", в точности повторяющую сценарий сериала "Рожденная революцией". Без каких-либо изменений эта повесть переиздается кинодраматургом и в 1984, 1993, 1994, 2002, 2013 годах. Якобы "православный" автор продолжает в этой повести тиражировать свою клевету на священнослужителей, на Церковь уже по собственной инициативе, после того, как СССР пал и коммунистическая партия этого от него не требовала, напротив, когда он пытался представляться в православно-патриотической среде "своим"!

Показанное в сериале не имеет ничего общего с реальной историей гонений на Церковь в нашей стране в 1920-е годы и позже, когда чекисты отправляли священников на расстрел или в лагерь за любую гораздо более мягкую проповедь, не только против советской власти или имеющих оккультные корни символов вроде пятиконечной звезды, а просто "по разнарядке". Бандитов среди реальных священников, совершающих свой пастырский труд, в истории Вселенской Православной Церкви никогда не было. Да, бывали случаи нарушения монашеских обетов монахами, священниками, и даже епископами, после которых они переставали быть монахами, священниками, епископами. Но, во-первых, бандитами не становились, во-вторых, случаев, когда священник убивал бы людей и по-прежнему оставался служить у алтаря не было НИКОГДА. Лишь Гелий Рябов и его соавтор Алексей Нагорный придумали и десятилетиями тиражировали такую гадкую клевету на Церковь.

Действие четвертой серии проходит на фоне православных икон, Распятия, крестов, которые по воле сценариста Гелия Рябова сознательно оскверняются в фильме кровью и насилием. Публичного покаяния от Гелия Рябова за эти распространённые на всю страну сцены мы до его смерти в 2015 году не услышали.

В "Повести об уголовном розыске" русские крестьяне накануне революции 1917 года изображаются Гелием Рябовым как сборище алкоголиков и хулиганов, ведущих скотский образ жизни, несмотря на то, что являются членами православного сельского прихода.

Приведем для наглядности отрывок из этой повести [69, с. 228-229]:

"- Лукича знаешь кто убил? Сам [священник] Серафим. - Тихон заплакал. - Детей наших крестил. Родителей отпевал. Тать, места ему на земле нет! главный был с завязанным лицом - сидел в седле, командовал. Велел Лукичу отходную молитву читать, а тот задиристый, плюнул ему в лицо. Ну, главарь и расстрелял его собственноручно. А Платонида главаря узнала: [поп] Серафим это был.

................

Коля слушал Тихона и вспоминал свою встречу с Лукичом и Платонидой. И вот их нет. они прожили недолгую жизнь, прожили ее в голоде, холоде, бесконечных заботах о хлебе насущном, о полене дров, об одежонке. Потолок в избе - углом вниз. Пол в избе - углом вверх. Всегда больные, золотушные дети - теперь последний сын остался сиротой. Всегда горе, нужда, долгие зимние вечера, бесконечные, выматывающие душу ночи, когда нечем укрыться, а утром нечем разжечь печь. И вот теперь, когда пришли, наконец, иные времена и впереди, пусть далеко, но забрезжил рассвет и стало ясно, что стоит жить на земле, и счастье - это не поповские проповеди, а земля, которая принадлежит тебе и кормит вдосталь, платя добром за стертые руки, сбитые ноги и спину, которую к заходу солнца уже не разогнуть, - вот теперь, когда все стало так обнадеживающе хорошо, - бандитская пуля обрывает жизнь, а рассвет снова сменяет ночь, уже навсегда".

Да, страшную, русофобскую, ложную картину рисует Г. Рябов! На самом деле, во время правления Императора Николая II голода в России не было. Туда, где случался неурожай, хлеб из других губерний подвозили по железным дорогам и раздавали крестьянам. В русской деревне в то время кто не ленился и работал - жил в достатке, о чем можно прочитать у многих авторов [58, 59, 70]. Уровень жизни был примерно таким же, как в большинстве европейских стран.

27.4) В своей книге "Как это было" [54] и в различных интервью Гелий Рябов пишет, что занятие исследованиями обстоятельств убийства Царской Семьи, изучение в спецхране книг Н. Соколова, М. Дитерихса, Р. Вильтона и других заставило его (в 1976-1980 годах) постепенно поменять свои взгляды на коммунистический режим в СССР и на Царскую Россию. Гелий Рябов дает понять, что после того как откопал, по его мнению, "царскую" могилу в Поросенковом Логу и держал в руках черепа, как он думал, Царя и Наследника - он в душе стал в определенной степени православным противником чекистских методов. И вот, сразу после того, как он возвращает черепа в могилу в Поросенковом Логу в 1980 году, он начинает снимать по заказу КГБ СССР серию фильмов "Государственная граница".

В третьем двухсерийном фильме, носящем название "Государственная граница. Восточный рубеж" (1982) рассказывается о борьбе чекистов (ГПУ) с белой эмиграцией в Манчжурии (Китай) накануне советско-китайского конфликта на Китайской Восточной Железной Дороге (КВЖД) летом 1929 года. Понятно, что в СССР все фильмы, рассказывающие о деятельности большевицких спецслужб, создавались под чекистским самовосхваляющим лозунгом: "Чистые руки, горячее сердце, холодная голова". Однако в фильмах по сценарию бывшего следователя МВД СССР Гелия Рябова степень наглого цинизма и исторической лжи переходит все границы и существенно превышает ложь в аналогичных фильмах других авторов, снятых в то же время.

Как известно, русские казаки и крестьяне еще в Царские времена селились на пустынных землях Маньчжурии вдоль русской границы. Территория Манчжурии была в XIX веке и начале XX века малонаселенной в силу того, что маньчжуры, имевшие привилегированное положение в Империи Цин[18], переселялись в Китай, а китайцам и монголам было запрещено селиться в Манчжурии. В ходе гражданской войны и после нее русские целыми деревнями переезжали в Китай[19], не желая жить под большевицким игом. Особенно этот процесс усилился со свертыванием НЭПа и началом коллективизации земель (точнее отнятием советской властью земли и скотины у крестьян) в конце 1920-х годов. Большевицкие отряды совершали набеги на китайскую территорию, вырезали и уводили в плен целые поселения таких русских эмигрантов. [80] В фильме же Гелия Рябова все перевернуто: белые эмигранты из общества "Молодая Россия" убивают тех русских (в том числе и детей), кто решил переехать в СССР из Китая. При этом сцены этих убийств показаны в фильме с немалым количеством крови и предельным натурализмом.

Храм Всех Святых Мучеников вПекине(1946 год)

В крипте храма захоронены шесть Алапаевских Мучеников.

Во второй серии фильма "Государственная граница. Восточный рубеж" главный отрицательный герой фильма, белый офицер Сергей Алексеев (владелец русского ресторана "Эксельсиор" в Харбине) приглашает даму своего сердца (певицу) в православный храм в Пекине, в крипте которого захоронены мощи Алапаевских мучеников (пяти Великих Князей из рода Романовых), злодейски, с особой жестокостью убитых большевиками 18 июля 1918 года. И около святых мощей Сергей признается певице Ольге Розметальской (шпионке ГПУ), что цель его жизни - восстановление Царской династии Романовых на Престоле в России. Для этого он как христианин, так как "Вера без дел мертва", делает все возможное: торгует опиумом в крупных масштабах, занимается экспроприацией средств эмигрантов, сочувствующих советской власти, в том числе проливает и свою и чужую кровь, убивает (и мужчин, и женщин, и детей). То есть на экране показан невозможный персонаж: православный монархист, действующий по антихристианскому принципу большевиков "для достижения цели все средства хороши". Ольга, услышав о мощах Романовых и о восстановлении Романовых на троне, впадает в ужас и отвращение и заявляет, что это мираж и в России Романовых все забыли, а мы во тьме. Фактически, в этом эпизоде "верующий христианин" сценарист Гелий Рябов совершает кощунство над Святыми мощами Великих Князей Романовых. Важно то, что по своей структуре фильм мог бы обойтись без этого эпизода. Монархисты, тем более почитатели Царского рода Романовых, среди белоэмигрантов, увы, не имели большинства. И это было прекрасно известно и советским сценаристам, и советскому зрителю. Вспомним хотя бы эпизод из второй серии культового советского боевика "Новые приключения неуловимых" (1968 г.), когда из-за исполнения в кабаре гимна "Боже, Царя храни" посетители (белые офицеры и гражданские) начинают спорить друг с другом до всеобщей драки.

27.5) В 1996 году, уже в постсоветское время, Гелий Рябов выпускает сборник "Красная Линия. Человек с фотографии" [64], в который включена повесть "Направление в Харбин". В этой повести автор изменяет сюжет фильма "Государственная граница. Восточный рубеж" с учетом "требования времени". Основные обстоятельства те же: Китай, Манчжурия, Харбин накануне конфликта на КВЖД в 1929 году. В повести действует тот же монархист, белый офицер, владелец русского ресторана "Эксельсиор",с тем же именем Сергей, только с другой фамилией. Та же певичка - шпионка ГПУ, но теперь ее зовут не Ольга, а Зинаида. Только теперь в повести зверские убийства своих же советских работников КВЖД совершают уже не монархисты, а чекисты, для создания повода для ввода Пограничных войск ГПУ на КВЖД в Манчжурию. Белый офицер-монархист Сергей в повести уже не торгует опиумом и не организует убийства семей с детьми. Но он так же поклоняется вместе с Зинаидой мощам Алапаевских мучеников в крипте православного храма в Пекине. Только в повести он уже не верит в восстановление Царя на Престоле, по крайней мере в ближайшее время. Гелий Рябов рисует этого монархиста в повести предателем Родины, надеющимся, что японцы скоро захватят Манчжурию, а затем русский Дальний Восток, Сибирь и Урал и дадут на этой территории небольшую автономию русским! В итоге, этот белый офицер показан кинодраматургом полным идиотом и слюнтяем, фактически совершающим самоубийство: он добровольно предлагает шпионам ГПУ себя арестовать, чтобы вывезти в Москву на Лубянку, где его точно убьют. И он сам это знает!

Единомышленник Гелия Рябова по Поросенкову Логу В.Н. Соловьев, бывший следователь, в начале февраля 2022 года в диспуте с историком В.В. Бойко-Великим на канале "День ТВ" (25 минута) называет вышеназванные фильмы патриотическими. С этим в определенном смысле даже можно согласиться - для противников Церкви и Русской Православной Монархии эти фильмы Г. Рябова по-своему "патриотические".

27.6) В киносценарии многосерийного фильма "Претерпевшие до конца (Романовы)" [55], написанном Г. Рябовым в 1990-м году, он клевещет на Императора Петра Великого и его супругу Императрицу Екатерину I, вкладывая страшные хульные слова (которые даже невозможно повторить) в уста некоего юродивого. Тем самым Г. Рябов возводит хулу и на русских Христа ради юродивых, которые могли обличить Царей в лицо, но "за глаза" никогда не выступали против Монарха. У Рябова же, по сценарию, некий безымянный юродивый выступает чуть ли не агитатором-пропагандистом против Императорской четы Петра Великого и Екатерины I и, опираясь на это, автор объявляет, что Император Николай II и его Семья пострадали якобы заслуженно за грехи своих предков.

27.7) В киносценарии "Вознесенский проспект" [55], написанном Гелием Рябовым в 1991 году, когда уже было опубликовано изложение Записки Покровского-Юровского, в финале фильма большевики лишь закапывают раздетые тела членов Царской Семьи и их верных слуг в могилу в Поросенковом Логу под Екатеринбургом. А вот сожжение двух тел в Поросенковом Логу, о которых писали в своей Записке даже Покровский и Юровский, в этом сценарии Г. Рябов явно скрывает. Видимо для того, чтобы в определенной степени приуменьшить злодеяния большевиков и не наводить зрителя на вывод, что все-таки все тела были сожжены в Ганиной Яме, раз так легко за 2-4 часа удалось сжечь два тела в Поросенковом Логу.

27.8) В сценах сериала "Конь белый" (1993) и в одноименном романе (1994 г.) [56], снятом и написанном Г. Рябовым уже после падения в 1991 году богоборческой власти в России и после извлечения в Поросенковом Логу в том же 1991 году екатеринбургских останков, продолжается глумление над православными, над Распятием и отождествление православных с бандитами и убийцами. В сцене, где дегенерат-насильник (Сомов), только что взорвавший баржу с заключенными большевиками и перед глазами зрителей изнасиловавший девушку Веру (все показано с натуралистичными подробностями), голый, расстреливает из пулемета плывущих с горящей баржи заключенных - у него на шее болтается, бросаясь прямо в глаза зрителям, крупный крест с Распятием Господа нашего Иисуса Христа. По сценарию [56] "белый офицер" Сомов возит пленную Веру с собой на фронте больше месяца, регулярно насилуя среди бела дня, что, конечно, не допускалось не только в белой армии, но даже и у красных, разве что у бандитов, да и то не у всех.

В книгу "Конь белый" [56] автор вставляет и некий жуткий эпизод: раненых пленных красных по своей личной инициативе расстреливают белые медсестры, чего никогда не было.

В десятисерийном фильме много откровенной лжи и в отношении Царской Семьи, и в отношении гражданской войны. В частности, утверждается, что белый террор происходил на том же уровне, что и красный. Хотя общеизвестно, что красный террор, массовое взятие и убийство заложников были установленыдекретамибольшевицкого ВЦИК во главе с Янкелем Свердловым и Совнаркомом в сентябре 1918 года. Командующие же белыми войсками, напротив, наказывали виновных в расстрелах без суда и следствия в расположении белых войск. То есть красный террор был установленным сверху правилом, а белый - вне закона. Количество жертв красного террора превысило 2 миллиона человек, а жертв белого террора было не больше ста-двухсот тысяч человек [89].

Генерал Алексей Гришин-Алмазов, создатель белой Сибирской армии

В этом сериале Гелий Рябов касается и расследования убийства Царской Семьи. В реальности, расследование убийства Царской Семьи после занятия Екатеринбурга 25 июля 1918 года, по свежим следам, было организовано белыми военными властями: монархистом, командующим сибирской армией генерал-майором Алексеем Гришиным-Алмазовым, командующим гарнизоном Екатеринбурга генерал-майором, Князем Владимиром Голицыным, руководителем комиссии по расследованию убийства Царской Семьи полковником Николаем Шериховским. И проводилось оно группой белых офицеров [9, 10]. Сценаристом и режиссёром же Гелием Рябовым во второй серии фильма "Конь белый" дело изображается так, будто расследование и сбор вещественных доказательств ведет в одиночестве судебный следователь А. Наметкин. А безымянный белый генерал-революционер прямо заявляет, что его убийство Царской Семьи не волнует и, по фильму и роману, отказывается организовывать расследование.

Исходя из того, что и в фильме, и в романе безымянный командующий белых войск в Екатеринбурге лишь недавно получил звание генерала, которое не признает герой фильма Дебальцев, можно сделать вывод, что Гелий Рябов в своих произведениях видного и талантливого генерала-монархиста Алексея Гришина-Алмазова, сформировавшего Сибирскую армию и установившего в ней жесткую дисциплину, [9] изображает как разнузданного революционного гуляку-командира.

В России к этому времени были переизданы книги Михаила Дитерихса [19], участвовавшего в расследовании убийства Царской Семьи, переиздана книга следователя Н. Соколова [20]. В этих и других книгах подробно описано, что уже в конце июля 1918 года именно военные власти, генерал В. Голицын и полковник Н. Шериховский инициируют расследование убийства Царской Семьи, подталкивают гражданских следователей и параллельно ведут военное следствие. Гелий Рябов, как он неоднократно признавался, прочитал эти книги в библиотечном спецхране еще в 1970-х годах. Однако, он этими материалами, мягко говоря, в полной мере не воспользовался. Сериал "Конь белый" оставляет впечатление, что правда о цареубийстве и гражданской войне Рябову была не нужна. Он по-прежнему неприязненно относится к православным монархистам, воюющим на стороне белых.

27.9) Ритуальным осквернением памяти Царственных Мучеников и их Друга выглядит и специально выдуманная Гелием Рябовым для кино сцена, съемки которой он описывает в книге "Как это было" 1998 года издания [54, с.162]. В этой сцене показывается, что сразу после февральского переворота, 6 марта 1917 года, по указанию А. Керенского было эксгумировано тело Царского Друга Григория Распутина. Его якобы проволокли перед окнами Императрицы близ Александровского дворца в Царском селе, дабы оскорбить ее и унизить. Оскорбляет и унижает сей выдуманной сценой Г. Рябов и Царственных Мучеников, и своих зрителей и читателей! На самом деле, после эксгумации гроб с телом Григория Ефимовича Распутина был перевезен на грузовике в Царскосельскую ратушу, а на следующий день - в Петроград, где был сожжен в Пискаревском лесопарке. Подробней об этом написано в параграфе 5.2.

В той же книге-воспоминании Гелий Рябов прямо глумится над Царем-Мучеником. Он вспоминает, что, когда в 1976 году он рано утром оказался у Ипатьевского дома в Екатеринбурге, к нему подошел опустившийся подвыпивший бомж, который вдруг стал превращаться у него на глазах в Императора Николая II, который, в свою очередь, стал ему рассказывать о событиях в этом доме в июле 1918 года, а потом вдруг опять превратился в грязного бомжа, разящего перегаром [54, с.29-30]. Вот такие ассоциации и "видения" у "православного" писателя Рябова.

За всю эту вышеперечисленную ложь в Царском деле и богохульство Гелий Рябов также не принес публичного покаяния, хотя известно: кто публично грешил, должен и публично каяться.

27.10) В 2000 году, на закате творческой карьеры кинодраматурга, в 3 и 4 номерах журнала "Родина"[20] выходит исторический очерк Гелия Рябова "Конь бледный еврея Бейлиса", написанный им в 1996-1998 годах. В том же году отдельным изданием выходит романтизированная версия этого исторического очерка [57]. Оба произведения посвящены произошедшему в Киеве 12 марта 1911 года злодейскому убийству русского мальчика Андрюши Ющинского. Тело ребенка было исколото большим шилом 47 раз, а кровь выцежена. В убийстве обвинили Менделя Бейлиса. Во время следствия, которое шло более двух лет, и во время судебного процесса в Киеве в сентябре 1913 года экспертами и специалистами внимательно изучался большой объем документов по ритуальным убийствам. В результате суд присяжных признал установленными все необычные обстоятельства этого жестокого убийства ребенка, хотя напрямую и не назвав его ритуальным. Мендель Бейлис был оправдан за недостаточностью улик персонально против него (голоса присяжных по этому вопросу разделились поровну - 6 на 6). Посвященные этому злодейскому убийству книги Г. Рябова, как обычно у этого автора, пронизаны неприязнью и, в определенной степени, даже ненавистью к русским православным монархистам и к Российской Империи. Гелий Рябов без каких-либо серьезных аргументов и доказательств выдвигает свою "сенсационную" конспирологическую версию, соединив два убийства: он обвиняет Охранное отделение Департамента полиции Министерства Внутренних Дел в убийстве отрока Андрея Ющинского с целью дискредитации перед Государем плана премьер-министра Петра Столыпина о даровании евреям полного равноправия, а затем, по Гелию Рябову, якобы для надежности, жандармы организуют 1 сентября 1911 года убийство в Киеве и самого Столыпина. Эти сочинения кинодраматурга имеют мало общего с историческими фактами [58, 59, 60, 63] и содержат клевету даже на гетмана Богдана Хмельницкого. Вот цитаты из авторского послесловия к роману [57, с. 311-317]:

"Суд над Бейлисом начался 25 сентября 1913 года (ст.ст.), в 14.30, в здании Присутственных мест на Софийской площади - оно как раз за спиной "спасителя" Украины, Богдана Хмельницкого, "московского запроданца", как называли его многие и тогда и сейчас". [Чем не угодил Гелию Рябову Гетман Богдан Хмельницкий, для многих читателей его книг до сих пор остается загадкой. Рябов эту свою позицию прямо не раскрывает. Мы дерзаем предположить, что не угодил тем же, что и Петр I - укреплением Русской Православной монархии, объединением малоросов и великоросов].

"Процесс продолжается ровно месяц и три дня. Перепуганные, лепечущие свидетели показания дают приблизительные, малозначимые, даже косвенных доказательств виновности Бейлиса нет; чеканно выстраивают свою линию прокурор Виппер, поверенные гражданской истицы (матери Ющинского) Шмаков и Замысловский. Эти известные всей России юдофобы, принципиальные, бескомпромиссные борцы с "жидовским засильем", люди, несомненно образованные, в предмете великолепно разбирающиеся. К тому же и умные, они это доказывали и не раз и не два. И вот, в мягко нарастающей бессмыслице (ведь Бейлис невиновен, это очевидно!) начинает угадываться, а потом и высвечиваться огнем негасимым священная задача: доказательство обвинить еврейство, весь народ Израиля в исторически присущей ему, народу, бесчеловечности, лютой злобе, кровавой устремленности к господству над Миром, над всем человечеством..."

Виновниками революции Гелий Рябов в этом послесловии видит не масонских деятелей, не революционеров, эсеров, большевиков, анархистов, преданных анафеме Святым Патриархом Тихоном и Поместным Собором Церкви 1917-1918 гг. в январе 1918 года, а православные монархические организации:

"И сегодня мало кто понимает, что евреи, хлынувшие в русскую революцию неудержимым потоком и натворившие в России много черного и непоправимого, пролившие реки своей и чужой крови, - на самом деле получили первотолчок именно от Шмакова, Виппера и Замысловского, от "союзов" - Михаила Архангела, Двуглавого орла и десятков прочих, жаждавших не исторической справедливости для русских, а только лишь мести за правильно и, чаще, совсем не правильно понятую деловую активность определенной части еврейства [хронология здесь явно нарушена. Первая революция в России началась в 1905 году, когда Менделя Бейлиса ни в чем не обвиняли, а российские монархические союзы еще не существовали, но уже активно действовала еврейская революционная партия БУНД и другие ]. В конце концов, хотели того или не хотели евреи-банкиры, фабриканты и заводчики, адвокаты, писатели, режиссеры театра - они приносили пользу своей родине, России"[21].

Не чурается Гелий Рябов клеветнически обвинять в недальновидности и Православного монарха Императора Николая Александровича и обвинять руководителей полицейского управления в организации убийства премьер-министра:

"...добивался премьер [Столыпин] общих гражданских прав для этих, как бы "второсортных" подданных. Что ж ... Недальновидность Государя в этом вопросе прискорбно очевидна, а История поступила так, как поступила. Столыпина убили трудники охраны, воспользовавшись "сотрудником", евреем Богровым, который, в свою очередь, искал в своем сотрудничестве с Охраной путь к свободе. Увы...Сотрудничество с Охраной всех времен и народов - дорога в никуда[22]. Путь к Свободе лежит на иных стезях...".

Схожие мысли Гелий Рябов излагает и в своей книге "Как это было" в 1998 году [54, стр. 228-229]. В другом месте этой книги Рябов писал:

"23-летнее царствование Николая II имело множество темных, попросту ужасных сторон. Царь осознанно вызвал к жизни силы самые дикие, невежественные, злобные. Он полагал, что "природный монархизм" этих сил укрепит его царствование. Наивное заблуждение, увы..."[54,стр. 124].

Царь Николай II заботился о своих подданных евреях, которые в Российской Империи имели гораздо больше прав, чем во времена СССР. Черта оседлости, которая включала в себя ни много ни мало нынешние Украину, Белоруссию, Прибалтику, была фактически отменена с началом Первой Мировой войны, а с 1916 года официально. Более подробно этот вопрос освящен в фундаментальных монографиях Сергея Ольденбурга [59], Петра Мультатули [58], Александра Солженицына [60] и в опубликованных материалах самого судебного процесса [66].

Диана Несыпова. "Убийство Столыпина Богровым вКиевском оперном театре".

Столыпин был убит революционером Дмитрием Богровым, в чем преступник сам признался суду, приговорившему его к смертной казни. Сотрудничество Богрова с Охранным отделением было лишь прикрытием его революционной деятельности. Террористический акт сына одобрил и его отец-домовладелец. Подобное признание революционера на суде было бы невозможно, если бы он действовал по заданию жандармов [58, 59]. Свою жизнь за агентское вознаграждение никто не отдает, тем более, что семья Дмитрия Богрова была весьма зажиточной.

Масонское временное правительство вскоре после прихода к власти поручает вновь созданной Чрезвычайной Следственной Комиссии расследовать обстоятельства следствия и суда по делу Менделя Бейлиса, дабы найти хоть какие-то доказательства, что процесс был подстроен Охранным отделением Департамента полиции. ЧСК были допрошены по два раза все не умершие к тому моменту представители обвинения, эксперты и судейские, и все свидетели, начиная с министра юстиции Ивана Щегловитова и министра внутренних дел Николая Маклакова. Из их показаний выяснилось, что переодетые уборщиками агенты жандармов убирали в тех помещениях в здании суда, где жили присяжные заседатели, и подслушивали их разговоры для выяснения, не подкупил ли их кто-нибудь и не угрожали ли им. Выяснилось, что на присяжных никакого давления не оказывалось и никто их не подкупал. ЧСК установила, что за счет бюджетных средств была куплена лишь одна дорогая специальная книга, необходимая одному из экспертов. И это все! То есть никаких существенных нарушений в процессе над Бейлисом обнаружено не было. Зато когда к власти пришли большевики - они специально арестовали всех выступавших на стороне обвинения: и министров, и прокурора и свидетелей, а затем жестоко убили их без всякого следствия и суда. Некоторых из них, например, свидетельницу Веру Чеберяк, чекисты во главе с руководителем Киевского ЧК Фаерманом особо пытали, добиваясь признания, что она специально клеветала на Бейлиса, но свидетельница и под пытками повторила свои показания на судебном процессе 1913 года и была убита чекистами 1 сентября 1919 г. А Мендель Бейлис спокойно выехал еще в 1913 году из России и окончил свою жизнь в США в 1934 году. [58, 59, 60, 63, 66].

Знакомый Гелию Рябову историк Генрих Иоффе опубликовал в 1993 году небольшую статью о деле Бейлиса. Никаких открытий Генрих Иоффе не сделал, разве изложил обычную для большевиков версию, что виновны в смерти Андрюши Ющинского знакомые свидетельницы Веры Чеберяк. Однако, Генрихом Иоффе были допущены явные ошибки, которые не допускал даже не бывший профессиональным историком Гелий Рябов. Так, например, Иоффе утверждал, что Веру Чеберяк убили в Киеве в 1919 году какие-то безымянные студенты, а не чекисты во главе с Фаерманом, как было на самом деле.

27.11) В детективной повести "Предсказание" из книги "Мертвые мухи зла" [65], вышедшей в 2001 году, Гелий Рябов позволяет себе откровенно глумиться над мученическим подвигом Царской Семьи, выдумывая заведомо фантастические подробности их злодейского убийства и сокрытие большевиками следов этого преступления века. Убийство, которое для миллионов православных русских людей явилось крушением мiропорядка, за которым вскоре последовало разворачивание красного террора и широкомасштабной гражданской войны с миллионами жертв, для Гелия Рябова оказывается лишь поводом для написания фантастической детективной повести, в которой рассказывается об откровенно выдуманных автором обстоятельствах этой всемiрной катастрофы. Доверия такой автор вызвать не может. "Не прикасайтесь к помазанным Моим и о пророках Моих не лукавнуйте" (Пс 104:15), - глаголет Господь. При описании убийства Царской Семьи исследователь должен нести ответственность за каждое свое слово и от себя ничего не выдумывать.

Царская Семья в Александровском дворце

В повести "Предсказание" автор выставляет чекистов во главе с полуграмотным Янкелем Юровским не простыми исполнителями воли центральных руководителей большевиков, как было на самом деле, а пусть злыми, но талантливыми, умными, находчивыми работниками спецслужб, проводящими параллельно как основную операцию по убийству Царской Семьи, так и серию операций прикрытия, которые якобы невозможно разгадать и доныне. По этой повести Гелия Рябова невозможно даже понять, все ли члены Царской Семьи были убиты. А вот белые монархисты, как обычно, показаны автором недотепами, никак не могущими противостоять красным даже в вопросах расследования цареубийства.

Царь и члены Его Семьи показаны бледными фигурами, способными лишь на то, чтобы подчиняться Юровскому и его помощникам да доверчиво верить любому, назвавшемуся их спасителем. По Гелию Рябову, даже священник и диакон, приглашенные к Царской Семье накануне убийства, чуть ли не раболепствуют перед Юровским, по-лакейски переспрашивают его, бледнеют, дрожат от страха... А Юровский властно дает им задание, которое они якобы обязуются исполнить[23]. Вообще, в этой повести фигура Юровского у Рябова вырастает "до небес" и чуть ли не он сам руководит Уралсоветом, а Шая Голощекин, Владимир Белобородов и другие члены Президиума лишь у него на подхвате. Как обычно, у Гелия Рябова с самого начала следствие по цареубийству ведут только гражданские лица. В этой повести якобы только начальник уголовного розыска Екатеринбурга А.Ф. Кирста. В действительности, именно А.Ф. Кирста, по свидетельствам генерала М. Дитерихса и Н. Соколова, часто уводил следствие в сторону, собирая непроверенные слухи о различных захоронениях далеко за пределами окрестностей Екатеринбурга. Военное белое следствие, проводившиеся офицерами-монархистами, Г. Рябов в очередной раз совсем не показывает. Обстоятельства страданий Царской Семьи перемежаются у Гелия Рябова с эротическими сценами с участием чекистов. Вот такое "духовное" видение событий у этого "православного" писателя.

Как обычно, не обходится у Гелия Рябова и без клеветы на Церковь. По повести, А.Ф. Кирста обращается к Екатеринбургскому архиепископу Григорию (Яцковскому) за благословением, а тот его не принимает, а благочинный от его имени отказывается благословить белое следствие на расследование убийства Царской Семьи из-за страха перед возможным возвращением красных и отрицательного отношения к Монарху этого архиепископа. Никаких подобных исторических данных нет!

Клевета Гелия Рябова на Екатеринбургского архиерея и его благочинного становится особенно очевидна, если вспомнить, что архиепископ Григорий (Яцковский) отслужил молебен при вступлении Сибирской армии в Екатеринбург 25 июля 1918 года и освятил знамена этой белой армии. Он устраивал публичные вечера скорби в память об убитых большевиками священнослужителях и собирал на них пожертвования для семей этих священников. За это архиепископ Григорий был арестован красными и осужден после гражданской войны в 1922 году[24]. На суде архиепископ Григорий решительно осудил действия советской власти по изъятию церковных ценностей и получил от большевиков 5 лет строгой тюремной изоляции. При участии местных священнослужителей, честные останки Алапаевских мучеников - родной сестры Императрицы Великой Княгини Елизаветы, пяти Великих Князей из Царского рода Романовых - были тогда же, в октябре 1918 года, извлечены из шахты[25] и препровождены с крестным ходом в Свято-Троицкий Собор Алапаевска, где священнослужители их торжественно отпели и захоронили, не боясь возвращения красных.

Заседание Поместного Собора Российской Православной Церкви. 1918 год.

Поместный Собор Российской Церкви во главе со Святым Патриархом Тихоном открыто в Москве служит 19 июля 1918 года панихиду по безвинно убиенному бывшему Государю Николаю II, Помазаннику Божьему. Патриарх Тихон призывает епископов и священников служить подобные панихиды по всей России [88]. Святой Патриарх 21 июля 1918 г. в Казанском соборе на Красной площади в Москве, находившейся тогда во власти большевиков, не побоялся открыто в храме, в проповеди на литургии назвать убийство Помазанника Божьего Государя Николая II "ужасным делом, которое нам по совести надо осудить": "И вдруг Он [Царь] приговаривается к расстрелу где-то в глубине России, небольшой кучкой людей, не за какую-либо вину, а за то только, что его будто бы кто-то хотел похитить. Приказ этот приводят в исполнение и это деяние - уже после расстрела - одобряется высшей властью. Наша совесть примириться с этим не может, и мы должны во всеуслышание заявить об этом, как христиане, как сыны Церкви. Пусть за это называют нас контрреволюционерами, пусть заточают в тюрьму, пусть нас расстреливают. Мы готовы все это претерпеть в уповании, что и к нам будут отнесены слова Спасителя нашего: "Блаженни слышащии Слово Божие и хранящии е"" [80].Все эти начальные действия покаяния русского православного народа во главе с Патриархом и Собором (Соборные Деяния 130, 132, 133 и 134), естественно, стали известны по всей территории России. Ведь люди и в гражданскую войну перемещались с территории, занятой красными, на территорию, занятую белыми, хотя бы вследствие изменения линии фронта. Поэтому эти действия Патриарха и Собора были известны и архиепископу Григорию Екатеринбургскому. Гелий Рябов все это знал, но он предпочел возвести клевету на священнослужителей Церкви в своей книге.

27.12) Князь Андрей Голицын приводит в своей книге [68, с. 128-130] свидетельства очевидного искажения исторических фактов Г. Рябовым в его публикации 1989 года в журнале "Родина" о могиле в Поросенковом Логу. Г. Рябов пишет: "Яков Михайлович Юровский, несомненно, человек с характером" - признает Соколов", и, дописывая страницы, посвященные Юровскому, Рябов продолжает цитировать: "Его национальности я не знаю". "У Соколова, на самом деле, можно прочитать следующее: "Следствием удалось установить, что из десяти человек, [которых привел с собой Юровский в дом Ипатьева из чрезвычайки - А.Г.] пятеро были не русские и не умели говорить по-русски. Из остальных пяти один был русский и носил фамилию Кабанов. Другие четверо говорили по-русски, но их национальности я не знаю". Что касается национальности Юровского, то в ней у Соколова никаких сомнений нет. "Яков Михайлович - мещанин Г. Каинска, Томской губернии, еврей, учился в еврейской школе при синагоге, женился на еврейке и т.д."

Предположительно Казимир Малевич. Портрет Якова Юровского

В том же журнале "Родина" в 1989 году Гелий Рябов без тени смущения заявляет, что "Медведев и Якимов были расстреляны колчаковцами", хотя он отлично знал из книг Н. Соколова, М. Дитерихса и других свидетельств, что оба умерли своей смертью. Медведев умер в тюрьме от сыпного тифа. А о Якимове в документах следствия Н. Соколова имеется Протокол, подписанный начальником Иркутской тюрьмы О. Федоровым и товарищем прокурора Иркутского окружного суда В. Смирновым, в котором говорится: "Заключенный Анатолий Александрович Якимов, обвинявшийся в убийстве Государя Императора Николая II, прибыл из Омской областной тюрьмы 26 сентября 1919 года. Он все время был в заключении в одиночной камере, где умер 4 октября 1919 года от чахотки". Зачем понадобилось Рябову "расстреливать" их белогвардейцами? Чтобы показать жестокость и мстительность не только большевиков, но и белогвардейцев? Подобных примеров недостоверных данных, приводимых Г. Рябовым, можно привести еще много. В данном случае, он следует за большевицким профессиональным клеветником, фальсификатором истории Генрихом Иоффе, который писал о том, как сытно и хорошо жилось Царской Семье в доме Ипатьева в Екатеринбурге и как якобы цареубийца Павел Медведев рассказывал об этом окружающим, за что и поплатился и якобы был расстрелян белыми после пыток. [79, с. 327]

В той же своей статье 1989 года в журнале "Родина" Г.Рябов называет "белогвардейцем"и эмигрантом молодого 19-летнего русского человека Бориса Коверду, единолично казнившего цареубийцу Пинхуса Войкова в 1927 году на перроне железнодорожного вокзала в Варшаве. П. Войков отстреливался и сам пытался убить Б.Коверду, но не смог. В 1989 году слова "белогвардеец" и "эмигрант" были еще страшными ругательными словами. Но Борис Коверда ни в какой армии (в том числе белой) никогда не служил. И эмигрантом не был, потому что родился и вырос в Гродненской области недалеко от входившего тогда в состав Польши Вильнюса, где он работал корректором белорусской газеты. Потомку большевицкого комиссара Г. Рябову, видимо, трудно было представить, что простой русский юноша способен на мужественное выступление против видного большевицкого деятеля, против цареубийцы и детоубийцы.

27.13) Существенным образом расходятся дневниковые записи и воспоминания Г. Рябова и А. Авдонина по вскрытию могил в Поросенковом Логу в 1979 и 1980 годах. Например, так пишет князь Андрей Голицын [68, с. 420]:

Гелий Рябов (слева) и Геннадий Васильев раскапывают захоронения в Поросенковом Логу 1 июня 1979 года

"По дневнику, который Рябов вел в те дни, когда вскрывалось захоронение, могила была закрыта тремя слоями деревянных шпал. В 1989 году, то есть через десять лет после собственноручной записи в дневнике, Рябов пишет только об одном хворосте, а Авдонин свидетельствует об одном "деревянном настиле", под которым сразу же оказались искомые останки. Следует отметить, что при вскрытии могилы в 1991 году специально созданной для это цели Комиссией никаких "настилов" вообще найдено не было, что и отражено в официальных документах Свердловской прокуратуры, а также в дневниковых записях ученых-специалистов Л.Н. Коряковой и ее супруга. В разных местах были обнаружены "обломки шпал размером до 1,5 метра, встречались обломки палок, а восточной части раскопа лежало целое бревно толщиной в 20 см, оставшееся, видимо, от прежней гати, мостившей дорогу", - это в стороне от самого захоронения. В другом месте попалось "много мокрого, сгнившего (плохо сохранившегося) хвороста, встречались еще обломки шпал, несколько досок".

27.14) Архимандрит Тихон (Затекин) в интервью Телеканалу "Царьград" в марте 2022 г. вспоминает, что Гелий Рябов ходил в православные храмы в советское время. Надо сказать, что сотрудники органов в советское время достаточно часто посещали православные храмы с целью контроля происходящего в них.

Можно вспомнить и генералов-предателей М. Алексеева, Н. Рузского и ряд других, которые ходили в православные храмы и молились там вместе с Императором. Можно вспомнить руководителей прогрессивного блока Госдумы Михаила Родзянко, Александра Гучкова, Павла Милюкова, Михаила Терещенко и других масонов, которые тоже посещали православные храмы и предали Императора. Публичного покаяния за свое клятвопреступление почти никто из них не приносил.

Илья Репин. Портрет Александра Керенского. 1917 год

Можно вспомнить и масона Александра Керенского, одного из руководителей февральского бунта 1917 года и главу временного правительства, который виновен в смерти тысяч людей - жертв революции, который держал под арестом Царскую Семью и отправил ее в ссылку в Тобольск, обрекая фактически на смерть. Керенский тоже до конца жизни бывал в православных храмах, но публичного покаяния за свои кровавые деяния и масонство не приносил. Он был всеми презираем в эмиграции.

27.15) В вышедших в 1998 году в издательстве с "говорящим названием" "Политбюро" воспоминаниях Гелия Рябова "Как это было" [54] он, конечно, критиковал коммунистическую власть за репрессии и за беззаконие, как это было принято в 1990-е годы, и в тоже время - спокойно, без какого-то чувства покаяния, писал, что в 1998 г. отказался вновь представлять свой сериал "Рожденная революцией" не потому, что он содержал богохульные и антицерковные эпизоды, а лишь потому, что ему было неудобно, что его фильм обогнал в номинации на Государственную премию СССР более талантливый и правдивый фильм "Восхождение" Ларисы Шепитько: "... Но когда в апреле 1998 года программа "Старый телевизор" в какой-то энный раз предложила к просмотру фильм "Рожденная революцией" и пригласила меня - для беседы у экрана - я отказался. Потому что вспомнил покойную Ларису (Шепитько) и лишний раз ощутил несправедливость мира сего, потому что прошло слишком много времени, и я стал другим.Лепетать же нечто неразборчивое... Увольте" [54, с. 99]. Конечно, и он, и страна "стали другими", и пропагандировать фильм, прославляющий революцию, Гелию Рябову, возможно, было неудобно и несовременно, но о каком-либо покаянии в этих строках речи не идет. Скорее идет речь о некоем самооправдании.

О созданном им богоборческом и богохульном фильме "Таинственный монах" Гелий Рябов заявлял в той же книге [54, с. 38] без всяких угрызений совести:

"В 1969 году "Мосфильм" снимал нечто приключенческое по моему сценарию. Съемки проходили в Костроме, они были связаны с "церковной контрреволюцией" в годы гражданской войны. По необходимости я бывал в церквах, выстаивал службы. Я искренне хотел понять".

Но, видимо, и впоследствии он понял далеко не все.

В интервью газете "Московский Комсомолец", опубликованном 21 октября 2015 года Гелий Рябов незадолго до своей смерти рассказал, как он перестал ходить в Церковь: "В свое время, когда я только обнародовал наше открытие (в 1989 г.), я обратился к митрополиту Филарету, заведующему Отделом внешних отношений Патриарха. Тот поручил переговорить со мною своему келейнику. Келейник, выслушав меня сказал: "А чего, собственно, вы хотите?" Я, несколько опешив, говорю: "Ну как же, давайте начнем действовать. Неужели обретение царских останков не церковное дело?" Он: "Во что вы хотите втянуть Церковь? Она только-только встает на ноги после пережитых гонений..." Я возражаю: "Ну а как же Господь-то наш на крест взошел?" Его ответ: "Да будет вам говорить глупости. Какой Господь?!" После этого разговора я перестал ходить в церковь, хотя к этому времени стал глубоко верующим человеком. Решил, что такие посредники в общении с Господом не нужны". Ясно, что келейник Минского и Белорусского митрополита Филарета (Вахромеева), скорее всего, воспринял предложение Гелия Рябова как провокацию, ведь в 1989 году Церковь оставалась по-прежнему во многом под контролем КГБ СССР, и то, на что толкал Гелий Рябов митрополита, могло обойтись священнослужителям и Московскому Патриархату очень дорого. Да и по Церковным канонам обретение святых мощей совершают в отношении уже прославленных святых, а Царственный Мученики в Московском Патриархате прославлены тогда еще не были.

Весьма нелицеприятно пишет Гелий Рябов о протоиерее Александре Шаргунове, которого он называет "моим священником", но всякую связь с которым к 1998 году он уже, видимо потерял:

"Батюшка на дух не переносил огосударствленность церкви, крайне отрицательно относился к давнему сотрудничеству Иерархии с коммунистической богоборческой властью. "Те митрополиты и епископы, - говорил батюшка, - которые боролись с этой властью словом Божьим, - давно на небесах. Потом - "обновленцы", гвардия антихриста. Потом - соглашатели и подсевайлы. Ничего они не сделают. И нечего к ним обращаться. Только хуже будет. Они все сотрудничают с КГБ". Я пытался возражать: "Но ведь и вы сами - в этом патриархате". Он отрицательно качал головой: "Я служу Господу. А эти....." - и замолкал". [54, с. 185]

"Через несколько лет я увидел о. А. [Александра Шаргунова] за одним столом, в президиуме, с Геннадием Андреевичем Зюгановым [в 1996 году]". "Мой священник - ничего, сидел, насупившись, и... Зачем батюшка? Сегодня все так близко, так реально..." "Хочется пройтись по этапу? Коммунисты союзников и попутчиков некогда семь раз изничтожали. У них традиция такая. Изничтожат и в этот раз - если..." [54, с. 185-186]

Протоиерей Александр Шаргунов почитал Царскую Семью и многое сделал для ее прославления. Тропарь Царственным Мученикам, провозглашаемый ныне в храмах, написан отцом Александром. Он никогда не позволял себе осуждать православных архиереев и не заявлял, что "все они служат КГБ", а не Богу. Да и с коммунистами он не сотрудничал, в отличие от своего сына Сергея. Он также резко осуждал Б. Ельцина за расстрел здания Верховного Совета в октябре 1993 года. В 1996 году протоиерей Александр Шаргунов выступил с инициативой, обратившись ко всем партиям с призывом установить запрет на растление общества через СМИ, телевидение и радио. Поддержала тогда такой запрет только КПРФ во главе с Зюгановым. Именно поэтому священник ипризвал на выборах Президента РФ в 1996 году голосовать за Геннадием Зюганова. Но, когда газета "Московский комсомолец" назвала его сторонником коммунистов, он подал на газету в 1997 году в суд за клевету, заявив, что является антикоммунистом. И вот Г. Рябов в своих воспоминаниях, зная обо всем этом, укорял "своего" священника Александра Шаргунова в поддержке компартии!

Полагаем вслед за Христом, что "Не может дерево доброе приносить плоды худые, ни дерево худое приносить плоды добрые"(Мф. 7: 17). Вряд ли Гелий Рябов, на протяжении многих лет создававший богоборческие и цареборческие произведения и не покаявшийся в этом публично, мог бы быть воцерковленным, истинно верующим, православным человеком. Во всяком случае, оснований так считать нами не обнаружено. Но даже если допустить, что он и стал православным, от своих грехов искажения российской истории он в полной мере не отошел.

Гелий Рябов в упомянутой книге "Как это было" [54] описывал, как он с началом перестройки и гласности (с 1987 года) начал активно распространять сведения о якобы "царской" могиле в Поросенковом Логу среди своих коллег по цеху - писателей, литераторов, актеров и режиссеров. Кого-то ему удавалось обратить в свою "веру". Среди них оказались Булат Окуджава, Виктор Аксючиц и даже священник РПЦЗ Виктор Потапов, супруга которого была внучкой клятвопреступника и бунтовщика Михаила Родзянко (Председателя Госдумы и незаконного временного комитета Госдумы в феврале-марте 1917 г.). Гелий Рябов пытался убедить в своей правоте и некоторых православных писателей, например, Владимира Солоухина. Но это ему не удалось. Солоухин и многие другие православные знали результаты следствия Н. Соколова и М. Дитерихса и понимали ошибочность построений Г. Рябова. В 1991 году Владимир Солоухин писал:

"Отвести от убийц обвинения в этом дополнительном варварстве, от самой мысли об этом (а ведь люди могут задуматься и о том, какова дальнейшая судьба этих [Царских] голов), все это достойно того усердия, с которым пытаются [Гелий Рябов и его соратники] создать суету сомнений и экспертиз, отвлечь нас от главной боли и скорби, от главных, отстоящих за 73 года чувств перед оскверненной, растерзанной, но с каждым годом становящейся все осияннее нашей национальной православной святыней".

___

Русский писатель Владимир Солоухин.

Современному следствию, да и всем интересующимся, сегодня доступны и вышеуказанные фильмы Г. Рябова, которые не раз были показаны по телевидению и могут быть легко найдены в интернете, и его книги, оцифрованные или букинистические издания. Однако сегодняшнее следствие отказалось исследовать его творчество, его воспоминания и интервью, свидетельствующие о его истинном отношении к Царскому делу, о его явно антимонархических и антицерковных взглядах, толкавших автора на исторический подлог и во времена СССР, и позднее, вплоть до его кончины. Такие взгляды советского сочинителя явно опровергают декларируемые сторонниками Г. Рябова и им самим цели поиска останков Царской Семьи - якобы для их благочестивого христианского захоронения. Напротив, исследование его взглядов подтверждает то, что Г. Рябов, отчасти осознанно, отчасти, возможно, неосознанно участвовал в операции советских спецслужб по продвижению лжемощей и ложной царской могилы. Дальней целью этой операции, по-видимому, являлось разрушение Церкви и недопущение возрождения Российской Православной Империи, которого чает и о котором молится православный русский народ.

Возможно, еще в начале 1990-х годов известный основатель христианской демократической партии Виктор Аксючиц познакомил своего друга Гелия Рябова с другим своим другом Борисом Немцовым, когда тот еще не был членом правительства РФ. Как видно из следующего параграфа, взгляды на самодержавие и православие у Рябова и Немцова были близкие.

Межведомственная рабочая группа во главе с вице-премьером Сергеем Приходько объявила о похоронах в октябре 2015 года 110 граммов косточек, как якобы останков Царевича Алексея и Царевны Марии. Но из-за многочисленных протестов ученых, православной общественности и Церкви в целом эти похороны были отменены. В это время состоялись другие похороны - в октябре 2015 года хоронили Гелия Рябова, закончившего свой жизненный путь.

Следователь Владимир Соловьев в интервью 16 октября 2015 года для канала Вести.ру, так сказал о похоронах, как он выразился, на Митинском кладбище Гелия Рябова: "Он прославил нашу доблестную Краснознаменную милицию и пограничников и мне очень горько, что здесь нет ни одного пограничника, ни одного сотрудника полиции и никого от Союза кинематографов. Скромное погребение без салюта. Забыли все старика". Видимо, от постигшего его горя - потери верного соратника, Владимир Соловьев совсем забыл, что Гелий Рябов прославлял правоохранительные органы богоборческого коммунистического режима, в период его становления с 1917 до 1940-х годов. И именно руководители и представители этого режима без следствия и суда совершили в 1918 году цареубийство и детоубийство, а потом на протяжении семи десятилетий скрывали это и клеветали на Царскую Семью и их верных слуг. Нынешнее Министерство внутренних дел России ведет свою историю от Императора Петра I, при котором была создана регулярная полиция, и не обязано воздавать почести советскому сочинителю Гелию Рябову, не придерживавшегося в своих сочинениях принципа достоверности. В определенной степени это относится и к пограничникам, да и к кинематографу.

В. Соловьев вводил общественность в заблуждение в отношении похорон Г. Рябова на Митинском кладбище. На самом деле, тело Гелия Рябова было сожжено в Митинском крематории в Москве. Неизвестно, исполнялась ли при этом воля покойного, но ни сам Г. Рябов, ни его вдова О. Рябова не могли не знать о нарушении христианских канонов в случае кремации умершего. Тем не менее, тело было кремировано. Отпевание Г. Рябова в Митинском крематории было совершено дежурным священником, так как в православный храм Г. Рябов не ходил и Святого Причастия не принимал, по крайней мере, с 1989 года, как он сам рассказывал в своем последнем интервью "МК", опубликованного 21 октября 2015 года.

Оставшийся пепел в урне (или урнах) был захоронен в колумбарии московского Введенского кладбища, как сообщают надгробные плиты - в двух разных местах: в стене колумбария и в земле рядом со стеной, в другом углу этого же колумбария.

Таков финал земной жизни Гелия Рябова. Полжизни он отстаивал "альтернативную царскую могилу", полжизни доказывал, что большевики не сжигали Царственных Мучеников и Их верных слуг в Ганиной Яме - и сам после смерти был предан, по большевицкой традиции, кремации. Почему прах Гелия Рябова оказался захоронен в двух местах на одном кладбище (и действительно ли он находится в двух местах)- неизвестно...

Плита колумбария на Введенском кладбище в Москве

надзахоронением Г. Рябова и его родителей (октябрь 2022 г)

Захоронение в землю урны с прахом Г. Рябова на Введенском кладбище.

(октябрь 2022 г.)

28). Главный "похоронщик" екатеринбургских останков - оппозиционер и бунтарь Борис Немцов.

Бывший первый вице-премьер Правительства РФ Борис Немцов, русофоб, был крещен в детстве, но христианином себя не считал, как и не считал необходимым следовать нормам морали и нравственности. Он так рассказывал о своем отношении к Богу в книге "Провинциал": "Несколько лет тому назад, в Москве, отец Глеб Якунин хотел меня крестить. Я позвонил своей бабке Анне, она тогда была еще жива, сказал ей. Она говорит - нет, нельзя. Ты уже крещеный. Так я и узнал, что всю жизнь был православным. На самом деле вера в Бога - дело очень интимное. Мне не нравится, когда государственные мужи, некогда исповедовавшие атеизм, теперь стоят со свечками в церквах. Позируют перед камерами. Я тоже в церковь хожу, но надеюсь, что это не выглядит как "показательное выступление". Я не считаю себя серьезно верующим человеком. Для меня пойти в церковь не означает поклоняться конкретному божеству".

Немцов, фактически, в январе 1998 года "продавил" решение Правительственной Государственной комиссии о захоронении екатеринбургских останков как Царских, не посчитавшись с мнением Церкви, выраженном, в том числе, и в постановлениях Синода РПЦ. А ведь следствие еще не было закончено, а ответы на многие поставленные тогда вопросы общества и Церкви - не получены до сих пор.

Главным советником Вице-Премьера Бориса Немцова в 1997-1998 годах, как формально, так и фактически был известный общественный деятель Виктор Аксючиц. Они познакомились и тесно общались с начала 1990-х годов. Об этом писал сам Виктор Аксючиц после убийства Бориса Немцова (2 марта 2015 года "Дружба с Немцовым": Виктор Аксючиц о личности убитого политика): "С Борисом Немцовым мы познакомились летом 1990 года. После моего выступления на Съезде народных депутатов РСФСР в качестве кандидата в Председатели Верховного Совета Борис подошел ко мне, сказал, что всячески поддерживает, и вступил в Российское Христианское Демократическое Движение, лидером которого я был. После расстрела Дома советов, когда Шумейко и другие приближенные Ельцина предлагали арестовать ряд народных депутатов России (в списке была и моя фамилия), Борис позвонил и предложил с семьей приехать в Нижний Новгород, где он гарантировал безопасность. Когда он стал губернатором Нижегородской области - встречались в Нижнем периодически, анализировали ситуацию, помогали друг другу".

Это подтверждает и другой советник Бориса Немцова Александр Шубин в своей статье "Как мы Царя хоронили" на портале История.рф от 14.07.2017: "В отличие от меня, имевшего с Немцовым только официальные отношения, Аксючиц был его старым другом".

В тоже время Виктор Аксючиц дружил с Гелием Рябовым и был его активным сторонником. Вот как писал об этом в своей книге [54 с. 168] сам Г. Рябов:

"В православно-философском журнале Виктора Аксючица "Выбор" я опубликовал свой сценарий о гибели Царской Семьи. Виктор был одним из весьма немногих в те времена, кто безоговорочно мне поверил и искренне поддержал. Позже он даже пытался профинансировать фильм о Романовых по моему сценарию, но по причинам независящим продолжить эту работу не смог".

Поэтому есть все основания полагать, что еще в 1990 году Виктор Аксючиц убедил и Бориса Немцова в том, что, в полном соответствии с версией Покровского-Юровского, честные останки Царской Семьи были захоронены в Поросенковом Логу в 1918 году, а в 1979 году их нашли Гелий Рябов с Александром Авдониным.

Возможно, что В. Аксючиц тогда же лично подружил Гелия Рябова и Бориса Немцова. С момента вступления в Царское дело следователя Прокуратуры Владимира Соловьева в 1991-1993 годах тот, несомненно, познакомился с Гелием Рябовым, допрашивал его, а затем стал тесно общаться и сотрудничать с ним, ведь оба они были следователями советской школы и продвигали версию Покровского-Юровского. И поэтому В. Соловьеву было прекрасно известно от Гелия Рябова, что позиция Виктора Аксючица и вице-премьера Бориса Немцова по екатеринбургским останкам будет в пользу "первооткрывателя" могилы в Поросенковом Логу Гелия Рябова.

В начале февраля 2022 года во время диспута с историком В.В. Бойко-Великим на телеканале "День ТВ" бывший следователь В.Н. Соловьев официально (на 23 минуте) заявил: "Меня вызвали в Администрацию Президента и говорят: "Почему, Владимир Николаевич, плохо работаете?". Я говорю: "Вы знаете, нужно проводить экспертизы, объем работы большой, финансирования не хватает на производство экспертиз, а уже давно не были возобновлены заседания комиссии". "А кто председатель комиссии?" "Председатель комиссии - Олег Сысоев". Звонит человек, с которым я разговаривал - у меня вылетела из головы его фамилия, сейчас он возглавляет департамент культуры Российской Федерации - звонит Сысоеву. Тот ему говорит: "Слушай, нельзя как-нибудь убрать меня из этой комиссии?" Тот у меня спрашивает: "Вы бы кого хотели, Владимир Николаевич, назначить?" Я говорю: "Наверное, Немцова". Немцову это интересно было, он встречал Марию Владимировну Романову, он с удовольствием занимался монархией в это время, с королевой английской встречался. Я предложил Немцова. Звонят Немцову: "Считаем до трех". Немцов говорит: "Раз. Да, я согласен. Я возьмусь за эти дела". Немцов до конца своей жизни так и не узнал, кто его предложил в эту комиссию. Я это был. Помню, сидели когда-то, по рюмке выпили с Немцовым. Я говорю: "Борис Ефимович, вы же масон-жидомасон высокого градуса - пусть хоть деньги платят! Что же я - работаю, работаю". Посмеялись - и все. Так что получается, что не Немцов меня притащил в это дело, а я притащил в это дело Немцова. Жаль, что его нельзя сейчас за круглый стол".

Борис Ельцин и Борис Немцов на похоронах екатеринбургских останков в Петропавловской крепости, Санкт-Петербург, 17 июля 1998 года

Таким образом, круг замыкается: наследник большевицкого комиссара, создатель кощунственных, антицерковных и антимонархических фильмов Гелий Рябов и его соратник Александр Авдонин, открывшие могилу в Поросенковом Логу по указанию одного из высших коммунистических руководителей министра МВД СССР Н. Щелокова, уже в начале 1990-х годов участвуют в формировании группы единомышленников по признанию екатеринбургских останков Царскими (Б. Немцова, В. Соловьева, В. Аксючица и ряда других), которые, продвигая друг друга, оказываются в 1997 году на ключевых постах по Царскому делу: Б. Немцов - во главе Правительственной комиссии, В. Аксючиц - его главный советник, В. Соловьев - следователь по уголовному делу. При такой расстановке результат деятельности Правительственной комиссии был предопределен. Даже качественные экспертизы следствия, как например стоматологическая, проведенная группой докторов медицинских наук во главе с Г. Пашиняном и, фактически, установившая недопустимо плохое для Царской Семьи состояние зубов всех черепов из екатеринбургских останков, не могли повлиять на выводы Правительственной комиссии.

Борис Немцов не любил Россию, не любил русский народ, с определенной долей презрения относился и к православию, и к православной монархии, и к Российской государственности. Подтверждение тому - выдержки из его книги "Исповедь бунтаря" и интервью итальянской газете (2008 г.):

"На самом деле проблема России - это россияне. Главный враг России - это мы сами, наше многовековое рабство, лицемерие и одновременно чинопочитание, желание облизать начальника независимо от его ранга. Типичное поведение нашего человека: сначала самозабвенно облизывать начальника - директора корпорации или президента страны - и получать от этого глубокое удовольствие, а затем, когда этот человек споткнется, воткнуть ему нож в спину. Таков народ, другого нет".

"Российская имперская традиция: есть царь, и он лучше всех, а его воля важнее законов. И постоять за себя, за свои интересы решаются очень немногие. В подобной матрице поведения и заключена главная угроза для России". [62, с. 72]

"Воровали в России всегда, в том числе и при нас. Но сейчас воруют в два раза больше". [62, с. 156]

Режим [в сегодняшней России] базируется на двух вещах: на православии и самодержавии. Самодержавие с точки зрения управления - это отказ от принципа разделения властей, это один вождь.
Знаете, почти как Муссолини говорил: "Одна нация, один вождь, один народ". Ну, вот, примерно то же самое. Самодержавие плюс православие[26].

В оправдание своего решения как Главы Правительственной комиссии РФ о захоронении екатеринбургских останков как царских в 1998 году в Екатерининском приделе Петропавловского собора Борис Немцов, ничуть не стесняясь, сообщал заведомо ложные недостоверные данные:

"- Вы бессовестный человек, продолжаете утверждать, что похоронили останки царской семьи. РПЦ не признала результатов экспертизы, не участвовали высшие иерархи в захоронении останков. Чей очередной заказ Вы исполняете?

- Я 10 лет работал в закрытом Научно-исследовательском институте, занимался в том числе и военно-техническими разработками. Привык уважать и верить заключениям ученых. Ученые-генетики России, Великобритании, Соединенных Штатов, тщательно исследовав екатеринбургские останки, пришли к неоспоримому заключению о том, что они принадлежат царской семье и приближенным. Никто из ученых-генетиков не подвергает сомнению выводы Правительственной комиссии, которую я возглавлял. Точность, с которой определены останки, 99,999999999%"[27].

Уважать и верить заключениям ученых возможно, если они не противоречат друг другу и их экспертизы были проведены без нарушения действующего законодательства. Борис Немцов как человек вполне образованный это прекрасно знал, но при рассмотрении на заседаниях Правительственной комиссии в 1997-1998 годах доводы ученых-историков, академика Вениамина Алексеева, доктора исторических наук Юрия Буранова, кандидата исторических наук Сергея Беляева, судебного медика, доктора медицинских наук Вячеслава Попова и целого ряда других ученых - отверг без всякого сомнения, не потребовав даже назначения исторической экспертизы, на что указывал в своем докладе профессор Александр Бастрыкин на конференции в 1998 году. Историческая экспертиза не проведена современным следствием до сих пор. Даже самая точно проведенная генетическая экспертиза не может быть признана в судах, если она противоречит другим доказательствам, и Борис Немцов это прекрасно знал. А приведенная им точность генетической экспертизы в 99,999999999% не соответствует действительности. Как указано в судебно-медицинской молекулярно-генетической экспертизе [4, с.294]:

"Останки пяти скелетов, обнаруживающих признаки одной семьи. Могут принадлежать нижепоименованным членам российской императорской семьи, а именно: №4 - Императору Николаю II Романову, №7 - Императрице Александрове Федоровне, №№ 3,5,7 - соответственно, трем Великим Княжнам. Вероятность этого события составляет не менее 99, 8 %. Это низшая возможная оценка".

С учетом того, что у всех людей на планете генетический код совпадает более чем на 99 %, то точность 99,8 % была явно недостаточна для целей идентификации личности. К 2002 году стали общеизвестны и результаты генетической экспертизы Тацуо Нагаи, установившей, что череп №4 из екатеринбургских останков не может принадлежать Императору Николаю II, о чем Борис Немцов не мог не знать в то время, когда он давал интервью.

В многочисленных выступлениях, конференциях, интервью, которые Немцов давал и в 2008 году, и позже, он раз за разом уходил от неудобных вопросов о работе Правительственной комиссии, а часто и лгал (например, уверяя, что на все вопросы Церкви были даны ответы и никаких противоречий в результатах экспертиз по делу об останках не было).

В феврале 2015 года Борис Немцов, прогуливавшийся ночью по центру Москвы в обществе девицы легкого поведения, был убит на Большом Москворецком мосту напротив Кремля.

Точную оценку деятельности Бориса Немцова на посту Председателя правительственной комиссии по екатеринбургским останкам дал председатель дворянского собрания России князь Андрей Голицын, входивший в состав этой комиссии [68, с. 42]: "Немцов меня убеждал, что решение было принято Комиссией, а я сказал, что решение было принято им, что никто не голосовал и никто ничего не подписывал".

29) Главный расследователь по делу екатеринбургских останков, прокурор-криминалист, следователь Владимир Соловьев

Владимир Соловьев родился в 1950-м году в Ессентуках, в семье сотрудника советских правоохранительных органов. В 1976 году окончил юридический факультет Московского Государственного Университета имени М.В. Ломоносова и поступил на работу следователем в Талдомское Управление Внутренних дел Московской области.

В. Соловьев - человек публичный, любит давать интервью, рассказывать о себе и своей работе, но чем именно он занимался с 1976 до 1990 года, был ли он женат, есть ли у него дети - общественности так и осталось пока неизвестным. Однако, известно, что в 1990 году он оказывается на посту прокурора-криминалиста в прокуратуре РСФСР, а затем, после ее переименования, в Генеральной прокуратуре РФ. И здесь ему сразу доверяют вести особо громкие и загадочные дела, некоторые из которых до сих пор так и не раскрыты. Однако это не мешало стремительной карьере следователя, проработавшего в следственном подразделении Генеральной Прокуратуры, а после его преобразования в Следственном Комитете РФ, до 70-летнего возраста, когда работать в правоохранительных органах ему уже нельзя было по закону.

Сразу после начала работы в Прокуратуре РСФСР Владимиру Соловьеву внезапно поручают вести громкое резонансное дело об убийстве священника Александра Меня, произошедшее 9 сентября 1990 года на станции Семхоз, рядом с Сергиевым Посадом. Вот как спустя тридцать лет, 09.09.2020, в статье на сайте Милосердие.ру Нина Кайшаури и Степан Абрикосов писали о расследовании, которое проводил Владимир Соловьев по этому делу:

"12 сентября 1990 г. был арестован сосед отца Александра, Геннадий Бобков, в прошлом судимый. Бобков в убийстве сознался, назвав мотивом жалобы о. Александра на него в милицию. По словам Бобкова, портфель о. Александра и топор (так он обозначил орудие убийства) он бросил в местный пруд.

Водолазы, обыскивавшие пруд, ни портфеля, ни топора не нашли. Следователь по особо важным делам Генпрокуратуры РФ Владимир Соловьев прокомментировал признания Бобкова: "Бобков признался в убийстве под гипнозом. Все это происходило с использованием видеокамеры".

Затем Бобков стал менять показания, рассказав, что за десять дней до убийства к нему приходил человек, подговоривший убить священника, потому что тот по национальности еврей; Бобков согласился, и помог ему в этом напарник Николай Силаев.

На этом этапе к расследованию подключилось КГБ. Выводы: "Проведенный анализ полученных в процессе расследования материалов, а также добытая оперативным путем информация показала, что причастность Бобкова Г.А., Силаева Н.А., Пустоутова А.П. и Рогачева М.П. (названных Бобковым лиц - прим. Ред.) к данному преступлению целенаправленно сфальсифицирована. [...] Наиболее вероятной причиной, заставившей Бобкова Г.А. взять на себя вину за убийство А. Меня, является оказание на него психологического и физического воздействия со стороны одного из сотрудников милиции".

Видеозаписи признания Бобкова и следственного эксперимента исчезли из дела".

"Директор Института мировой культуры МГУ Вячеслав Иванов в интервью изданию "Афиша-город" рассказал: "Я был близок со священником Александром Менем, убитым в 1990 году, по-видимому, сотрудниками КГБ - во всяком случае, мне это подтверждал в личном разговоре Бакатин, когда он стал министром [КГБ] на короткое время"".

Следователь Владимир Соловьев, называющий себя православным человеком, протягивает руку Патриарху Алексию II как своему коллеге, а не обращается за благословением, как это принято в Церкви. Петропавловская крепость, 1994 г.

(Глава 29 не завершен. Продолжение следует... )

30) Цели и задачи, стоявшие перед первооткрывателями "екатеринбургских останков"

На основе проведенных исторических исследований, можно сделать вывод, что заказчиками и организаторами обнаружения захоронения в Поросёнковом Логу под Екатеринбургом в 1979-1980 годах были коммунистические руководители советского государства. Целей прославления и почитания Царской Семьи данная операция не преследовала. Исполнители этой операции Гелий Рябов и Александр Авдонин в каких-то случаях осознано, в каких-то, возможно, неосознанно выполняли программу руководителей МВД и КГБ СССР.

Гелий Рябов в своих произведениях (киносценариях, повестях и романах) не стремится к исторической правде, напротив, приводя заведомо недостоверные, фантастические псевдоисторические факты, создает у читателя и зрителя ложное, фактически, клеветническое представление о Православной Церкви и Русской Православной Монархии, о православных русских монархистах. Вероятно, он действовал в рамках "заказа" со стороны структур КГБ СССР и ЦК КПСС, для которых он был и оставался "своим автором". После падения СССР в 1991 году некоторые акценты в его произведениях меняются, но в целом направленность остается прежней. Возможно, на бытовом уровне он и стал верующим человеком, но прихожанином какого-то православного храма он не стал.

В 1990-х годах соратником Г. Рябова становится Борис Немцов, ставший вице-премьером в 1997 году. Б. Немцов публично высказывает свое негативное отношение к Самодержавию и православию русского народа. Решение Правительственной комиссии о признании екатеринбургских останков царскими построено на заведомо недостоверных обоснованиях.

Окончательное решение о похоронах екатеринбургских останков в Петропавловском соборе Санкт-Петербургабыло принято Президентом РФ Борис Ельциным, который за 20 лет до этого по поручению Политбюро ЦК КПСС отдал приказ о сносе Ипатьевского дома и уничтожении памяти о Царской Семье в Екатеринбурге.

Хотя и Президент РФ Борис Ельцин, и вице-премьер правительства РФ Борис Немцов говорили в 1998 году о покаянии, так же как губернатор Свердловской области Эдуард Россель, однако в городе Екатеринбурге по-прежнему стоят памятники главным цареубийцам Янкелю Свердлову и Владимиру Ленину, главные улицы города названы их именами и именами других большевицких руководителей. Город Екатеринбург по-прежнему является главным городом Свердловской области, а город Санкт-Петербург - Ленинградской области. Имя цареубийцы и детоубийцы Пинхуса Войкова носят улицы во многих городах России, в том числе и в Москве, где есть и названная его именем станция метро. Невозможно признать действительным покаяние этих руководителей РФ, которые одновременно сохранили почитание цареубийц в виде десятков тысяч памятников им на территории России и именования в честь убийц городов, областей, улиц и площадей.

Представители русского народа требуют сноса в Екатеринбурге памятника

Янкелю Свердлову - цареубийце и детоубийце, объявившему в России

красный террор 3 сентября 1918 года и виновному в геноциде казачества. Ни Рябов, ни Авдонин, ни следователь Соловьев подобных требований не выдвигали.

Решение Правительственной комиссии о публикации всех материалов следствия 1990-х годов до сих пор не выполнено, по-прежнему засекречены все материалы дела современного следствия. Все 40 вновь проведенных экспертиз не опубликованы. Таким образом, не выполнены Постановления (п.3 и 10) Архиерейских Соборов 2016 и 2017 годов.

Все это вызывает недоверие у народа и Церкви к действиям Гелия Рябова, Бориса Немцова, Бориса Ельцина, Владимира Соловьева и других нецерковных людей, оказывавших ранее неприкрытое давление на Церковь с целью признания екатеринбургских останков царскими. Бывший следователь В. Соловьев продолжает оказывать давление на Церковь и общественность и сейчас, в 2022 году, голословно и бездоказательно объявляя шпионами ЦРУ несогласных с ним и распространяя другую клевету на своих оппонентов, начиная от родного племянника Императора Николая II Тихона Николаевича Куликовского-Романова и заканчивая правнуком Царского повара Ивана Харитонова историком Петром Мультатули.

Более 30 лет, год за годом сотни тысяч паломников приходят и приезжают в Ганину Яму. А Поросенков лог зарастает бурьяном.

Проповедь Патриарха Кирилла в монастыре Ганина Яма 17 июля 2018 года.

Список использованной литературы:

1. Преступление века: Материалы следствия. Том 1. - М.: Следственный комитет РФ: 2021. 548 с. https://sledcom.ru/Proekty/isbookcrime1

2. Преступление века: Материалы следствия. Том 2. - М.: Следственный комитет РФ: 2021. 829 с. https://sledcom.ru/Proekty/isbookcrime1

3. Преступление века: Материалы следствия. Том 3. - М.: Следственный комитет РФ: 2021. 365 с. https://sledcom.ru/Proekty/isbookcrime1

4. Заключение комиссионной судебно-медицинской экспертизы скелетированных останков из екатеринбургского захоронения: Сборник док. - М.: Русский издательский центр имени святого Василия Великого, 2018. - 512 с. В сборнике собраны официальные экспертизы следствия, на основе которых прошло захоронение екатеринбургских останков в 1998 г. Все они носят вероятностный характер и содержат ряд неустранимых противоречий.

5. Труды научных собраний (конференций) по "екатеринбургским останкам" 2015-2018 годов. Три экспертных заключения независимых специалистов, доказывающих, что "екатеринбургские останки" не могут быть честными останками Царской Семьи. - М.: Русский издательский центр имени святого Василия Великого, 2019. - 444 с.

6. Мультатули П.В. Свидетельствую о Христе до смерти... Екатеринбургское злодеяние 1918 г.: новое расследование. - 3-е изд. - Екатеринбург: Фонд "Русский Предприниматель", 2008.

7. Царственные страстотерпцы. Посмертная судьба / Наталия Розанова. - М.: Вагриус, 2008. - 560 с.; ил.

8. "Екатеринбургские останки". Независимые исследования / сост. А.А. Мановцев. - СПб.: Свет, 2018. - 200 с.

9. Фомин С.В. "Царское дело" Н.А. Соколова и "Le prince de l’ombre". - М.: Русский издательский центр имени святого Василия Великого, 2021. - Кн. 1.

10. Фомин С.В. "Царское дело" Н.А. Соколова и "Le prince de l’ombre". - М.: Русский издательский центр имени святого Василия Великого, 2021. - Кн. 2.

11. Фомин С.В. Царские мощи. Документы. Материалы. Статьи. - М.: Русский издательский центр имени святого Василия Великого, 2022.

12. Тайны убийства Царственных Мучеников и уничтожения их честных останков. Независимые экспертизы и труды конференции 28 ноября 2021 г. - М.: Русский издательский центр имени святого Василия Великого, 2022.

13. Пчелов Е.В. Цареубийство 1918 года. - М.: РГГУ, 2020.

14. Бойко-Великий В.В. Апология образа Императора Николая Александровича. К 150-летию со дня рождения Государя и 100-летию мученической кончины Царской Семьи / сост. В.В. Бойко-Великий. - М.: Русский издательский центр, 2018.

15. "Царская Голгофа" (материалы конференции 28 ноября 2021 года). - М.: Русский Издательский Центр имени Святого Василия Великого, 2022.

16. Правда о екатеринбургской трагедии. Сборник статей под редакцией доктора исторических наук Ю.А. Буранова. - М., 1998.

17. "...Избежать этим актом начала возможного кровопролития..." Жертвенный подвиг Царя-Мученика Николая Александровича. Воспоминания Царского дантиста Сергея Кострицкого). - М.: Русский Издательский Центр имени Святителя Василия Великого, 2022.

18. Вильтон Р. Злодеяние над Царской Семьей, совершенное большевиками и немцами. - Париж: Изд. Шота Чиковани, 2005.

19. Дитерихс М.К. Убийство Царской Семьи и членов Дома Романовых на Урале. - Том 1, 2. Владивосток. Типография военной академии, 1922 г., М.: Даръ, 2006.

20. Sokoloff Nicolas, juge d’instruction pres le tribunal d’Omsk. Enquête judiciaire sur l’assassinat de la Famille Impériale Russe: Aves les preuves, les interrogatories, les depositions des témoins et des accuses et 5 plans et 83 photographies documentaries inédites. - Paris: Payot, 1924; Соколов Н.А. Убийство Царской Семьи. - М.: Алгоритм. 2017.

21. Росс Н. Гибель Царской Семьи. Материалы следствия по делу об убийстве Царской Семьи. Август 1918 - февраль 1920 г. - Франкфурт-на-Майне: Посев, 1987.

22. Болотин Л.Е. Царское Дело: Материалы к расследованию убийства Царской Семьи. - М.: Информационно-исследовательская служба "Царское Дело", 1996. - 360 с.

23. Платонов О.А. Терновый венец России: История цареубийства, М.: Энциклопедия русской цивилизации, 2001.-765 с.

24. Быков П.М. Последние дни последнего Царя // Рабочая революция на Урале: эпизоды и факты. 1917-1921 гг. / Сборник подготовлен к печати П.М. Быковым и Н.Г. Нипоркиным под общей редакцией Н.И. Николаева. - Екатеринбург: Государственное издательство, Уральское областное управление, 1921. - VI, 185 с. - С. 1-26.

25. Попов В.Л. Идентификация останков Царской Семьи Романовых (судебно-стоматологические и судебно-баллистические исследования) - СПб.: Avalanche, 1994.

26. Агаджанян Э.Г. Исследование ортодонтического статуса № 4 и из екатеринбургского захоронения, или "Есть ли кариес после смерти?" // Царская Правда.ру 26.09.2018. Режим доступа: https://www.romanov-truth.info/issledovanie-ortodonticheskogo-statusa-cherepa-4-iz-ekaterinburgskogo-zaxoroneniya-ili-est-li-karies-posle-smerti/

27. Дневники Николая II и Императрицы Александры Федоровны: В 2 т. - Т.2. - 1 августа 1917 года - 16 июля 1918 года / сост. В.М. Хрусталев. - М.: ВАГРИУС, 2008.

28. Князев М.А. Обстоятельства гибели Императора Николая II и его семьи в работах партийного историка П.М. Быкова (1921-1930). - М.: Русский издательский центр имени святого Василия Великого, 2022.

29. Болотин Л.Е. "Странствие по времени. Древняя Русь сквозь призму". "Повести временных лет". М. РИЦ, 2018г. Т1 и Т2.

30. Мультатули П.В. "С какой целью шельмуется следователь Н. Соколов" https://rusorel.info/s-kakoj-celyu-shelmuetsya-sledovatel-n-sokolov/

31. А. Мановцев "Недостойно историка" http://pda.segodnia.ru/content/228402

32. А. Мановцев "По стопам Герострата" http://pda.segodnia.ru/content/229241

33. "Письма Царской Семьи из заточения в Тобольске", Jordanville, США, 1974

34. П. Мультатули "Убийство Царской Семьи. Следствие не окончено" - М.: Изд-во "Вече", 2016 г.

35. А. Иванов "Сердце Пармы" - М: АСТ, 2013 г.

36. А. Иванов "Летоисчисление от Иоанна". - Изд-во "Азбука", 2010.

37. И. Дронов "Сильный, Державный". М. - РИЦ, 2017 г.

38. Предварительное следствие 1919-1922 гг.: [Сб. материалов]/ Сост. Л.А. Лыкова - М. Студия ТРИТЭ; Рос. Архив, 1998. - С. 61. - (Российский архив): История Отечества в свидетельствах и документах XVIII-XX вв.; [T.] VIII).

39. Фомин С.В. "Свидетель русской агонии Роберт Вильтон", М. РИЦ, 2022. Кн. 1 и 2.

40. "Быть верным Царю-Мученику Николаю II". М. РИЦ, 2022 г.

41. Б. Бажанов "Я был секретарем Сталина", М. Изд-во "Алгоритм", 2014 г.

42. Ю. Емельянов "Сталин перед судом пигмеев", М. Изд-во "Эксмо", 2007 г.

43. Г. Беседовский "На путях к термидору", М. Современник, 1997 г.

44. П. Жильяр "Император Николай II и его семья". М. МАДА, 1991 г.

45. П. М .Быков "Последние дни Романовых" 1926 г. Свердловск.

46. Новгородцева К.Т. Яков Михайлович Свердлов. М.: Молодая гвардия. 1957.

47. Н.П. Павлов-Сильванский "Декабрист Пестель перед Верховным уголовным судом", СПб, 1906 г.

48. П.П. Булыгин "Убийство Романовых. Достоверный отчет". Лондон, Изд-во Хатчинсон, 1935 г.

49. М.К. Касвинов "Двадцать три ступени вниз". Звезда, 1973 г. № 7-10, М. Мысль, 1989.

50. Энель (Михаил Скарятин) "Жертва" 1925-2018 г.

51. С.В. Фомин "Великая? Безкровная? Русская?". М. - РИЦ. 2019 г.

52. П. Пагануцци "Правда об убийстве Царской Семьи". США, Джорданвилль. Свято-Троицкий монастырь, 1981 г.

53. С.В. Фомин "Григорий Распутин: Расследование. "Судья же мне Господь". М., Изд. НТЦ "Форум", 2010.

54. Г. Рябов "Как это было". Изд. "Политбюро", М., 1998 г.

55. Г. Рябов "России страшный год....", М.: Русский фонд содействия образованию и наук, 2018.

56. Г. Рябов "Конь Белый. Роман" М.: БИНОМ, Крым Пресс, 1994 г.

57. Г. Рябов "Конь бледный еврея Бейлиса". М.: "Детектив-пресс", 2000 г.

58. П. Мультатули "Россия в эпоху царствования Императора Николая II Благочестивого". М.: РИЦ, 2015 г. Т. 1.

59. С.С. Ольденбург "Царствование Императора Николая II". М.: "Даръ", 2006 г.

60. А.И. Солженицын "Двести лет вместе". М.: "Русский путь", 2009 г.

61. "Покаяние" (Материалы правительственной комиссии). Сост. В. Аксючиц. М.: "Выбор", "Бост-К". 2003 г.

62. Б.Е. Немцов. "Исповедь бунтаря", М.: Партизан, 2007 г.

63. С.В. Фомин "Ждать умейте", М.: ФОРУМ, 2011 г.

64. Г. Рябов. Отечественный криминалистический роман "Красная линия. Человек с фотографии", М.: БУК, 1996 г.

65. Г. Рябов "Мертвые мухи зла", М.: Детектив-Пресс. 2001 г.

66. "Убиение Андрея Киевского. Дело Бейлиса-смотр сил". М.: "Русская идея", 2006 г.

67. Ю. Григорьев. "Последний Император России. Тайна гибели". М., СПб, Владимир, 2009.

68. А. Голицын "Кому же верить? Правда и ложь о захоронении Царской Семьи". М.: Грифон, 2013 г.

69. Г. Рябов, А. Нагорный "Повесть об уголовном розыске". М.: 2013 г.

70. П. Мультатули, Б. Галенин "Россия в эпоху царствования Императора Николая II Благочестивого. Штрихи к портрету". М.: РИЦ, 2015 г. Т. 2.

71. Н. Розанова "Царственные мученики. Посмертная судьба". М.: Вагриус, 2008 г.

72. "М. Брежнев, А. Науменко, "Министр Щелоков". М. Печатный Дом, Илингар,2010.

73. Isaak Don Levin. I rediscover Russia: 1924-1964. Duell/ Sloan and Pearce. New-York. 1964.

74. Баркалов Л. За кулисами истории. Издание автора. Лейквуд. Нью-Джерси. 1979 г.

75. Яковлев А.Н. Омут памяти. М Вагриус. 2000, с. 147-151.

76. В.П. Козлов. Обманутая, но торжествующая Клио. Подлоги письменных источников по российской истории в XX веке. М. РОСПЭН. 2001 (глава 8).

77. Сборник статей, материалов и документов: Был ли сталин агентом охраны (сост. Ю.Т. Фельштинский). М. ТЕРРА-книжный клуб. 1999.

78. В.Е. Шамбаров. Оккультные корни октябрьской революции (поджигатель казачьего геноцида). М. ЭКСМО. 2006.

79. Г.З. Иоффе. Великий Октябрь и эпилог царизма. М. Наука. 1987 г.

80. "В годину гнева Божия... Послания, слова и речи св. Патриарха Тихона". М. ПСТГУ. 2009 г.

81. Г.З. Иоффе. "Былое время. Воспоминание". Иерусалим: Филобиблон, 2015 г.

82. Г.З. Иоффе "Дело Бейлиса". "Свободная мысль", 1993 г. № 5, с. 89-104.

83. Выводы комиссии по изучению результатов исследования останков, обнаруженных в 1991 и 2007 годах близ г. Екатеринбурга от 2 февраля 2022 года. Patriarhia.ru.

84. А.Н. Авдонин "Ганина Яма". Екатеринбург, компания "Реал-Медиа". 2003 г.

85. Л.Е. Болотин "Странствия по времени. Древняя Русь сквозь призму "Повести временных лет". М.: РИЦ, 2018 г.

86. Епископ Никодим (Милаш) "Правила Православной Церкви с толкованиями Никодима, епископа Далматинско-Истрийского". М.: "Отчий дом", 2001г.

87. Документы Священного Собора Православной Церкви 1917-1917 гг. М.: Новоспасский монастырь.

88. Сост. А.Г. Кравецкий. Священный Собор 1917-1918 гг. о расстреле Николая II. С. 102-124.

89. С. П. Мельгунов. Красный террор в России . М.: Айрес - Пресс . 2008 .

Историк Василий Бойко - Великий


[1] Ольга Александровна Рябова профессиональный редактор [54, с. 186]

[2] Одним из примеров подобного поступка можно считать книгу первой жены писателя Александра Солженицына: Н.А. Решетникова. В споре со временем. М. Изд-во АПН, 1975, которую ей настойчиво предложило написать КГБ. В этой книге, весьма далекой от объективности, Солженицын описан самовлюбленным, с тяжелым характером человеком. Таким образом, когда надо, КГБ активно использовало бывших жен в своих интересах и Маргарита Рябова это прекрасно знала.

[3] Эти материалы запрашивались Генеральной прокуратурой РФ в 1990-е годы [прокурором-криминалистом В.Н. Соловьевым]. Именно тогда Рябову стало известно, что ему могло угрожать десятью годами раньше.

[4] Многие страницы биографии Юрия Владимировича Андропова до сих пор засекречены. Свою фамилию будущий Председатель КГБ получил по своему первому отчиму. Его мать Евгения Карловна Флекенштейн была удочерена богатой московской купеческой семьей Флекенштейнов, перееховших в Москву из Финляндии, и работала учителем музыки. Отец, по некоторым данным, был офицер Царской армии и воевал на стороне белых. С такой биографией Андропов не смог бы попасть в высшее руководство страны и партии, если бы не покровительство известного большевицкого деятеля Отто Куусинена, родившегося в Финляндии и в юности состоявшего в масонской ложе.

[5] Это странное совпадение трех чисел 16 напоминает действия каббалистов, использующих магию чисел.

[6] Почти весь текст Записки Покровского-Юровского уже был опубликован Г. Рябовым в 4 и 5 номерах журнала "Родина" за 1989 год.

[7] Лыкова Л.А. Следствие по делу об убийстве российской императорской семьи. - М.: РОССПЭН, 2007. С. -92

[8] Репников А. "...Государя тут жгли". Литературная Россия. - 20 июля 2007. - №29.

[9] "Особым смыслом исполнен приближающийся пятидесятилетний юбилей Союза советских Социалистических Республик. Эти полвека - блестящее доказательство той истины, что история человечества развивается по восходящей линии, в полном соответствии с объективными законами общественной жизни, открытыми великими учеными К. Марксом и Ф. Энгельсом "- писал А.Н. Яковлев в этой статье.

[10] "Во многих стихах мы встречаемся с воспеванием церквей и икон, а это уже вопрос далеко не поэтический"." "Мы не забываем, что под сводами храмов освящались штыки карателей, душивших первую русскую революцию.... самая "демократическая" религия в конечном счете реакционная, представляет собой идеологию духовного рабства" -писал А.Н. Яковлев в другом месте статьи.

[11] А. Галинский"О смелых главных редакторах" (http://agalinsky.narod.ru/articles/smel_red.html)

[13] Егор Яковлев, М. "Секрет однофамильца", 2009 г.

[14] Генрих Иоффе откровенно пишет в своих изданных в Иерусалиме воспоминаниях о том, что советские историки по событиям XX века получали указания как им надо преподносить те или иные события от ЦК КПСС, а их задача была подогнать факты к спущенной им концепции, не заботясь о поиске Истины. Одну из глав своих воспоминаний Генрих Иоффе прямо назвал: "В ИСТОРИИ ИСТИН НЕТ - ЕСТЬ ПРОБЛЕМЫ" [81, с. 221]. Вспоминает Иоффе и свое знакомство в 1989 году с Гелием Рябовым, видимо по работе над статьями о Царской Семье.

[15] Известный публицист Леонид Радзиховский резко осудил воссоединение Крыма с Россией, назвав Россию агрессором и захватчиком в своем выступлении на радиостанции "Эхо Москвы" 13 марта 2014 года. Вот такая "патриотическая" позиция у типичного представителя пятой колонны в нашей стране. Воля к воссоединению, проявленная русским людьми на крымском референдуме в марте 2014 года для Радзиховского является агрессией.

[16] Доба - бытовое уменьшительное имя от известного библейского имени Дебора.

[17] Дом по адресу ул. Фестивальная, д. 22, корп. 6 был построен по индивидуальному проекту, квартиры в нем были повышенной площади и комфортности: большие кухни (14 м2) и холлы.

[18] Империи Цин объединяла Манчжурию, Монголию и собственно Китай. Культурная и политическая составляющая была традиционно китайской на основе конфуцианства, но правящая династия и большая часть элиты была манчжурской.

[19] Климат в Манчжурии не сильно отличался от климата Центральной России, эту область даже называли "Желтороссией".

[20] Главным редактором журнала "Родина" с 1990 года был Владимир Долматов, который вывел его в один из наиболее известных научно-популярных журналов в РФ. Он был выпускником Свердловского Уральского государственного университета, являлся в 1980-е годы собкором "Советской России" в Свердловске и, наверняка, хорошо знал Бориса Ельцина и его команду. С начала создания редакции журнала "Родина" осенью 1988 года Долматов стал заместителем главного редактора и участвовал в подготовке первых статей Г. Рябова в 4 и 5 номерах за 1989 год. Впоследствии, в 1990- х и в 2000- х годах Долматов активно выступал в поддержку Рябова и версии Покровского - Юровского.

[21] Надо сказать, многие из перечисленных Г. Рябовым погибли в революции, и почти все лишились своего положения и имущества. Многие из них потом жалели, что поддерживали революцию и говорили, что при Царе им жилось хорошо.

[22] Интересно звучат эти слова из уст человека, тесно сотрудничавшего с КГБ по крайней мере во время работы над сериалом "Государственная граница"...

[23] В материалах Следственного дела Н. Соколова есть показания иерея Иоанна Сторожева об этом последнем богослужении, есть и свидетельские показания охранника ДОНа А. Якимова. Но почему-то Рябов не использует эти материалы (либо намеренно переворачивает их наизнанку), а дает волю собственной фантазии. Сам стиль написания этого эпизода характеризует автора как человека, не имеющего никакого уважения к священному сану.

[24] Впоследствии в 1925 году он был освобожден из тюрьмы. Но не признал передачу без соборного решения полномочий местоблюстителя Патриаршего Престола митрополиту Сергию (Страгородскому) и уклонился в раскол, названный по его имени "григорианским".

[25] Эта шахта находится в 12 км от Алапаевска и в 150 км от Екатеринбурга

[26] Из серии итальянских интервью на вилле "San Carlo Borromeo" (Милан). Август 2008 года. https://nemtsov-most.org/2018/10/17/boris-nemtsov-on-orthodoxy-as-the-ideology-of-putinism/

[27] Источник: "Известия", 17 июля 2002 г. https://nemtsov-most.org/2017/11/29/nemtsov-since-the-execution-of-the-royal-family-more-than-30-pseudo-anastasy-have-appeared/

Просмотров: 13270



Похожие новости

06.06.2024 09:37

Вновь о «екатеринбургских останках» и о роли личности

18.04.2024 10:14

Постраничные файлы Первого тома «Следственных Документов Следователя Н.А. Соколова по Делу об убийстве Государя Никол...

13.03.2024 12:56

Молекулярно-генетическая экспертиза екатеринбургских останков, найденных в 1991 году

13.03.2024 12:25

Кремлевские медики и профессиональные историки установили, что екатеринбургские останки не царские

10.03.2024 11:58

Обращение к Президенту РФ Путину В.В. от В.В. Бойко-Великого.

27.02.2024 13:07

Николай Соколов судебное расследование убийства

13.02.2024 17:19

Ключевой вопрос по екатеринбургским останкам

15.01.2024 13:39

Настоятель Петропавловского собора о екатеринбургских останках

27.12.2023 17:21

Апелляционная жалоба на Решение Никулинского районного суда г.Москвы

7527-й год от сотворения мира
2019-й год от Рождества Христова