Московскiя Въдомости
16+

Денис Пежемский: «Предварительные результаты комплексной судебно-медицинской антропологической экспертизы»

13 Декабря 2017, 11:54 # / Новости / Общество / В России / 21056.html

Конференция по итогам исследования «екатеринбургских останков» Сретенский монастырь, г. Москва 27 ноября 2017 г. Доклад «Предварительные результаты комплексной судебно-медицинской и антропологической экспертизы».

Владыка Тихон: Слово предоставляется Денису Валерьевичу Пежемскому, кандидату биологических наук, старшему научному сотруднику НИИ и Музея антропологии Московского государственного университета имени Ломоносова. 

Добрый день, Ваше Святейшество, Ваши Высокопреосвященства, Преосвященства, честные отцы, братья и сестры.

Сегодня наша задача — не дать какие-то твердые ответы, а поделиться промежуточными результатами нашей работы. Антропологические судебно-медицинские экспертизы сейчас в полном разгаре, а, как сказала Марина Викторовна, генетические экспертизы вообще находятся в самой активной разработке. О них сейчас мы говорить пока не можем, пока они не завершены. Судебно-медицинские антропологические экспертизы тоже завершены не все, поэтому и сообщения [о них], акцентирую, что они предварительные. Однако с некоторыми сюжетами хотелось бы вас познакомить. В первую очередь — это главная задача моего выступления — пояснить, что же теперь, на этом этапе мы делаем.

Первая задача, которая перед нами стояла, это провести полную ревизию всего состава скелетных останков, которые сейчас упокоены в Екатерининском приделе Петропавловского собора Петербурга. Задача составить их полные реестры, их полный переучет, сверку паспортизации. Большинство из них имеют шифры, нанесенные на них на разных этапах судебно-медицинской экспертизы разными экспертами.

Там есть несколько серий шифров, с которыми приходилось разбираться, сопоставлять с опубликованными открытыми источниками и вести собственный учет и описание и состава, и сохранности, и этой самой паспортизации. Для этого были использованы бланки учета, остеограммы, реестры остеологических единиц, и на самых ранних, первых этапах экспертизы был выявлен определенный объем перемещенных костных элементов между скелетами. Эта задача для решения не так сложна, как может показаться, но она требует большого времени. Оно уходит и уходило в необходимом объеме для того, чтобы задачу решить, для того, чтобы каждый костный элемент отнести к определенному скелету. Подчеркиваю, работа не завершена на сегодняшний день.

Второй задачей было проведение повторных антропологических, в случае с судебными медиками — судебно-медицинских исследований.

То есть все, что было сделано нашими предшественниками в 1990-е годы, все [пришлось] повторить. Техника, что краниометрического (то есть измерения черепа), что остеометрического исследования, существенно не изменилась за эти годы. Как, собственно, она не меняется последние 150 лет. Изменились за эти 20 лет существенно методика интерпретации этих данных, во-первых, и возможности реконструкции признаков внешности по этим костным останкам, [во-вторых]. В частности, этим я специально занимался по улучшению методики признаков телосложения по костным останкам. И здесь, надо сказать, результаты определенные есть. И я сейчас с этим сюжетом вас познакомлю. Это технические задачи.

Задачи исследовательские были направлены по двум руслам.

Первая логика, так скажем, работ была связана с тем, если захоронение не фальсифицировано. Подчеркиваю, не ставилась задача определить, чье оно, а не сфальсифицировано ли.

И вторая задача — это захоронение, созданное искусственно, то есть не является результатом какого-то органического процесса, а кто-то в это вмешался.

Обе версии и обе логики проверялись, и для этого собирались необходимые признаки, которые дают только сами скелеты. Никакой вторичной информации, даже если она более важная в общем деле, на этом этапе мы не принимали, а принимали только данные самих скелетных останков.

То, что касается реконструкции признаков телосложения. В 1990-е годы… Приведу пример. Скелет № 4, который предположительно соотнесен был с останками Государя Императора и в известной публикации таким образом и представлен, там по результатам работ Виктора Николаевича Звягина получалось следующее: длина тела, то есть рост Государя (мы не знаем точно, какой был у него рост — документы не сохранили этого) рост реконструировался по одежде, достоверно принадлежащей Императору, и получалось, что по одежде этот рост должен был быть между 167 и 172 сантиметрами.

Однако же по реконструкции, которая получалась на основании скелетных останков, эта величина равнялась 164–166, 167 см. Только-только подходила к этим величинам.

За эти 20 лет в российской и мировой физической антропологии, в судебной медицине были опубликованы более 90 новых формул для реконструкции признаков конкретно длины тела. А ваш покорный слуга разрабатывал целую систему того, как это нужно делать, можно было бы делать и улучшить этот методический инструментарий.

И вот теперь, применив все то, что мы можем сейчас, мы получили величину — самое минимальное это 167, а скорее всего, 168–169 сантиметров. Это наиболее достоверные результаты по скелету № 4. Повторяю, это лишь один признак. Он не позволяет нам идентифицировать и как-то решать задачу и склонять чашу весов в ту или иную сторону. Однако на этом примере я пытаюсь вам показать, что пройденные 20 лет все-таки что-то значат в науке. Она развивается, улучшается, и те противоречия внутринаучные (не дискуссионные, не сам дискуссионный дискурс, а внутринаучные противоречия), они потихоньку снимаются. Это не касается всех областей, но в данном конкретном случае удалось понять, что прогресс какой-то есть. Все-таки наука позволяет нам смотреть вперед с оптимизмом.

Фотография, где Государь изображен с генералом Брусиловым, она вот для чего нужна: ведется огромная работа, для того чтобы выяснить все-таки не по одежде, а по каким-то более надежным фотографическим изображениям длину тела Государя. Анализируются все фотографии, где он изображен с какими-то лицами, рост которых известен. Где он стоит на фоне каких-то зданий, на которых можно нанести метку и выяснить. Это сложная работа и она тоже в самом разгаре. Это одна из причин, по которой мы говорим, что антропологические экспертизы совсем не завершены.

Теперь несколько сюжетов, связанных с недостаточным составом костей. В первую очередь начну со второго пункта. Очень муссируется и как-то всех беспокоит, что отсутствуют мелкие кости кисти и стопы в комплексе «екатеринбургских останков». В первую очередь это не так. Мелкие кости кисти и стопы есть, их просто очень мало. Должно было быть значительно больше. Отсутствуют они совсем не по причинам искусственного, как нам кажется, характера. По крайней мере, их состав (того, что сохранилось) показывает, что никаким специальным образом они не удалены и/или отсутствовали изначально в могиле, а отсутствуют они по нескольким причинам: часть из них (наиболее мелких) разрушена в ходе тафономических процессов, процессов деградации костной ткани в неблагоприятных природных условиях (и если будет доказано, а скорее всего, так оно и есть, потому что есть тара от кислот), воздействием кислот и некачественной техникой изъятия останков из грунта. В докладе моего коллеги Алексея Сергеевича Абрамова этот сюжет будет показан, и будет ясно что имеется в виду. Там просто есть документальные изображения.

Что касается дополнительных зубов подростка. Здесь сюжет этот полностью и детально изучен, к сожалению покойным, классиком отеческой физической антропологии, отцом нашей морфологической науки о зубах Александром Александровичем Зубовым. Очень печально, что его сегодня нет с нами, но он успел это все в книге «Покаяние» подробно изложить…

Владыка Тихон: Денис Валерьевич, будьте добры, вы объясните, что за тема «дополнительные зубы подростка», потому что многие здесь не знают… Только коротко, пожалуйста. У вас осталась половина времени вашего. К выводам переходите по конкретнее.

Д.В. Пежемский: В захоронении на Ганиной Яме были обнаружены среди уже промываемых из грунта останков два зуба, которые недоформированы. Было сделано предположение, что это вторые коренные зубы подростка.

Александр Александрович Зубов, о котором я начал говорить, на основе морфологических признаков доказал то, что это не вторые зубы подростка, а третьи не прорезавшиеся зубы индивида более старшего возраста и, скорее всего, принадлежат одной из девушек, которые там также были найдены. И он прямо указывает на то, что череп № 6, скорее всего, у него те части, где эти зубы должны быть расположены, разрушены, скорее всего, относятся именно к этому черепу. Таким образом, проблема дополнительных зубов, не принадлежащих тем девяти человекам, которые там обнаружены, в этой яме, она снимается.

Что касается недостающих шейных позвонков или перепутанных шейных позвонков скелета № 4, эта тема появилась в самую первую пору наших экспертиз, когда мы работали только с останками № 4 и № 7.

В силу остеохондрозной деформации, которая есть в шейном отделе этих позвонков (они плохо подходили друг другу, они видоизменены, не так страшно, как на этой картинке, это специально для впечатления вам даю), казалось, что они привнесены в этот скелет и что у скелета не хватает этих позвонков. На втором важном этапе, когда все мы большой командой работали со всем комплексом останков, со всеми девятью скелетами, выяснилось, что, несмотря на их видоизмененный облик, несмотря на сложности состыковки их, это все-таки позвонки, относящиеся именно к этому четвертому скелету. То есть проблемы отсутствия или подмены, или еще как бы это ни сформулировали мы, шейных позвонков скелета № 4 отсутствует на сегодняшний день.

Что касается характерных антропологических примет. Их не так много и не обо всех я могу говорить, но яркие черты следовало бы назвать. В первую очередь это особое строение верхней челюсти черепа № 4. Это на антропологическом языке называется прогнатизм, когда верхняя челюсть очень сильно выступает вперед. Угол ее наклона (сейчас следующая картинка будет, вы поймете, о чем идет речь [видео 12:25 на православие.ру]) очень сильно выступает вперед, и своеобразное строение подносовой области дает такую припухлую и очень выступающую верхнюю губу. Этот признак мы можем видеть на ранних юных и даже детских фотографиях Цесаревича — будущего Государя, и очень важно, это связано c проблемой фальсификацией могилы, если были захоронены двойники. Это элемент внешности очень характерный.

[Показывают фото]

Под номером один так называемый прогнатизм, здесь он более выражен для акцента, но на черепе № 4 он, безусловно, есть. Это специфическая особенность, индивидуальная черта, она усами во взрослом состоянии была полностью скрыта. То есть люди, которые хотели бы создать ряд двойников и именно их уничтожить и погрести в Ганиной Яме, они вряд ли подбирали бы по этому признаку индивида — двойника Государя, потому что эта часть полностью закрывалась усами. Ни на каких взрослых фотографиях эта черта не читается уже. Как один из примеров.

Что касается костной мозоли. Сразу скажу, что термин этот в кавычки я беру…

Владыка Тихон: Одну секундочку! Объясните, пожалуйста, про костную мозоль: что имеется ввиду и как она могла появиться.

Д.В. Пежемский: На покровных костях свода черепа на лобной кости на границе с теменной обнаружена видоизмененная костная ткань, видоизмененная при жизни, которую некорректно в общем называть костной мозолью. Это, скорее, для публицистических текстов. Это продукт регенерации костной ткани в результате травмирующего воздействия, травмирующего повреждения при жизни, причем задолго до смерти. Будем называть ее мозолью, чтобы избежать большого количества научных терминов. Это, можно сказать, «плюс ткань», то есть дополнительное костное образование, оно обнаруживается… [показывает на фото]: вот зона, в которой обнаружена видоизмененная костная ткань. Видно: более плоская, буквально, как по линеечке, срезанный и видоизмененный участок перехода лобной кости к теменной. Это практически на границе шва. Здесь следует сказать, что поверхностные изменения, разрушения точнее, уже посмертные изменения покровных костей свода черепа не позволяют с легкостью это интерпретировать, не позволяют сказать, что это действительно результат ранения Цесаревича, который он получил в японском городе Оцу. Экспертизы по этой части еще идут, запланирована большая работа, которую сейчас времени нет излагать, ее технику, но с этой темой работа совсем не завершена. Важно, что этот объект был найден, он нашими коллегами — Вячеславом Леонидовичем Поповым, документирован гораздо лучше, чем в нашем случае, чем это можно методами антропологии сделать. Я думаю об этом еще будет речь. Такая находка есть и о ней нельзя умолчать.

Что касается установления родства антропологическими методами. Антропология — это наука о больших массах людей. С индивидуальными случаями она работает в ограниченном объеме, потому что это наука все-таки о массовом, об общем, а не о частном. Тем не менее есть ряд методов, которые позволяют об этом говорить. Морфометрические методы, если кто-то знаком со статьей Сергея Владимировича Васильева, который попытался это сделать морфометрическими методами, с моей точки зрения, они для этого непригодны. И тот неоднозначный результат, который получился у него в выводе, подтверждает это. Но есть методики, признаки описательные, анатомическая изменчивость которых очень индивидуальна, определяется генотипом при хорошей, подчеркиваю, сохранности черепов. Когда этих признаков много, мы можем говорить о вероятном родстве на индивидуальном уровне, то есть индивидуальных лиц. В случае с «екатеринбургскими останками» методика может быть применена очень ограниченно, потому что сохранность плохая. Большинство этих признаков, очень важных, а их более двухсот, не фиксируется по причине плохой сохранности. Одна из ярких черт, о которых я ранее говорил уже, это так называемая треугольная кость. Я посмотрел материалы. Всех как-то сбило это [название]. Кажется, что Википедии достаточно, чтобы рассуждать об анатомии человека. Но чтобы разубедить в этом, я скажу, что треугольная кость — это вот этот элемент [показывает на фото]. Иногда он встречается двухчастный. Есть вариабельность этой части затылка. И вот этот элемент, правда, в силу возраста, который есть у скелета № 4, он облитерирован, виден не очень хорошо. Мы еще найдем способы документировать это хорошо. Этот признак такой же, как и у Государя Императора Александра III. Вопрос в том, что этот признак встречается и не у родственников, и довольно часто. Поэтому я бы не стал сейчас на него так опираться, как это в открытых источниках все так оживились, что есть признак, нет. Он — это один из, под каким-то десятым, двадцатым номером в огромном количестве фактов, в ту или иную сторону склоняющих нас. Поэтому это отмеченная черта. Что с ней делать дальше будет ясно. В любом случае, антропология — это совсем не та наука, которая решает случаи индивидуального родства…

Владыка Тихон: У вас две минуты осталось. Две минуты…

Д.В. Пежемский: Да… Что касается случая, если могила не фальсифицирована, у нас довольно много признаков антропологических, которые отличают каждого из погребенных, захороненных там жертв. Однако же антропологическая специфика одного из них, а именно Алоизия Труппа, показывает, что среди найденных в Ганиной Яме останков есть человек с чертами, исключительно непохожими на всех остальных. Он описывается чертами другой расы второго порядка, не среднеевропейской, как все остальные, а атланто-балтийской. Это очень массивный череп, высокое узкое лицо, резко выступающий нос, резко выступающее переносье, и те признаки, которые мы видим на фотографии, и те признаки, которые могут быть зафиксированы на черепе, сопоставимы. В принципе, по каждому из скелетов проводится сопоставление фотографий с черепом методом словесного портрета. Это делается потому, что сохранность многих из них недостаточна, для того чтобы произвести фотосовмещение — один из распространенных, хорошо известных и понятных методов, который, кстати, тоже не основной. Он всегда используется как дополнительный.

И завершаю я тем, что скажу о сюжете с фальсификацией. Подбор индивидов для захоронения, если это двойники, он вряд ли бы шел бы по пути подбора псевдодоктора Боткина, также с отсутствующей редуцированной верхней челюстью, с разрушенным альвеолярным отростком, с человеком, который носил бы вставную челюсть. В случае со скелетом, который идентифицируется предположительно с доктором Боткиным, это изменение есть, и, как я уже писал, важно теперь попытаться сопоставить размеры альвеолярного отростка редуцированного, видоизмененного с той челюстью вставной, которая должна бы сохраниться. Пока эта экспертиза также в работе.

Спасибо за внимание

Просмотров: 380

Поддержите культурно-просветительный сайт.




Комментарии пользователей




Похожие новости

27.12.2017 14:51

Поросенков лог: анатомия лжи

27.12.2017 14:15

Следов от сабли нет!

19.12.2017 09:33

Василий Христофоров: «Архивные материалы ФСБ России о «Екатеринбургских событиях»: от версий к доказательствам»

19.12.2017 09:21

Евгений Пчелов: «Историческая достоверность материалов расследования Н.А. Соколова и обоснованность сделанных им и др...

19.12.2017 09:01

Людмила Лыкова: «Действия участников «Екатеринбургских событий» на Ганиной Яме и Поросенковом Логе»

18.12.2017 10:49

Архиерейский Собор относится к подвигу святых Царственных Страстотерпцев как к чему-то заурядному...

16.12.2017 11:23

Сенсация: стоматологическая экспертиза опровергла версию о принадлежности «екатеринбургских останков» членам Царской...

13.12.2017 13:19

Александр Безбородов: «Судьба останков семьи Романовых как политическая проблема в Советском Союзе»

13.12.2017 13:08

Виктор Звягин: «Исследования сожжённых останков»

7523-й год от сотворения мира
2014-й год от Рождества Христова