Московскiя Въдомости
16+

Александр Безбородов: «Судьба останков семьи Романовых как политическая проблема в Советском Союзе»

13 Декабря 2017, 13:19 # / Новости / Общество / В России / 21062.html

Конференция по итогам исследования «екатеринбургских останков» Сретенский монастырь, г. Москва 27 ноября 2017 г.

Александр Борисович Безбородов, доктор исторических наук, профессор, и.о. ректора Российского государственного гуманитарного университета, директор Историко-архивного института РГГУ

Ваше Святейшество!

Уважаемые коллеги — участники сегодняшней конференции, конференции, очень интересной, важной, мы выбрали эту тему неспроста. 1960—1980-е годы в истории страны, которая называлась Союз Советских Социалистических Республик, были неоднозначными, очень важными. И события июля 1918 года являлись политической проблемой не только в актуальном контексте прошедшей гражданской войны, но и, что очень важно, во внутренней и внешнеполитической деятельности государства в этот период. Эти события, связанные с убийством Царской Семьи большевиками в 1918 году, доставляли партийной элите много хлопот, хотя, казалось бы, к этому времени они уже отошли в далекое историческое прошлое. Поэтому с этой точки зрения при сегодняшних попытках наконец не спеша разобраться в произошедшем, составить объективную картину историческая экспертиза или эксперты, которые ею занимаются, не могут предать забвению принцип историзма — ключевой принцип в этом отношении. Поэтому с этой точки зрения события 1960-80-х годов, происходившие в Советском Союзе по данной этой конкретной линии, чрезвычайно важны и актуальны сегодня. Во-первых, что хотелось бы подчеркнуть в первую очередь: в это время формируется та источниковая база, которая позднее становится основой официальных и многочисленных частных расследований, а также определенных научных интерпретаций. В 1963—1965 годах были задокументированы важнейшие свидетельства о екатеринбургской трагедии. Детальные рассказы участников расстрела и уничтожения тел Государя и членов его семьи. Это интервью и выступления, с которыми мы можем сегодня ознакомиться, и они относятся именно к тому периоду: Михаила Александровича Медведева-Кудрина, интервью, которое он дал в декабре 1963 года; Исая Иделевича Родзинского от мая 1963 года; Григория Петровича Никулина интервью 1964 года и некоторые другие.

Во-вторых, именно к этому времени относятся пусть немногочисленные, но все-таки довольно заметные попытки построить связное повествование о случившемся в подвале Ипатьевского дома.

Важнейший источник наших представлений об идеологической работе коммунистической партии Советского Союза в этот период по данной линии — книга Марка Константиновича Касвинова «23 ступени вниз», которая публиковалась с перерывами с 1972 по 1974 год в Ленинградском журнале «Звезда», и затем первое массовое издание этой книги в 1978, 1982, 1987 и 1989 годах.

Большую роль в создании официального нарратива о гибели Царской Семьи также сыграл роман Валентина Пикуля «У последней черты» (1972—1975 годы), опубликованный в 1979 году. Фильм Элема Климова «Агония», 1974 год, вышедший на экраны сначала для зарубежного зрителя в 1981 году и в СССР в 1985 году. Обращает на себя внимание определенная концентрация материала, когда мы видим, что партийно-государственное руководство, органы, которые надзирали за идеологической обстановкой в стране в это время, в первую очередь Комитет государственной безопасности СССР, как будто к чему-то готовились или, во всяком случае, создается впечатление, что именно 1970-е годы, особенно 1972—1973 года, вторая половина 1970-х годов являются преддверием важного, может быть, даже какого-то геополитического события, и к этому моменту чрезвычайно ответственно надо было разобраться и расставить акценты. Особенно если учесть, что в это время вышли на Западе, в Западной Европе кинофильмы, литературные произведения, которые напрямую свидетельствовали о том, что интерес западного читателя в какой-то степени удовлетворяется на этот счет. И содержащиеся в книгах, кинофильмах концепции уж точно совершенно ни коим образом не совпадают с теми изысканиями советских ученых или официальной историографией историко-партийной, которая имелась в Советском Союзе.

Я задумывался не раз по поводу этого подхода, определенной концентрации усилий властей в 1970-е годы в преддверии чего-то очень важного, когда было необходимо, с одной стороны, дать, как тогда говорилось, идеологический отпор западным изысканиям на этот счет, клеветникам, как утверждали в Советском Союзе, по поводу обстоятельств гибели Николая II. Во-вторых, удержать в определенных идеологических рамках собственную советскую аудиторию. И в-третьих, видимо, предвидеть какой-то ход событий, который был возможен при определенном раскладе.

С 1972 года, как вам известно, Советский Союз очень активно участвовал в так называемом Хельсинском процессе — подготовке совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, общеевропейскому совещанию и, в частности, разработке заключительного акта этого общеевропейского совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе. Это была многоплановая работа. Наши органы, в первую очередь органы, занимавшиеся государственной безопасностью, прекрасно понимали, что это за третья корзина, которая в заключительном акте будет к 1975 году разработана. Было очень важно иметь в виду, что Хельсинский процесс, который был очень важен для Советского Союза и который в рамках так называемой разрядки международной напряженности 1972 года действительно во многом снимал некоторые, как казалось, крепы, как казалось, с железного занавеса, даст или может дать возможность определенному идеологическому свободомыслию. И исходя из этого внутри страны, на мой взгляд, предпринимались очень серьезные усилия для того, чтобы заключительный акт в своих статьях о доступе к архивным документам, о воссоединении семей наших с зарубежными был неким образом нивелирован, был неким образом ослаблен для того, чтобы после 1975 года в Советском Союзе можно было бы, во всяком случае, не снимая основ этого занавеса, идеологической изолированности страны, в то же время дать разъяснения и объяснения по важнейшим вопросам, которые могли волновать общественность теоретически или практически. К числу таких вопросов, конечно же, относилась судьба останков Императорской Семьи Николая II.

Так, буквально в преддверии подписания заключительного акта общеевропейского совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, которое с 1 августа 1975 года, 26 июля 1975 года Юрий Владимирович Андропов — председатель КГБ в своем закрытом письме бюро ЦК КПСС, а точнее, в политбюро ЦК КПСС, прямо писал, что антисоветскими кругами на Западе инспирирована в настоящее время серьезная работа по дискредитации нашей страны через упоминание и будирование вопроса о судьбе останков Николая II. «Дом Ипатьева, — продолжал он, — в этом отношении представляет большую опасность для страны. Он может стать местом паломничества не только отдельных групп, но и со временем групп туристов под руководством экскурсоводов». Он предлагал, как известно, этот дом снести как не представляющий архитектурной ценности, что и было сделано через какое-то время. А уже 30 июля, естественно, до этого, буквально через 3 дня, обратите внимание, какая спешка, члены политбюро единогласно голосуют по этому вопросу — за снос этого памятника.

Должен сказать, что, когда вы смотрите лист присутствующих на этом заседании политбюро, то видите, что, естественно, голосование в политбюро только единогласное, но один из членов политбюро — Громыко в это время как раз находился в Хельсинки и готовил этот процесс. Чрезвычайно важно иметь в виду, что некоторые вопросы, связанные в это время с характером произведений, уже названных мною и некоторых других, свидетельствует о том, что процессы вокруг дома Ипатьева, судьбы Романовых в это время не лежали и не лежат на поверхности. Они связаны с серьезными очень внутрисистемными глубокими отношениями в это время между представителями, в частности, силовых ведомств. Известно, что в это время Комитет государственной безопасности СССР в первую очередь заботили вопросы, связанные с нейтрализацией так называемой третьей корзины Хельсинского процесса. В то же время были высокопоставленные в советском партийно-государственном руководстве чиновники, например министр внутренних дел Щелоков, приближенный, это хорошо известно, к личности генерального секретаря ЦК КПСС Леонида Ильича Брежнева, который, возможно, как считают некоторые специалисты, и это очень похоже на истину, покровительствовал некоторым лицам в Советском Союзе, которых мы связываем с деятельностью так называемой русской партии. Точно эту русскую партию в это время Комитет государственной безопасности, органы госбезопасности не поддерживали. А напротив, как мы знаем из истории диссидентского движения, серьезно очень блокировали. Многим кажется, и не без оснований, что столь долгий поиск останков Государя до 1979, затем 1991 года связан с какими-то недоразумениями. На мой взгляд, это совершенно обоснованные вещи, и есть свидетельства о том, что в это время Комитет государственной безопасности, который являлся сердцевиной, естественно, ключевым звеном партийно-государственной системы, не сильно опасался за то, что могут быть на этом направлении какие-то серьезные осложнения. И то, что до сих пор есть определенная уверенность, что и Рябов, и Авдонин к лету 1979 года действовали не без патронажа высокого чиновника из Министерства внутренних дел, лично министра — все это свидетельствует о том, что это вполне реальные факты нашей советской действительности.

Должен сказать, что моменты эти весьма подвижны. Источниковый материал, которым мы располагаем, даже имея в виду художественные произведения, которые хорошо документированы, если брать, например, книгу Марка Константиновича Касвинова, даже разные ее издания содержат определенные нюансы, причем очень серьезного характера. Если вы возьмете издание 1989 года и 1987 года книги «23 ступени вниз», то уже здесь вы увидите серьезные очень сюжеты, которые наводят на важные и ответственные размышления. В 1987 году мы четко видим выводы, которые автор делает из своего произведения: монархического будущего у России нет и не может быть, это то, что должно преследоваться. В 1987 году он пишет, что русские граждане участвовали в убийстве Николая II. Он пишет о том, что мы должны — это третье — дать достойный отпор западной пропаганде — советологам, как он называет. В 1989 году, когда уже полыхал Карабах, когда напряжение было очень сильным по национальным линиям внутри нашей страны, про русских граждан вы уже не найдете. То есть книга уже редактировалась в эпоху перестройки. И когда спрашивают: а вот Михаил Сергеевич Горбачев, каким образом он знал ли и влиял ли и т.д.? Как влиял и воздействовал — это не всегда напрямую читается, но фактом руководства страной в этот момент, когда подцензурными становились другие части нашей истории, наверное, воздействовал. И это надо иметь в виду и внимательно читать эти тексты. Внутрисистемные трения — это в Советском Союзе не из пальца высосанная проблема, не нечто такое, что надо домысливать. В постсоветскую Россию в 1993 году тоже это имело место, когда Генеральная прокуратура и Администрация Свердловской области также не могли по целому ряду сюжетов истории с царскими екатеринбургскими останками договориться. То есть это в определенной степени то, что сегодня мы должны иметь в виду в нашей экспертной работе, и эти моменты, не всегда определяемые и даже на источниковом уровне прослеживаемые, исследуемые, в то же время, имея дело с серьезными, большими массивами источникового материала архивного, художественной и иной литературы, безусловно прослеживаемы, и это должно обязательно фиксироваться на нашем уровне и доводиться до читателя, до слушателя, до участников конференции, таких как сегодня.

Спасибо за внимание.

Просмотров: 376

Поддержите культурно-просветительный сайт.




Комментарии пользователей




Похожие новости

27.12.2017 14:51

Поросенков лог: анатомия лжи

27.12.2017 14:15

Следов от сабли нет!

19.12.2017 09:33

Василий Христофоров: «Архивные материалы ФСБ России о «Екатеринбургских событиях»: от версий к доказательствам»

19.12.2017 09:21

Евгений Пчелов: «Историческая достоверность материалов расследования Н.А. Соколова и обоснованность сделанных им и др...

19.12.2017 09:01

Людмила Лыкова: «Действия участников «Екатеринбургских событий» на Ганиной Яме и Поросенковом Логе»

18.12.2017 10:49

Архиерейский Собор относится к подвигу святых Царственных Страстотерпцев как к чему-то заурядному...

16.12.2017 11:23

Сенсация: стоматологическая экспертиза опровергла версию о принадлежности «екатеринбургских останков» членам Царской...

13.12.2017 13:08

Виктор Звягин: «Исследования сожжённых останков»

13.12.2017 12:58

Алексей Абрамов: «Экспертные исследования в 3D-формате черепов под номерами 7 и 4, а также анализ имеющихся данных о ...

7523-й год от сотворения мира
2014-й год от Рождества Христова