Московскiя Въдомости
16+

ДОКАЗАТЕЛЬСТВО НЕДОКАЗУЕМОГО. Причины и следствия вскрытия Царских и Великокняжеских гробниц в Петропавловском соборе в наше время

03 Ноября 2018, 11:13 # / Статьи / 22580.html

В своем интервью для газеты «Известия» от 25 июля 2018 года глава следственного комитета России А.И. Бастрыкин, говоря об идентификации так называемых «екатеринбургских останков» сказал следующее:

«Были проведены все возможные сопоставления, причем для объективности экспертизы проводились в различных, независимых друг от друга лабораториях. Молекулярно-генетическая экспертиза по установлению биологического родства Императора Александра III, ранее эксгумированного в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга, и погибшего человека, идентифицированного как бывший Император Николай II, подтвердила, что они являются родственниками на уровне отец — сын. «Екатеринбургские останки», обнаруженные в 1991 году, сравнивались с ДНК-профилем Николая II, выделенного из следов его крови, оставшихся на рубашке, после совершенного на него нападения в Японии. Также генетические профили костных останков сопоставлены с образцами от живущих в настоящее время родственников семьи Романовых как по отцовской, так и по материнской линиям. Поэтому никаких сомнений в принадлежности останков членам царской семьи быть не может. Помимо этого, ранее в обществе высказывалась версия о возможном отравлении Императора Александра III. Мы решили проверить этот довод, назначив в рамках этого уголовного дела химическую экспертизу по нескольким его волосам, изъятым в ходе эксгумации. Современные технологии позволяют посмертно выявить по анализу волос наличие ядов или иных вредных веществ в организме человека даже спустя столетие. И результаты этой экспертизы полностью опровергли версию об отравлении Императора».

Главная интрига этих слов Александра Ивановича, последовавших за официальным сообщением, опубликованном на сайте СК РФ, заключается не только в их разительном отличие от сказанного Патриархом Кириллом в 2015 и в в 2018 году, но и от собственных слов, прозвучавших двадцатью годами ранее. Так, в докладе на научной конференции в Царском Селе в 1998 году «Царское дело и екатеринбургские останки», посвященнм следствию Соловьева, по пути которого, как мне кажется, во многом пошли и его уже нынешние последователи-подчиненные Александра Ивановича, Бастрыкин совершенно справедливо заявлял:

«Все вышеизложенное позволяет сделать вывод о том, что заключение экспертной комиссии о безусловной достоверности выполненных идентификационных исследований нуждается в серьезной критической оценке и дополнительной проверке существующими методами научной идентификации. Что же касается доказательственного значения предложенного комиссией вывода, то он может рассматриваться только как вероятное заключение экспертов».

«Собранные следователем В.Н.Соловьевым доказательства отличаются односторонностью, поскольку в процессе расследования следователем воспринимались и фиксировались только те доказательства, которые укладывались в единственную версию, которая и составила основу расследования. Иные возможные теории, в частности, версия о том, что в обнаруженном захоронении могли находиться останки других лиц, следователем Генеральной прокуратуры, как уже отмечалось, не выдвигались и, соответственно, доказательства по ним не собирались».

«Все вышеизложенное позволяет утверждать, что обстоятельства, связанные с обнаружением останков неизвестных лиц в окрестностях Екатеринбурга нуждаются в дополнительной проверке путем производства дополнительного расследования».

По сути, за двадцать лет, минувших со времени прошедшего с доклада А.И. Бастрыкина на конференции, мало что изменилось. Следствие, по-прежнему рассматривает лишь одну версию. Гипотезы следователей Кирста и Наметкина серьезного рассмотрения не получили. Так же не рассматривались следствием и возможные «претенденты» на наследников погибших Романовых, начиная с американской Анны Чайковской (Андерс) и заканчивая петербужским Олегом Филатовым. Надо отметить, что в «пользу» первой говорит масса свидетельских показаний и антропологических экспертиз, собранных за время полусотлетнего судебного процесса, а второй готов предоставить результаты антропологических, графологических и генетических экспертиз, проведенных и на Западе, и в России. Так же не рассматривается массив архивных документов, поступивших за последние годы в ГА РФ из МИД Великобритании и Испании. Не проводилась и не проводится проработка версии причастности к созданию захоронения в Поросенковом Логу структур НКВД/НКГБ/КГБ и МВД СССР, несмотря на прямые указания в воспоминаниях «первооткрывателя» захоронения Г.Т. Рябова на причастность к его деятельности министра МВД СССР Щелокова. Не представлено никаких объяснений следственным действиям, проводимым в отношении Императора и его Семьи под руководством заместителя Наркома НКГБ генерал-полковника Кобулова в 1945 году и позднее. Длинный перечень не предпринятых следователями действий, обязательных при упомянутой в докладе А.И. Бастрыкина    «дополнительной проверки путем производства дополнительного расследования» можно продолжить.

Однако, как мы видим уважаемый Александр Иванович предпочел пойти проторенной дорожкой первого следствия и Правительственной комиссии Б.Е. Немцова, поспешив объявить подлинность «екатеринбургских останков» на основании все той же «царицы доказательств» - генетической экспертизы.

Ни в коей мере, не преуменьшая значение и возможности экспертизы ДНК, хотелось бы, тем не менее отметить, что для ее успешного осуществления необходимы, как минимум — чистый генетический материал, собственно, объектов исследования и аналогичный — их ближайших кровных родственников.

В своих последних публикациях, ссылаясь на действующую нормативную документацию и исследования ведущих генетиков, судмедэксперт Ю.А. Григорьев неоднократно отмечал, что состояние «екатеринбургских останков» делает априори невозможным их генетическую идентификацию.

«В 2016 году, в журнале «Судебно-медицинская экспертиза» была опубликована статья «Молекулярно-генетический анализ хромосомной ДНК в обожженных костях: миф или реальность?», где результатом исследований стал вывод: при воздействии на кость температуры 200 °C уже через 1 час хромосомная ДНК в ней разрушается и непригодна для МГИ. 

Теперь становится очевидным, что выполненные ранее МГИ, подтвердившие принадлежность обнаруженных в 2007 году в Поросенковом Логу обгорелых фрагментов косточек Наследнику и Великой Княжне, несостоятельны.

Теперь об останках девяти человек из-под мостика. Грунт в месте захоронения останков болотистый. Сторонники принадлежности останков семье категорически отрицают это. Они отказываются от того, чтобы прислушиваться к оценке почвы в Логу участницей эксгумации, археологом по образованию Л.Коряковой и автором «открытия века» А.Авдониным (геолог). На их стороне и следствие, которое не желает назначить почвоведческую экспертизу, чтобы получить аргументированный и не подлежащий сомнениям ответ, что само по себе показательно, так как характеризует беспристрастность следствия. Но правда обладает свойством вылезать там, где ее совсем не ждут.

Недавно стали доступны экспертизы, выполненные в ходе следствия В.Соловьева [«Сборник документов. Заключение комиссионной судебно-медицинской экспертизы скелетированных останков из екатеринбургского захоронения», РИЦ имени Святого Василия Великого, Москва, 2018]. После ознакомления с ними становится понятным, почему обществу называли только выводы экспертных исследований, но не давали возможности ознакомиться с ходом исследований, в том числе — с описанием представленных на исследование объектов. А дело в том, что в этих документах есть такое, что крайне нежелательно для сторонников признания останков царскими.

Так, в Протоколе дополнительного осмотра извлеченных из ямы под мостиком останков от 23–25 июля 1991 года (приведен в Заключении №01/нт от 30.06.1993 г. ) указано: «Мягкие ткани обнаружены на скелетах №№ 1-3, 5-9. Находятся в стадии торфяного дубления ...(выделено авт. — А.О.)»

Мягкие ткани на останках были. И были в состоянии торфяного дубления. Нельзя не заметить одну странность: они были НА ВСЕХ скелетах, кроме № 4, приписываемого Императору.

Развитие торфяного дубления на трупе возможно только при пребывании его в болоте или болотистой почве. Почва в Логу болотистая, теперь в этом нет сомнений. Попутно следует заметить, что наличие торфа для торфяного дубления не является обязательным, так как торф образуется и накапливается очень и очень медленно.

Торфяное дубление останков означает, что: «Проведение судебно-генетического и судебно-биологического исследований трупов, подвергшихся действию торфяного дубления, не целесообразно, так как гумусовые кислоты разрушают как ДНК, так и белки, определяющие антигенные характеристики трупа». (Туманов Э. В., Кильдюшов Е. М., Соколова 3. Ю. Судебно-медицинская танатология. - Москва: НП ИЦ «ЮрИнфоЗдрав», - 2011).

Теперь становится понятной причина отказа следствия от проведения почвоведческой экспертизы и отрицание торфяного дубления даже теми экспертами, которые это установили (!). Потому что, признавая торфяное дубление, придется отвечать на вопрос: а как же вам удалось получить результаты при МГИ (молекулярно-генетических исследованиях — прим.авт.), если это невозможно?

По этой же причине что следователь В.Соловьев запретил фотографировать объекты на всех этапах исследования (это отражено в тексте Заключения № 01нт) [«Сборник документов. Заключение комиссионной судебно-медицинской экспертизы скелетированных останков из екатеринбургского захоронения», РИЦ имени Святого Василия Великого, Москва, 2018].

Что мы имеем в сухом остатке? Доказательства принадлежности екатеринбургских останков Царской Семье, полученные их молекулярно-генетическим исследованием, недостоверны. Эксперты, выполнившие тогда МГИ, лукавили. ДНК останков из Поросенкова Лога непригодна для такого исследования. В останках из-под мостика ее разрушили гумусовые кислоты, в останках из кострища – высокая температура.

Несостоятельность выполненных ранее МГИ очевидна. Результаты новых МГИ, которые скорее всего давно завершены, но еще не опубликованы, не могут быть успешными. Потому что состояние останков, в которых ДНК разрушена, за прошедшее после первого исследования время не могло улучшиться.

Все остальные методы, даже при абсолютной безупречности выполнения исследований, способны дать только предположительный вывод.

Таким образом, настало время признать, что сегодняшнее состояние медицинской науки не позволяет доказать принадлежность екатеринбургских останков Царской Семье».

Таким образом, как мы видим, сам факт исследования биологического материала, выделенного из «екатеринбургских останков» вызывает массу вопросов.

Целью же сегодняшней публикации является рассмотрение пригодности для аналогичных исследований биологического материала, изъятого в процессе эксгумации захоронений Императора Александра III и отчасти Великого Князя Георгия Александровича, являвшихся ближайшими кровными родственниками (отец и брат) Государя Николая Александровича. Тем более, что этот вопрос никогда ранее не рассматривался. Вместе с тем, сравнение ДНК «екатеринбургских останков» с биоматериалом Императора Александра III и Великого Князя Гергия Александровича является едва ли не единственным доказательством «подлинности» находки из Поросенкова Лога, поскольку близких потомков по прямой линии у покойного Государя и Его Семьи ни в России, ни в Зарубежье нет. Исключение составляет племянник Николая II Тихон Куликовский-Романов. Однако его генетический материал вдовой Ольгой Николаевной Куликовской-Романовой нынешнему следствию не предоставлялся.

 

БОЛЕЗНЬ И СМЕРТЬ ИМПЕРАТОРА АЛЕКСАНДРА III

Причины ставшего смертельным заболевания Императора до сих пор вызывают вопросы у историков и медиков. Многие уверены, что первопричиной смертельной болезни явились те ушибы, которые Император получил во время крушения царского поезда у станции Борки 17 (29) октября 1888 года.

Вагон с Императорской столовой, в которой тогда находились Александр III и его супруга Мария Федоровна с детьми и свитой, был полностью разрушен: без колес, со сплюснутыми и разрушенными стенами, он полулежал на левой стороне насыпи, крыша его лежала частью на нижней раме. Первым толчком повалило всех на пол, а когда после разрушения пол провалился и осталась одна рама, то все оказались на насыпи под прикрытием крыши. Вспоминают, что Александр III, обладавший недюжинной силой, держал на плечах крышу вагона, пока семья и другие пострадавшие выбирались из-под обломков.

Вскоре после этого происшествия Император стал жаловаться на боли в пояснице. Профессор Трубе, осмотревший Александра, пришел к выводу, что страшное сотрясение при падении положило начало болезни почек. Однако «по поводу этого предположения профессор Захарьин высказался скептически, так как, по его будто бы мнению, последствия такого ушиба, если он и был, проявлялись бы раньше, ибо катастрофа в Борках имела место пять лет до обнаружившейся болезни» (186, с. 662). Болезнь тем временем неуклонно развивалась. Государь все чаще чувствовал себя нездоровым. Цвет лица его стал землистым, пропал аппетит, плохо работало сердце.

Не будем забывать, что некоторые проблемы со здоровьем Император испытывал и ранее. В двадцатисемилетнем возрасте он перенес тяжелую форму тифа, в результате которого лишился половины своих густых волос. Серьезным испытанием для него стали кровавые месяцы Русско-турецкой войны и террористическая вакханалия против отца в завершающий период его царствования.

В первой половине января 1894 г. монарх простудился и почувствовал себя нездоровым. У него поднялась температура и усилился кашель. Лейб-хирург Г. И. Гирш установил, что это инфлюэнца (грипп), но возможно и начало воспаления легких.

Вызванный 15 января в Аничков дворец лейб—хирург Н.А. Вельяминов, к которому царская чета питала особое доверие, совместно с Гиршем выслушал больного. Оба врача нашли при очень высокой температуре гриппозное воспалительное гнездо в легком, о чем было доложено Императрице и министру двора Воронцову. Последний 15 января тайно вызвал из Москвы авторитетного терапевта Г.А. Захарьина, который, исследовав больного, подтвердил установленный диагноз, несколько преувеличил серьезность положения и назначил лечение.

История болезни Императора подробно описана многими историками, поэтому мы не станем подробно на ней останавливаться.

21 сентября царская семья прибыла на пароходе Добровольного флота «Орел» в Ялту, откуда проследовала в Ливадию. Государь остановился в маленьком дворце, где жил раньше Наследником.

По срочному вызову 1 октября в Ливадию прибыл лейб-хирург Вельяминов, а на следующий день — доктора Лейден, Захарьин и Гирш. Тогда же в покои государя был введен харьковский профессор, хирург В.Ф. Грубе, пожелавший подбодрить его. Монарх с удовольствием принял Грубе, спокойного, очень уравновешенного старика, с которым познакомился в Харькове после железнодорожной катастрофы 17 октября 1888 г. в Борках. Грубе весьма убедительно объяснил царю, что от воспаления почек можно выздороветь, примером чего может служить он сам. Довод этот показался Александру III вполне убедительным, и он после визита Грубе даже несколько повеселел.

После посещения царя докторами проходило совещание под председательством министра двора и составлялись бюллетени, которые с 4 октября посылались в «Правительственный вестник» и перепечатывались в других газетах. В первой телеграмме сообщалось: «Болезнь почек не улучшилась. Силы уменьшились. Врачи надеются, что климат берега Крыма благотворно повлияет на состояние здоровья Августейшего Больного». Как показало время, этого, увы, не произошло.

В ЦГАРК г. Симферополя находится часть этих документов, составленных накануне смерти – 18, 19 октября 1894 года.

«Бюллетень состояния здоровья Его Величества 18 октября. 10 ч. вечера. В течение дня продолжалось отделение кровавой мокроты, был озноб, температура 37,8, пульс 90, слабоват, дыхание затруднено. Аппетит крайне слаб. Большая слабость. Отеки значительно увеличились. Подписали: Лейден, Захарьин, лейб-хирург Гирш, П. Попов, Почетный Лейб-Хирург Вельяминов».

«Бюллетень о состоянии здоровья Его Величества 19 октября. 10 ч. Утра. В течение ночи Государь Император спал несколько часов, отделение кровавой мокроты несколько уменьшилось, в остальном перемен нет».

«…. 19 октября, 7 ч. вечера.  В течение дня Государь Император кушал мало. Явления ограниченного воспалительного состояния (инфаркта) в левом легком продолжаются. Дыхание затруднено, пульс слаб, большая общая слабость».

Весь этот день Император провел, сидя в кресле, страдая от одышки, усилившейся из-за воспаления легкого. Ночью он пытался уснуть, но сразу просыпался. Лежать для него стало большой мукой. По его просьбе, в постели ему устроили полусидячее положение. Он нервно закуривал и бросал одну папиросу за другой. Около 5 часов утра умирающего пересадили в кресло.

В 2 часа 15 минут 20 октября (1 ноября) 1894 года дыхание больного остановилось, повелитель могущественнейшей державы мира Александр III скончался, сидя в кресле своей спальни в любимом Малом Ливадийском дворце.

«Через несколько дней после кончины Императора вызванными профессорами Московского и Харьковского университетов (Клейн, Зернов и друг.) было приступлено к бальзамированию тела покойного Государя и при этом произведено паталого-анатомическое вскрытие». (См. ГА РФ. Ф. 569.).

В 19:30 22 октября заслуженный ординарный профессор патологической анатомии Московского университета И. Ф. Клейн, заслуженный ординарный профессор нормальной анатомии Московского университета Д. Н. Зернов, ординарный профессор нормальной анатомии Харьковского университета М. А. Попов, прозектор Московского университета Н. В. Алтухов и прозектор Харьковского университета А. К. Белоусов произвели вскрытие тела Императора. Патологи обнаружили значительный отек клетчатки нижних конечностей. В левой плевральной полости было обнаружено 200 см3 экссудата, в правой - 50 см3. Был отмечен отек правого и левого легкого, инфаркт в нижней доле левого легкого (11,5 см продольно и 1 см поперечно). Сердце было значительно увеличено в размерах: продольно - 17 см, поперечно - 18 см, толщина левого желудочка - 2,5 см, правого - 6 мм. Большого асцита не оказалось: всего 200 см3. Увеличение почек было умеренным, поверхность их мелкозернистая, темно-красного цвета. Патологи пришли к выводу, что Император скончался от паралича сердца при перерождении мышц гипертрофированного сердца и интерстициальном нефрите. Гистологических препаратов, почему-то сделано не было.

После вскрытия и бальзамирования тела консилиум врачей обнародовал акт о причине смерти: «…мы полагаем, что Государь Император Александр Александрович скончался от паралича сердца при перерождении мышц гипертрофированного сердца и интерстициальном нефрите (зернистой атрофии почек)».

Необходимо отметить, что начиная с Императора Петра Великого в России существовала традиция бальзамирования тел членов Императорской Семьи. С наступлением XVIII века искусство бальзамирования прочно становится на научную основу, опираясь ни достижения химии физики, биологии. В Европе в то время работали в этом направлении известные ученые Понтер, Палентано, Шассе, Гональ, Трончини Лясковский. Опыт первых русских анатомов Щепина, Протасова, Мухина и других не сохранен, так как не осталось их записей.

Нужно оговориться, что процедура бальзамирования, принятая при русском Императорском Дворе не имела ничего общего с мумифицированием, распространенном в Древнем Египте и ставила своей целью лишь кратковременное сохранение тела покойного.

В России точные описания по бальзамированию появились в XIX веке, это, в частности, руководство по хирургии бальзамирования академика И.Буша, написанное в 1831 году, труды основоположника топографической анатомии-профессора И.В.Буяльского. Интересные, вносящие новый вклад в развитие науки монографии удавалось не всегда опубликовать сразу, при жизни авторов. Так, одновременно с И.В.Буяльским, В.Грубером, Спасским работал над созданием собственных препаратов и приемов их введения профессор Харьковского университета А.Венедиктов. Он применял скипидар, мед и воск, использовал в своей практике метод обмотки бинтами, смоченными в растворе воска, как у древних египтян. А трактат его удалось напечатать лишь в самом конце века профессору М.Попову, который сам известен как один из искуснейших бальзаматоров своего времени, добившийся очень стойких длительных результатов.

Профессор М. Попов вместе с известным биологом Д. Зерновым бальзамировал и тело покойного Государя Александра III в 1894 году. Для этого он применял раствор хлористого цинка в спирте и карболовую кислоту. Он по достоинству оценил в процессе работы и новое бальзамирующее средство — формалин, открытый Блюмом в 1893 году.

Для того чтобы дать возможность местным жителям проститься с почившим монархом, его тело было вечером 25 октября перенесено в Вознесенскую Ливадийскую церковь. Здесь у гроба день и ночь дежурили высочайшие особы двора, а священнослужители беспрерывно читали Святое Евангелие.

27 октября, когда море успокоилось, траурная процессия с усопшим монархом двинулась из Ливадии к ялтинскому молу. Вдовствующая Императрица и члены Императорской фамилии провожали гроб пешком. После литии на пристани гроб с телом усопшего был перенесен на крейсер «Память Меркурия» и установлен на шканцах под тентом из Андреевского флага. С приспущенным штандартом Его Величества, под конвоем эскадренного броненосца «Двенадцать Апостолов» и корабля «Орел», крейсер отошел от Ялты и взял курс на Севастополь.

Там задолго до прихода траурной эскадры на внешнем рейде у Константиновской батареи вытянулся в одну линию Черноморский флот. После захода «Памяти Меркурия» на рейд, гроб был поднят гребцами Государева катера и установлен на пристани. После панихиды, отслуженной архимандритом Александром, гроб был перенесен в траурный вагон, усыпанный цветами. Императорский поезд отошел в 5 часов 20 минут вечера.

1 ноября в 10 часов утра поезд прибыл на Николаевский вокзал Санкт— Петербурга. У открытого вагона перед гробом почившего монарха митрополитом Палладием была совершена лития. По окончании ее генерал-адъютанты сняли Императорский покров, а Император Николай II с членами Августейшей Семьи вынесли из вагона гроб, который был поставлен на катафалк дворцовыми гренадерами. При величественных звуках гимна «Коль славен» и бой барабанов печальная колесница тронулась в путь. За нею следовали Император Николай II с Великими князьями пешком и кареты с вдовствующей Императрицей и другими высочайшими особами.

В 2 часа дня печальная колесница, пройдя восьмиверстное расстояние, при колокольном звоне всех церквей и пушечной пальбе, прибыла к Петропавловскому собору. Гроб с телом почившего был снят с колесницы и поставлен на катафалке под грандиозной сенью, устроенной в соборе. Величественная сень эта имела вид громадной шапки Мономаха, сделанной из золота. По борту она была обведена рядом щитов с гербами русских земель и областей и оторочена внизу широким белым бортом наподобие горностая. Верх шапки был украшен Императорской короной с крестом. Из-под горностаевой оторочки к четырем столбам храма спускались белые глазетовые драпировки, перехваченные у столбов золочеными коронами. Гроб Императора был установлен на малиновом с золотым обводом катафалке, а у изголовья стоял аналой для чтения Святого Евангелия.

Со времени перенесения и до самого погребения ежедневно у гроба дважды совершались панихиды в присутствии высочайших особ.

Погребение почившего Императора состоялось в понедельник 7 ноября 1894 г.

Подготовка места погребения Императора Александра III (1894)

Надо сказать, что все это время в народе ползли слухи о том, что Император Александр III умер вследствие отравления. Их появлению в немалой степени способствовало и то, что несмотря на произведенное бальзамирование, лицо Императора во время прощальной церемонии было почерневшим, что обыватели приписывали действию яда. Однако, по воспоминаниям начальника Петербургского охранного отделения в 1904-1909 годах генерал-лейтенанта А.В. Герасимова, причина почернения лица покойного Императора крылась в несвоевременном бальзамировании, которое не смогло остановить процессы тления: «Во дворец прибыли врачи-специалисты для бальзамирования тела, но до нашего сведения дошло, что не удалось произвести этой операции с должным успехом, так как необходимые препараты опоздали и вены были уже тронуты разложением»[1].


БОЛЕЗНЬ И СМЕРТЬ ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ ГЕОРГИЯ АЛЕКСАНДРОВИЧА

Еще более трагической стала история болезни сына Императора Александра III, великого князя Георгия Александровича (1871-1899). До 18 лет проблем со здоровьем он вообще не имел. Первые тревожные симптомы  появились лишь в 1890 году, во время кругосветного путешествия вместе с братом — будущим Императором Николаем II. Собственно говоря, проблемы начались еще в 1889 году: периодически у Георгия появлялась лихорадка, которое придворный врач Г.И. Гирш лечил домашними средствами, не придавая им серьезного значения. В путешествии Царевичей сопровождал флотский врач В.К. фон Рамбах (1832-1908).

23 августа 1890 г. из Кронштадта на крейсере «Память Азова» братья (Николай — уже официальный Наследник престола) отбыли в кругосветное путешествие. В начале и середине декабря, когда они находились уже в Бомбее, Георгий Александрович почувствовал себя плохо. Бытует версия, что он простудился 18 октября 1890 года во время бала, проходившего на палубе корабля во время стоянки в Триесте. Он сидел на катере, в одном сюртуке, а ночь была холодная и Цесаревич простудился. Уже тогда началась лихорадка, которая не проходила. Проезжая (в Египте) на поезде с открытым окно по пустыне (в ноябре ночами там уже не жарко) он добавил к простуде еще одну. 

На крейсере был срочно созван консилиум имевшихся в наличии российских и приглашенных английских врачей. Они сошлись на неожиданном диагнозе -  туберкулез, а в Афины Александр III тотчас командировал почетного лейб-медика В.Я. Алышевского (Алышевский Владимир Ясонович (1845—1909), действительный статский советник, доктор медицины, почетный лейб-медик, директор и главный врач Александровской женской больницы и Мариинской больницы для бедных в Петербурге, непременный член Военно-Медицинского ученого комитета). Он считался специалистом по грудным болезням.

В.Я. Алышевский осмотрел Георгия Александровича 11 февраля 1891 года и сразу констатировал у него «значительное поражение верхней доли правого легкого спереди и особенно сзади, где в лопаточной области найдено бронхиальное дыхание и созвучная крепитация, в левой верхушке сравнительно незначительные и не постоянные катаральные явления». Тогда же были обнаружены «бациллы Коха», то есть была «открытая форма» туберкулеза (деструктивная).

Но, что в те годы могли рекомендовать врачи? Только климатическое лечение: Георгий Александрович переехал сперва в Алжир, затем – на Сицилию. Состояние его несколько улучшилось, и 1 июня 1891 года он прибыл в Севастополь, где его встретили мать и сестра Ксения Александровна. Императрица Мария Федоровна не хотела верить в болезнь сына, которая тогда однозначно расценивалась как приговор. 31 августа 1891 года Цесаревич вернулся на родину. Его разместили в горноклиматическом курорте Аббас-Тумане (Абастумани).

Он располагается на южном склоне Месхетского хребта, в ущелье реки Оцхе (бывшей Абастуманки), на высоте 1250—1450 м, в 28 км к северо-западу от железнодорожной станции Ахалцихе и в 78 км к юго-западу от железнодорожной станции Боржоми. В Абастумани чистый горный воздух, умеренная сухость, нет сильных ветров. На горных склонах — леса (сосна, ель, пихта). Лето умеренно теплое, зима мягкая, солнечная. В силу этих благоприятных условий Абастумани стал курортом. Там производится лечение больных легочным туберкулезом, открыты слабоминерализованные термальные источники, воду которых используют для лечения болезней опорно-двигательного аппарата, нервной системы, гинекологии и других. Курорт основан в середине XIX века и назывался Аббас-Туман (Абастуман). До 1917 года входил в Ахалцихский уезд Тифлисской губернии.С 1864 года каждое лето в Абастумани открывался военный госпиталь на 200 нижних чинов, 30 офицеров и 10 женщин; с 1898 года Абастуманские минеральные воды находились в управлении военного ведомства. В начале XX века имелось три источника: Богатырский, Змеиный и Противозолотушный.

Георгий Александрович находился там до самой своей внезапной смерти, изредка совершая морские путешествия. Кстати говоря, его история говорит о том, что и при туберкулезе больные могут умирать внезапно. Вероятно, процесс зашел уже слишком далеко и несмотря на мягкий климат курорта, весной 1892 года у больного впервые началось кровохарканье. Тогда Императрица впервые выехала навестить сына. Он жил в комфортабельном, специально для него построенном дворце с большим штатом «обслуживающего персонала».

Из записей профессора Захарьина известно, что уже во время пребывания в Аббас-Тумане у Георгия Александровича был плеврит. «Сердце здорово, одышки почти нет, болей в груди нет, кашель вечером, ночью и утром с отхождением мокроты, в которой очень много туберкулезных бацилл. Объективно: поражение верхней доли правого легкого… Лечение: креозот, тресковый жир, кумыс».

Захарьин составил специальное меню для пациента, в котором воду рекомендовалось заменять пивом или вином. Позднее Георгий Александрович  ездил с семьей в Спалу и в Ливадию, где его обследовал видный немецкий интернист Эрнст Виктор фон Лейден, который лишь подтвердил приговор «вторая стадия неизлечимого туберкулеза».

После смерти Императора Александра III, Георгий Александрович объявляется Наследником, поскольку у Царствующего Императора Николая II еще не было детей.

28 июня 1899 года

«Наследник Цесаревич, приказав подать трицикл с бензиновым двигателем, гулял в дворцовом саду, осматривая цветочные насаждения. В 9 часов утра Его Императорское Высочество изволил сесть на трехколесный велосипед и совершить прогулку по шоссе, по направлению к Зекарскому перевалу. Погода была хорошая, при небольшом ветре. Наследник Цесаревич ехал очень быстро (трицикл Его Высочества развивает скорость до 35 верст в час).


Трицикл, аналогичный тому, на котором совершил свою последнюю прогулку  Великий Князь Георгий Александрович

 

Через 20 минут раздались крики: «Доктора, доктора!». На расстоянии полверсты от дворца был обнаружен Георгий Александрович с окровавленным лицом. Во рту были сгустки крови. Врач еще пытался делать искусственное дыхание. Позже следы крови и сгустки были обнаружены на шоссе на протяжении 75 (!) метров. Очевидцы видели, как изо рта и носа великого князя полилась кровь, он сошел с мотоцикла и лег на землю, с которой уже не встал.

На другой день, 29-го июня, в 10 часов утра, состоялось вскрытие тела в Бозе почившего Цесаревича и бальзамирование, произведенные временно находившимся на водах старшим ординатором Семеновского госпиталя в Петербурге г. Бирулей, в присутствии Тифлисского губернатора И.Н. Свечина, местного коменданта генерал-майора Рыльского, лейб-медика Айканова, прокурора Е.Н. Нимандера, главного врача местного госпиталя Гопадзе, врачей гг. Текутьева, Воскресенского, Максимовича и др. Вскрытием установлено, что смерть Наследника Цесаревича последовала от внезапного разрыва легочного сосуда и сильного кровоизлияния горлом. Бальзамирование тела Наследника Цесаревича закончилось в 8:30 час. вечера»[2].

Бальзамирование тела проводилось по методике, аналогичной бальзамированию тела Императора Александра III в 1894 году.

Часовня, воздвигнутая впоследствии на месте смерти Великого Князя

При вскрытии было обнаружено: крайняя степень истощения, хронический туберкулезный процесс в периоде кавернозного распада, легочное сердце (гипертрофия правого желудочка), интерстициальный нефрит. Источником смертельного кровотечения стала каверна левого легкого.

Примечательно, что когда в 1994 году останки Георгия Александровича были потревожены в Петропавловском соборе на предмет генетической экспертизы останков найденных в Екатеринбурге, оказалось, по словам одной из публикаций, что они полностью «…изъедены туберкулезной палочкой и для анализа непригодны…». Но к этому вопросу мы еще вернемся ниже.

Погребение Георгия Александровича совершалось по Высочайше утвержденному церемониалу. Останки были доставлены сперва в Боржоми на колеснице, затем поездом по железной дороге в Батум, далее на эскадренном броненосце «Георгий Победоносец» в Новороссийск, а уже оттуда поездом — в Санкт-Петербург, куда гроб с его телом прибыл 12 июля и поставлен в Петропавловском соборе. Отпевание 14 июля 1899 года совершил митрополит Санкт-Петербургский Антоний (Вадковский) в присутствии Императорской Семьи. Погребен Георгий Александрович там же в Петропавловском соборе, рядом с саркофагом своего отца[3].

Дежурство у гроба Великого Князя Георгия Александровича в Петропавловском соборе

Саркофаг в Патропавловском соборе Санкт-Петербурга

 

ВСКРЫТИЕ ЗАХОРОНЕНИЙ

 

Однако, эта печальная история получила продолжение уже в наши дни в рамках расследования уголовного дела о так называемых «екатеринбургских останках», Правительственная комиссия в 2015 году приняла решение о вскрытии захоронения Императора Александра III для забора генетического материала, якобы необходимого для идентификации этих останков. Ранее в июне-июле 1994 года такая же процедура проводилась и с захоронением великого князя Георгия Александровича.

Надо сказать, что официальных отчетов о ходе вскрытия обоих захоронений следственной группой никогда не публиковалось. Поэтому едва ли не единственным свидетельством проведенных работ можно считать рассказ непосредственного участника событий — главного научного сотрудника Государственного музея истории Санк-Петербурга в Петропавловской крепости,

кандидата исторических наук, автора монографии «Печальные обряды Императорской России» (2011), великолепного знатока Царского некрополя Марины Олеговны Логуновой.

По ее словам: «Вскрытие могилы и эксгумация останков Цесаревича и великого князя Георгия Александровича проводилось в июне-июле 1994 г. 29 июня расчищены швы под крышкой надгробия, при этом крышка была повреждена. 1-2 июля было демонтировано надгробие, известково-цементная стяжка, лучковый кирпичный свод. Кирпичный склеп Цесаревича Георгия Александровича имел размеры: 2,49 х 1,43 м, глубина 1,43 м (от уровня полок в стенах), глубина камеры от пола – 2,12 м. Дно склепа имело песчаную подушку под ковчег. 7 июля 1994 г. вскрыли крышку ковчега, при этом обнаружены перегнившие останки деревянного гроба, фрагменты ритуальных принадлежностей, бронзовые ручки гроба, выколотые латунные двуглавые орлы с крышки. Скелет полностью сохранился, также сапоги и военная форма, овальный медальон. Однако состояние останков желало лучшего, в связи с попаданием воды в склеп во время частых петербургских наводнений, особенно во время наводнения 1924 г. органические ткани останков имели сметанообразное состояние. Ковчег был вынут на поверхность, для экспертизы была взята часть голени Цесаревича Георгия Александровича. После проведенных процедур останки были переложены в новый гроб с сохранением неповрежденных медных деталей первоначального гроба  и погребены в тех же ковчеге и склепе. Основные мероприятия и перезахоронение останков проводились в присутствии и сопровождении панихиды, которую проводил протоиерей Николай Беляев - старший священник Иоанновского ставропигиального женского монастыря Санкт-Петербурга, на богослужении присутствовали монахини данного монастыря, представители музея, рабочие и архитекторы. Вскрытие 1994 г. показало, что ранее эта могила не была потревожена».

Особенно интересно здесь в контексте нашего исследования, свидетельство о пребывании останков великого князя в «сметанообразном состоянии», то есть, судя по всему, в состоянии уже упомянутого в начале статьи так называемого торфяного дубления, априори делающего их непригодными для ДНК-исследований.

Ниже мы вернемся к воздействию воды на останки Георгия Александровича, а пока вернемся к свидетельству М.О. Логуновой о вскрытии теперь уже захоронения Императора Александра III в ноябре 2015 года.

Надо отметить, что перед вскрытием захоронения у представителей Православной Церкви существовали серьезные предположения о том, что гробница Императора вскрывалась в 1920-е годы.

Соображениями по этому поводу поделился на пресс-конференции в ТАСС нынешний митрополит Псковский и Порховский, а тогда — епископ Тихон (Шевкунов).

«Задача была поставлена — объективно разобраться в сложившейся ситуации, и начать исследование: генетически сравнить предполагаемые останки страстотерпца Государя Николая Александровича (екатеринбургские останки) и генетические материалы, которые мы сможем получить, открыв могилу его отца — Александра III. Будет абсолютно убедительно, если материалы возьмут из одного и другого черепа.

Мы с самого начала стали действовать в рамках существующего уголовного дела. Все процессуальные необходимые действия мы совершаем вместе со Следственным Комитетом. Вместе с нами работает Правительственная Комиссия. Всё записывается на видеокамеру и фиксируется на фото с самого начала и до конца. И вот сейчас, в Петропавловской крепости, там, где происходят раскопки, 24 часа в сутки работает видеокамера. Здесь не должно быть никаких недоразумений.

И первая наша задача была — открытие могилы Александра III, для того чтобы взять генетические пробы.

Надо вам сказать, что во многих отношениях это не простая задача, скажу честно — вторгаться в могилу Императора, даже для генетических проб. Но мы понимали, что это необходимо, впрочем, была и еще ее одна причина — уже много лет существуют такие предания и письменные свидетельства того, что могилы в Петропавловской крепости, где похоронены русские Императоры, вскрывались. И, возможно, неоднократно.

Мы обращались в архивы, к музейным работникам, к нашим известным историкам, и получали категорический ответ — «это легенды, вымысли, ничего подобного не было, никаких документов на этот счет нет.»
Но, надо сказать, что у Церкви есть некоторые свидетельства и уверения, которые для нас могут быть вескими аргументами. И мы продолжали эти исследования. Я зачитаю вам сейчас несколько свидетельств людей, которые как раз рассказывают об этих тайных вскрытиях.

Это не просто люди с улицы или какие-то сплетники, это люди, достаточно авторитетные. Вот, например, профессор Касурский свидетельствует: «Не так давно производилось вскрытие царских гробниц. Особенно сильное впечатление произвело вскрытие гробницы Петра Первого. Тело Петра хорошо сохранилось, он действительно очень похож на того Петра, который изображается на рисунках. На груди у него был большой золотой крест, весивший очень много. Производилось изъятие из гробниц… Гробница Александра Первого пуста».

Точно такое же свидетельство другого известного человека — доктора технических наук, профессора Ангелейко: «В 1921 году отец моего друга участвовал в комиссии по изъятию церковных ценностей, в его присутствии вскрывались могилы Петропавловского собора, комиссия не обнаружила тела в могиле Александра Первого, он же сообщил мне, что очень хорошо сохранилось тело Петра I ».

Воспоминания Адамовича говорят о том же самом. Он подчеркивает, что когда красногвардейцы увидели тело Петра I, они отшатнулись, потому что он лежит в теле. Воспоминания Надежды Палович и еще нескольких свидетельствуют о том же.

Странные свидетельства. Документов то нет. И нам об этом говорили: «перестаньте заниматься ерундой. Нет документов, нет никаких доказательств. А это — сплетни и болтовня. Тем более с Петром Первым.» Даже наши православные люди говорят: «было бы слишком смело предполагать, что такая святость была у Петра Первого, что он там в мощах нетленных лежит, при всем уважении к этому политическому деятелю и великому царю».

Но есть один момент. Ведь Петр первый когда умер, похоронен не был. Его похоронили только через шесть лет, когда уже возвели Собор в Петропавловской крепости. А до этого его бальзамировали, и его тело шесть лет лежало и ждало этого момента похорон. То есть красноармеец, возможно, я подчеркну, мы этого не утверждаем, отшатнулся от забальзамированного Петра. Мы не отбрасываем никаких свидетельств — мы стараемся их проверить. Вот наша главная позиция. И еще она в том, что, возможно, царские останки были потревожены. Возможно, произошло мародерство. Возможно, они сейчас в совершенно не подобающем виде.

Ведь когда в 1993 году были проведены работы в великокняжеских усыпальницах в Петропавловской крепости, то было обнаружено, что все они были вскрыты, ограблены, даже вилами (!) там проходились в 20-годы в поисках драгоценностей. И представить себе, что наш Императоры, цари, созидавшие Россию, возможно, тоже в таком же виде лежат под полом Петропавловской крепости… Поэтому для нас было важно освидетельствовать могилу Александра Александровича Романова.

Мы дерзнули предположить, что столкнулись как минимум с очень странным явлением. Император Николай II хоронит своего любимого отца — и вдруг могила устрояется столь небрежно. Да и мастера 1894 года попросту не могли так работать.

Обследовав раскрытое надгробие, мы составили официальный акт, который подписали директор музея, научные сотрудники, реставраторы. В нем мы пока не утверждаем, что в могилу было совершено вторжение, хотя более чем допускаем это. Официальный вывод комиссии: «Надгробие имеет следы вскрытия: отсутствие закрепов, подтеки гипса, внутреннее загрязнение поверхности». То есть: надгробие над могилой Александра III было разобрано и собрано вновь. Лишь когда мы откроем плиту и увидим, что под ней, можно будет сказать, вторгались дальше в могилу или нет.

О чем еще сказать? Лишь вспомнить Евангелие: «Нет ничего тайного, что не сделалось бы явным, ни сокровенного, что не сделалось бы известным и не обнаружилось бы» (Лк. 8:17)».

 

Выявленные повреждения внешнего беломраморного саркофага захоронения Императора Александра III, упомянутые Владыкой Тихоном (Шевкуновым)

А вот слова М.О. Логуновой с детальным отчетом о произведенном вскрытии гробницы Императора Александра III.

«В 2007 году в 70 м от основного могильника у Старой Коптяковской дороги под Екатеринбургом были обнаружены некие обгоревшие останки, масса которых составила 110 г. возможно принадлежащие Цесаревичу Алексею Николаевичу и великой княжне Марии, тела которых не были обнаружены ранее и 8 июля 2015 г. последовало распоряжение Правительства РФ о создании межведомственной рабочей группы по вопросам, связанным с их исследованием и перезахоронением. Была объявлена и дата захоронения – 18 октября 2015 г. – тезоименитство Цесаревича. В ходе работы комиссии с участием представителей Государственного музея истории Санкт-Петербурга, в ведении которого находится Петропавловский собор, встал вопрос о вскрытии захоронения в Екатерининском приделе. 24 августа 2015 г. Екатерининский придел был закрыт, 25 августа приступили к раскрытию солеи для определения истинных размеров склепа и его местонахождения в Екатерининском приделе. Под паркетом в юго-восточной части придела обнаружен люк – деревянный щит, закрывающий доступ в склеп. Мраморная надгробная плита, размером 1,18 х 0,77м, в центре которой расположено надгробие из каррарского мрамора весом около 2 т, распространялась на 3/5 размера склепа и сдвинута в сторону запада. Под деревянным щитом, закрывающим люк, размером 1,98 х 1,27 м,  окрылись две бетонные плиты, весом около 400 кг каждая, с железными «ушками» для монтажа.  27 августа плиты были подняты и по металлическим трубам откатаны в северо-восточную часть Екатерининского придела.

Склеп обнаружен в прекрасном состоянии, сухой, неповрежденный, грунтовые воды отсутствовали, запаха затхлости не было. Размеры склепа отличались от проектных, но соответствовали информации, предоставленной главным научным сотрудником музея М.О. Логуновой: ширина 1,77 м, длина 2,7 м, глубина ямы 1,95 м, глубина склепа 1,8 м. Вместо полномерных гробов были использованы небольшие ковчеги длиной 1,2 м высотой и шириной около 0, 5 м. В двухъярусном склепе ковчеги с останками слуг и доктора находятся на нижнем ярусе, на верхнем  установлены ковчеги с (предполагаемыми, по мнению Правительственной комиссии — прим.авт.) останками членов семьи Николая II: в западной части - три гроба великих княжон: (с севера на юг) Ольги, Татьяны, Анастасии. В восточной части склепа установлены ковчеги с останками Николая II (юг) и Александры Федоровны (север). Ковчеги всех членов Императорской семьи декорированы латунными двуглавыми орлами, ковчеги Императрицы и великих княжон украшены латунными православными восьмиконечными крестами. Ковчег Николая II ниже остальных, т.к. на нем укреплен не латунный, а кипарисовый крест и крестообразно прикрепленная модель офицерской сабли с ножнами образца 1909 г., что соответствует церемониалу не Императорских, а офицерских похорон. Утверждение архитекторов, что в 1998 г. было оставлено место еще для 2-х ковчегов, не подтвердилось.

В это время по благословению Святейшего Патриарха Кирилла была создана Патриархальная комиссия по изучению материалов, связанных с екатеринбургскими останками, ее возглавил митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Варсонофий. Все участвующие в деле действовали в рамках существующего уголовного дела, все необходимые процессуальные действия совершались вместе со Следственным комитетом.

Расположение гробниц в Петропавловском соборе в Санкт-Петербурге

1

Император Петр I

2

Императрица Екатерина I

3

Императрица Анна Иоановна

4

Императрица Елизавета Петровна

5

Император Петр III

6

Императрица Екатерина II

7

Император Павел I

8

Императрица Мария Федоровна

9

Император Александр I

10

Императрица Елизавета Алексеевна

11

Император Николай I

12

Императрица Александра Федоровна

13

Император Александр II

14

Императрица Мария Александровна

15

Император Алекандр III

16

Императрица Мария Федоровна

17

Царевна Мария Алексеевна

18

Царевич Алексей Петрович

19

Принцесса Шарлотта -Христина София

20

Великая княжна Екатерина Петровна

21

Великая княжна Анна Петровна

22

Великая княжна Наталья Петровна

23

Великая княжна Маргарита Петровна

24

Великий  князь Павел Петрович

25

Великая княжна Наталья Петровна(младшая)

26

Цесаревич Великий князь Константин Павлович

27

Великий князь Михаил Павлович

28

Великая княгиня Елена Павловна

29

Великая княжна Мария Михайловна

30

Великая княгиня Екатерина Михайловна

31

Великая княжна Александра Михайловна

32

Великий князь Николай Николаевич(старший)

33

Великий князь Михаил Николаевич

34

Великая княжна Анна Михайловна

35

Великая княгиня Ольга Федоровна

36

Великая княжна Александра Александровна

37

Цесаревич, Великий князь Николай Александрович

38

Великий князь Александр Александрович

39

Великая княгиня Александра Георгиевна

40

Цесаревич, Великий князь Георгий Александрович

41

Великий князь Алексей Михайлович

42

Царица и Великая княгиня Марфа Матвеевна

43

Екатеринбургские останки № 4

44

Екатеринбургские останки № 7

45

Екатеринбургские останки № 3

46

Екатеринбургские останки № 5

47

Екатеринбургские останки № 6

48

Екатеринбургские останки №№ 2, 1, 8 и 9

 

23 сентября 2015 г.  в присутствии многочисленной комиссии ковчеги с останками Николая II и Александры Федоровны извлечены из склепа. Специалисты взяли материал для исследований ДНК из черепов и позвонков скелетов. Материалы были запечатаны в отдельные пакеты, и переданы для параллельного исследования представителям Следственного комитета и Патриархальной комиссии. В тот же день были взяты образцы для анализов ДНК с мундира Александра II со следами крови Императора, бывшего на нем 1 марта 1881 г. и хранящемся в Государственном Эрмитаже.

Уже во время первых совещаний протоиерей Всеволод Чаплин высказывал желание вскрыть могилу Александра III. Доводы Церкви – нужна могила, явно не вскрывавшаяся в послереволюционные годы и необходим достоверный материал ДНК по мужской линии для сравнения черепов Николая II и его отца. Предложение вскрыть повторно могилу Цесаревича Георгия Александровича представители РПЦ  отвергли, т.к. имели сомнения относительно подлинности останков, захороненных после вскрытия 1994 г. Против вскрытия могилы Александра III выступили все светские исследователи и настоятель Петропавловского собора архимандрит Александр (Федоров), но решение о вскрытии было принято на высшем уровне в ответ на просьбу Патриарха. Надо было решать и технические вопросы. Историком-экспертом в данном вопросе выступала Логунова М.О. – автор данной статьи. Ею был предоставлен исчерпывающий материал по теме «Устройство склепов в Петропавловском соборе». Для того, чтобы решить вопросы о вскрытии склепа Императора Александра III, следовало удостовериться, что это технически возможно, ведь рядом находятся тяжелые надгробия родителей Александра III – Александра II (1818-1881) (весом более 5 т) и Императрицы Марии Александровны (1824-1880) (весом более 6 т). Но при изучении архивных источников удалось обнаружить документы, свидетельствующие о том, что укрепление склепов Александра II и Марии Александровны, проводимых в 1905 г. при подготовке к установке монолитных надгробий, не затрагивает свод склепа Императора Александра III, погребенного в 1894 г. 

Еще одним важным вопросом для обсуждения являлся вопрос о вероятном вскрытии могил в Петропавловском соборе в послереволюционное время. Несмотря на то, что архивными исследованиями вскрытия в соборе в советское время не были подтверждены, впрочем, также как и опровергнуты, но свидетельства зарубежной эмигрантской прессы и  многочисленных «мемуаристов» подлили масла в огонь, оставляя «подлинные воспоминания очевидцев» о вскрытиях могил Императоров и того, что «там находили».

В ноябре 2015 г. приступили к вскрытию захоронения Александра III. Все записывается на видеокамеру Следственного комитета и Патриаршей комиссии, рядом с могилой Александра III 24 часа в сутки дежурили представители духовенства, проводилась тщательная фотофиксация событий. 3 ноября после панихиды произведено внешнее визуальное обследование надгробия, в результате которого зафиксированы сдвиг крышки и сколы на углах надгробия. С 6 ноября проводились работы по размягчению швов, разборке и перемещению надгробия из каррарского мрамора. 9 ноября снята крышка надгробия и были обнаружены следы возможного вскрытия: отсутствие четырех металлических тяг, скреплявших боковые стенки надгробия, незафиксированные нижние угловые скобы, инородные элементы,  внутренние загрязнения.  Надгробие явно подвергалось переборке после 1894 г. Очевидно, в 1950-е гг. во время масштабных реставрационных работ производился разбор надгробия, не зафиксированный в официальных документах. 12 ноября 2015 г. надгробие было разобрано, 20 ноября – подъем лещадных плит, выемка песка. 24-26 ноября – разборка свода склепа и дегазация. Участники были в масках, наготове лежали противогазы. Такая же подготовка была и при вскрытии ковчега, ибо трупные яды, грибки и пр. газы могли быть смертельно опасны для присутствующих. Площадка с вскрываемой могилой  была отделена от собора забором и укрыта палаткой. Далее были вскрыты лещадные плиты пола, кстати, имевшие трещины. Песчаная подсыпка под плитой распределена неравномерно. Кладка не соответствовала проектному чертежу – уложена «постелью» - не ребром, а плашмя (приклад с целью пригруза). Имевшиеся указания на «крещатый» кирпич, используемый при создании склепа не нашел подтверждения. Закладной кирпич извлечен и назад не уложен. Лежащие плашмя кирпичи удалены с помощью шлифмашин. Обнаружен свод склепа, под ним деревянные кружала, по которым его наводили.

Обследование показало, что кирпичный свод не поврежден, следовательно, вторжения в подземную часть захоронения не было. Опасения о вскрытии гробницы в советские годы не подтвердились. Под кирпичным сводом склепа обнаружены остатки деревянной опалубки, а под ними - хорошо сохранившийся медный ковчег, запертый на замки и после захоронения не вскрывавшийся. Очевидно, что захоронение не потревожено.

27 ноября - день эксгумации.  Определены размеры склепа: 142,5 см х 267 см. Глубина от уровня пола 2,126 м. Глубина от низа свода до низа склепа 1,608 м (апогей) и 1,393 см (перигей). Зазор между стеной склепа и медного ковчега: max 11 см, min 6,1 см. Ковчег без внешних повреждений: шириной 127,5 см, длиной 247,5 см, высота общая с крышкой – 135,6 см. Петли на нем с навесными замками на одной стороне. Замки латунные с надписью «СПб» закрыты. На северной стороне крышки ковчега в изножии гроба надпись гравировкой: «Архитекторъ Н.М. Салько. Слеса. Мас. В.К. Рейтардтъ». На четырех углах крышки ковчега находятся кованные железные ручки, вделанные в медные петли. Замки не ломали, выбили шплинты петель с помощью металлического стержня. Крышка ковчега из листовой меди была сдвинута, произведена дегазация. На дне ковчега вдоль северной стороны находится гроб, северная стенка его примыкает к северной стенке саркофага. Размеры гроба приблизительно 210 х 90 см. На крышке гроба хорошо сохранившийся глазет (покров золотого шитья) с бронзовыми позеленевшими кистями. Поверх гроба лежат бронзовые детали фурнитуры. Южная стенка гроба с ручками лежит отдельно. Гроб покрыт истлевшими цветами и пальмовыми ветвями. Очевидно в наводнение 1924 г. в ковчег также попала вода, гроб плавал, по мере высыхания склепа переместился с центра в северную сторону. Крышка гроба была вытесана из цельного куска древесины. Под крышкой гроба – высеченная парчовая пелена, цветы, листья лавра. Нарушения покровов нет. На лобной части черепа фрагменты лобного венчика из бумаги с нечитаемыми надписями на церковно-славянском языке с изображениями религиозного характера. Череп в хорошей сохранности, также как и нижняя челюсть и остатки бороды. Все шейные позвонки в анатомической связи, череп лежал на покрове грязно-белого цвета. Из могилы достали череп и нижнюю челюсть. Хорошо сохранились волосы бровей бурого цвета, буро-коричневые волосы головы длиной 1-1,5 см. Зубы с белесоватой, блестящей эмалью с желтоватым оттенком, что соответствует начальной стадии пародонтоза. Есть амальгамные пломбы, есть удаленные прижизненно зубы. В этот день происходило вскрытие медного ковчега, гроба (только его «головной» части), археологическая и антропологическая экспертизы останков (только черепа) с их обмером и отбором проб из черепа Императора Александра III на генетический анализ для последующего сравнения с останками, обнаруженными в окрестностях Екатеринбурга. Извлечены первый и второй позвонки, из которых взят материал для анализа, несколько зубов, волосы бороды с нижней челюсти и из гроба, фрагменты нижней челюсти, образцы волос и мягких тканей. Часть запечатанных пакетов с образцами вручены митрополиту Санкт-Петербургскому и Ладожскому Варсонофию для передачи Патриарху. В соборе отслужена панихида и началась заделка могилы, полностью закончившаяся 4 января 2016 г.

 

Кадры хроники момента вскрытия захоронения Императора Александра III

Гроб из захоронения, как мы видим из этого отчета, не извлекался, как не извлекались и захороненные ниже ковчеги с внутренностями.

Тут нужно заметить, что кроме основных похорон, существовало и «малое захоронение» – похороны забальзамированных внутренностей монархов. Оно проходило накануне, их хоронили в готовой могиле, которая выглядела следующим образом. Два ковчега (или урну и ковчег) отвозили для похорон особо доверенные лица, близкие усопшему члену Императорской Семьи.

Ранее на дне склепа в изголовье делали продолговатое углубление для помещения урны и ковчега ковчега с внутренностями, изымаемыми из тела при вскрытии и бальзамировании. Соборный протоиерей, спустившись в склеп, устанавливал в сделанном углублении урну с монаршим сердцем, затем при пении «Вечная память» опускали ковчег. После захоронения внутренностей углубление закрывалось мраморной доской наравне с дном могилы[4].

Г. Ботта. План и разрез могилы Императора Александра III. Проектный чертеж. 1894 г. В центре внизу — место для погребения ковчегов с внутренностями.

Я не случайно подробно коснулся темы бальзамирования. По мнению судебных медиков, использование формалина и спиртового раствора хлористого цинка (применялись при бальзамировании тел и Императора Александра III и Георгия Александровича) делают экспертизу ДНК затруднительной, а то и невозможной вовсе, поскольку воздействие формалина на ткани представляет серьезную методическую проблему при выделении и анализе ДНК[5]. Кроме того воздействие на ткани раствора формальдегида делает невозможным устранение повреждений кросс-сшивок ДНК-ДНК и ДНК-протеином[6].

Теперь настало время коснуться упоминаемых в отчете М.О. Логуновой воды, оказавшей воздействие на тело Великого Князя Георгия Александровича и, вероятно (с той же долей вероятности) на тело Императора Александра III.

Учитывая то, что медные саркофаги (с деревянными гробами внутри) не были герметичными, доступ воды в них теоретически был возможен не только при наводнении 1924 года. На «Плане С-Петербурга с указанием местностей затопляемых при наводнениях» Заячий остов с расположенной на нем Петропавловской крепостью отнесен к районам подверженным сильному затоплению при наводнениях с превышением уровня в Неве всего на 3 фута (90 см) выше ординара.

За период с захоронения Императора Александра III в Санкт-Петербурге прошел целый ряд наводнений с подобным превышением уровня воды.

В приведенной ниже таблице указаны даты стихийных бедствий и уровень повышения уровня воды в Неве (в см):

 

4 (16) ноября 1897 года

242

26 ноября (8 декабря) 1898 года

240

12 (25) ноября 1903 года

269

17 (30) ноября 1917 года

244

24 августа 1918 года

224

24 ноября 1922 года

228

23 сентября 1924 года

380

3 января 1925 года

225

15 октября 1929 года

258

8 января 1932 года

239

8 октября 1935 года

239

9 сентября 1937 года

236

14 сентября 1938 года

233

14 октября 1954 года

222

15 октября 1955 года

293

18 октября 1967 года

244

20 декабря 1973 года

240

17 ноября 1974 года

242

29 сентября 1975

281

7 сентября 1977 года

231

1 января 1984

231

6 декабря 1986 года

260

12 октября 1994 года

228

 

Действительно, наводнение 23 сентября 1924 года было сильнейшим. Однако, и многие другие вполне могли способствовать подтоплению склепов с захоронениями, лишенных специальной гидроизоляции. Иными словами, периодическое соприкосновение останков Императора Александра III и Великого Князя Георгия Александровича с водой при ограниченном доступе в склеп кислорода вполне могло привести к процессу торфяного дубления, что и выявлено при вскрытии захоронения Георгия Александровича. Кроме того, всем известно агрессивное воздействие на тела морской воды, процент содержания которой в Неве и грунтовых водах резко повышается при каждом наводнении.

Странным звучит и заявление представителей Следственного комитета России о том, что следствием изучена и отвергнута версия об отравлении Императора Александра III. Ведь, насколько мы можем судить по детальному описанию вскрытия захоронения М.О. Логуновой, изымались исключительно фрагменты костной ткани и волос в качестве биомаркеров. Внутренние же органы, сохраняющееся в специальных урне и ковчеге не изымались, а следовательно и не могли изучаться следствием.

Нельзя наверное и полностью отвергать вероятность вскрытия захоронения Императора Александра III в первые годы советской власти. Ведь, не надо забывать, что за таким вскрытием (если оно было) стояли не самочинные гробокопатели, а люди, облеченные всей полнотой государственной власти, способные привлечь к работам по последующему восстановлению захоронения и надгробия лучших специалистов того времени. Правда, факт обнаружения непотревоженного тела Императора и само восстановление надгробия свидетельствуют скорее о том, что кощунственного вторжения в Царскую гробницу все же не было.

Нельзя наверное и полностью отвергать вероятность вскрытия захоронения Императора Александра III в первые годы советской власти. Ведь, не надо забывать, что за таким вскрытием (если оно было) стояли не самочинные гробокопатели, а люди, облеченные всей полнотой государственной власти, способные привлечь к работам по последующему восстановлению захоронения и надгробия лучших специалистов того времени. Правда, факт обнаружения непотревоженного тела Императора и само восстановление надгробия свидетельствуют скорее о том, что кощунственного вторжения в Царскую гробницу все же никогда не было.

Не может не разочаровать и то, что следстаие, решившись потревожить честные останки Императора, тем не менее, по какой-то причине не сочло возможным вскрытие второй крышки гроба (ограничившись подъемом крышки, закрывающей чело) и вскрытие камеры с внутренними органами. Подобные исследования дали бы не только более богатый материал для ученых, но и положили бы конец разного рода конспирологическим версиям. 

Примером одной из них может служить публикация И.А. Трушиной «Это — не останки Царя Александра III”  В качестве аргументов в пользу якобы имевшего место вскрытия гробницы Императора, автор приводит следующие соображения:

Во-первых, цитируются эпистолярные и мемуарные источники, не получившие, как мы уже увидели выше, подтверждения по результатам раскопок 2015 года;

Во-вторых, некорректным выглядит сравнение бальзамированного тела Православного Императора с мумифицированным телом доктора Пирогова в Виннице. Если в случае с телом выдающегося русского врача, мы сталкиваемся с задачей специалистов — сохранить внешний вид умершего на долгое время, то бальзамируя тела Императоров и Великих Князей, придворные врачи преследовали совершенно прикладную цель — сохранить тела от трупного разложения на короткий срок от момента смерти до погребения, составлявший в случае с Императором Александром III с 20 октября по 7 ноября (ст.ст.), то есть менее трех недель. Более того, как мы увидели из воспоминаний генерал-лейтенанта А.В. Герасимова, докторам не удалось в полной мере справиться со своей задачей и следы трупного разложения были все-таки заметны.

В-третьих, Ирина Александровна, неверно интерпретирует слова автора «Печальных обрядов Императорской России» М.О. Логуновой, в части захоронения вместе с телом Императора т. н. «погребальной короны», а так же всех полученных им при жизни наград. 

Погребальная корона действительно имела место в первой четверти XIX столетия, однако последнее ее упоминание встречается в церемониале погребения Императора Александра I.
Что же касается орденов, то широко известно пожелание Императора Александра III, отличавшегося при жизни исключительной скромностью, чтобы его похороны не отличались особенной пышностью, а сам он в гробу «не лежал как обезьяна при всех орденах». Все награды покойного были выложены. В соответствии с его пожеланием, на специальных подушечках у гроба, а тело Императора было погребено в одном мундире, который, разумеется нес на воротнике и обшлагах элементы шитья, а также пуговицы (не золотые!), положенные, согласно Уставу, полковнику Императорской Гвардии.

Кроме того у читателей может сложиться мнение о том, что членов Императорской фамилии хоронили в серебряных гробах, в то время как вскрытые захоронения демонстрируют нам обыкновенные дубовые гробы с бронзовыми ручками и накладками. Однако «серебряный гроб» фигурирует лишь в газетной публикации 1921 года, процитированном автором. В действительности же, никаких серебряных гробов не существовало, и официальные тексты церемониалов похорон русским Императоров никакой информации о них не содержат.
В любом случае, всех этих досадных недоразумений в тексте И.А.Трушиной удалось бы избежать, коль скоро следственные органы опубликовали бы подробный иллюстрированный отчет о своих действиях в Петропавловском соборе в 2015 году. 

 

К глубокому сожалению, официальное следствие, засекретив материалы вскрытия захоронений, не дает возможности составить объективное представление о сохранности останков и об их пригодности, в принципе, для проведения экспертизы ДНК.

Учитывая присутствие воздействия на «екатеринбургские останки» таких факторов как — торфяное дубление, воздействие серной кислоты и высокой температуры, исключающие возможность корректных генетических исследований, мы рискуем столкнуться с парадоксальной ситуацией, в которой адепты нынешней «царицы доказательств» - генетики пытаются доказать заведомо недоказуемое, сравнивая одни биомаркеры, не подлежащие в силу причин непреодолимого свойства исследованию, с другими — такими же, подвергнутыми воздействию бальзамирования, морской воды, торфяного дубления и (у Георгия Александровича) разрушительного воздействия туберкулеза на костные ткани.

Для наглядности, предлагается таблица с указанием факторов воздействия, которым были подвержены сравниваемые останки.

 

«Екатеринбургские останки»

«Екатаринбургские останки-2» (110 г), обнаруженные в 2007 году

Император Александр III

Георгий Александрович

Торфяное дубление

+

 

?

+

Морская вода

 

 

+

+

Бальзамирование

 

 

+

+

Воздействие высоких температур (сожжение)

+

+

 

 

Воздействие туберкулеза на костные ткани

 

 

 

+

Воздействие серной  кислоты

+

+

 

 

 

В сегодняшней же ситуации закрытости проводимого Следственным Комитетом России расследования, остается лишь вслед за Владыкой Тихоном уповать на незыблемость Евангельской истины: «Нет ничего тайного, что не сделалось бы явным, ни сокровенного, что не сделалось бы известным и не обнаружилось бы» (Лк. 8:17).


[1]        Герасимов А.В. На лезвии с террористами // «Охранка». Воспоминания руководителей политического сыска. Тома 1 и 2. — М.: Новое литературное обозрение, 2004.

[2]          «Правительственный В?стникъ». 3 (15) июля 1899, № 142, стр. 1. РГИА Ф.468 Оп.46. Д.72. Л6

[3]          Церемоніалъ перевезенія т?ла Его Императорскаго Высочества въ Боз? почившаго Насл?дника Цесаревича и Великаго Князя Георгія Александровича изъ Абасъ-Тумана, на Кавказ?, въ С.-Петербургъ въ Петропавловскій соборъ и погребенія въ ономъ// «Правительственный В?стникъ». 8 (20) июля 1899, № 146, стр. 1.

[4]    Логунова М.О. Печальные ритуалы Императорской России. - Спб., 2011.

[5]    Смоляницкий А.Г., Хромов-Борисов Н.Н., Смоляницкая А.И. Особенности получения и анализа ДНК из биологических тканей, фиксированных в формалине //Судебная медицина. - М., 2016. - Т. 2. - № 2. - С. 144.

[6]     Comparison of Methods for the Extraction of DNA from Formalin-Fixed, Paraffin-Embedded Archival /Tissues//International Journal of Medical Sciences., 2014; 11(5): 494–499.

 

Алексей ОБОЛЕНСКИЙ, историк
Просмотров: 197

Поддержите культурно-просветительный сайт.




7523-й год от сотворения мира
2014-й год от Рождества Христова