Московскiя Въдомости
16+

Ересь царебожия: правда и вымыслы

15 Ноября 2017, 16:45 # / Новости / Общество / В России / 20913.html

Обзор некоторых статей по критике монархии и идеи «Царя-искупителя»

Появившиеся некогда статьи, рассматриваемые ниже, затронули такую важную тему, как взаимоотношения Святой Православной Церкви и Самодержавной Монархии, касаясь также и такой важной темы, как осмысление подвига Святого Царя-мученика Николая Александровича. Они несли в себе совершенно определенную тенденцию и, к сожалению, так и остались безо всякого ответа и даже разбора их аргументации. Получилось, таким образом, что они претендуют как бы на «официальную» точку зрения по рассматриваемым в них вопросам и сделанным выводам.

Еще раз о «Царе-Искупителе». Священник Петр Андриевский (Окончание).

Далее следует обвинение «зарубежного раскола», и в частности еп. Нектария (Концевича), в авторстве теории «вины в убиении» Русским народом Св. Царя Николая. Некорректно вырванная из контекста патетическая фраза на проповеди (неосторожная, согласимся) – подается о. Петром за «новоизмышленный еретический догмат». Вообще для о. Петра А. характерно сказанную кем-то фразу – немедленно называть «догматом». Свои причудливые мнения с такого ракурса автор, понятно, не оценивает…

Далее о. П.А. пишет эдакое (просим прощения за долгую цитату):

«…оставление своего Государя русским народом (хотя и само это оставление не является доказанным фактом) [?!? - А.М.] нисколько не свидетельствует о вине русского народа в убиении своего Царя, как не виновны в убиении Спасителя апостолы, оставившие Христа в саду Гефсиманском. …Даже грех предания смерти Господа нашего Иисуса Христа не перешел в виде наследственного греха на весь народ еврейский. Хотя и кричали иудеи у Креста Христова: кровь Его на нас и на чадех нашех (Мф. 27, 25), тем не менее грех убийства Богочеловека не перешел на потомков убийц. В этом нетрудно убедиться, познакомившись с чинопоследованием: «Како подобает приимати приходящих от жидов к правей вере христианстей» (Большой Требник). Согласно этому чинопоследованию, перед Крещением приходящие от жидов должны отрекаться от всех лжеучений и обычаев жидовских, от всех их лжеучителей, и в их числе от имеющего прийти антихриста. Однако от приходящих от жидов Церковь не требует покаяния в грехе убийства Господа нашего Иисуса Христа. Это значит, что клятва, которой связали себя иудеи (Мф. 27, 25), никак не распространилась на их потомков» (выделено о. П. Андриевским).

К сожалению, видимо, о. П.А. просто не до конца понимает само упомянутое и процитированное им чинопоследование. Смысл которого, короче всего, можно выразить такими из этого чина словами: «Еще проклинаю всякия еврейския обычаи, и начинание не преданное от Моисея, и всякое их чародеяние,…еще проклинаю всякаго ребы, кроме Моисейскаго закона учивша, или учаща…» (лист 250 об., Большой Требник, 1884). Т.е. еврей, в данном случае, именно отрекается и проклинает всякое талмудическое, как бы поделикатнее выразиться, изобретение, а вовсе не приносит покаяние. Понятно, что в талмуде нет такого «догмата» – «кровь Его на нас и на детях наших», такое – там было бы странно искать. Потому ссылка на этот чин здесь довольно нелепа.

Разъяснение данного места – о наследовании греха пролития Крови Христа – есть у Св. Отцов, причем совершенно прямое. Приведем хотя бы наиболее общеизвестное толкование Блж. Феофилакта: «…А те (иудеи) возмездие за убиение Его принимают на себя; каковое возмездие и постигло их, когда римляне истребили их и детей их. Впрочем, и доныне иудеи, будучи чадами тех, – убивших Господа, – имеют на себе кровь Его, ибо за неверие в Господа преследуются от всех, и когда преследуются они, нет им никакого помилования» (Толк. на Еванг. от Матф., гл. 27, стр. 168, С-Пб, изд. Сойкина, б.г.) (выделено - А.М.).

Но в наибольшей степени православная догматика выражена, разумеется, в церковных службах, составленных, как правило, также святыми отцами. Об этих службах прямо можно говорить как о квинтэссенции святоотеческого учения. И вот что об этом говорится, например, на службе утрени Страстной Пятницы: «Собрание иудейское у Пилата испросиша распяти Тя, Господи… сквернаго убийства грех наследовавше.» (13 антифон, 6 гл.); или даже еще жестче: «…Тебе бо вознесшуся днесь, род еврейский погибе,…» (3 стихира после чтения 9-го Евангелия) (выделено – А.М.). Имеются такие параллели и в других местах. Понятно, что смысл здесь однозначен и не оставляет никакой возможности понимания его в противоположном смысле, как это пытается сделать о. П.А.

Так что в данном случае о. Петр Андриевский совершенно сознательно зачем-то извращает учение Церкви о «невинности» иудейских потомков, вводя православных в заблуждение. И опять же, уж если быть педантом, «невинностью» в сем страшном на все века деле – порадовал нынешних жителей Палестины именно понтифик Рима в 2011 году, когда в своем послании к Пасхе объявил о «невиновности» в Крови Богочеловека еврейского народа, перенеся этот грех на римлян. Это так, к слову, напомнить о. Петру о его охоте на «криптокатоликов»…

А пока – о. Петр Андриевский предлагает нам совершенно конгениальный вывод: «А значит, и русские люди не должны каяться не только в цареубийстве, но и в цареотступничестве» (выделено – А.М.). И добавляет: «во-первых, отречения Царя от престола требовали сами члены династии, а во-вторых, как и в случае с иудеями, клятва эта никак не может распространяться на потомков». Хоть стой – хоть падай!..

Но и это еще не все. «…Покаяние в цареотступничестве не столь безобидно», - вещает далее о. П.А. Ибо есть мнение (!), «что за грех цареотступничества вся Церковь якобы тяжко согрешила пред Богом и навлекла на себя праведный гнев Божий» (выделено - А.М.), а это уже «граничит с кощунством».

Вот, наконец-то. Как говорят детишки, играя в прятки: «Теплее…»

Здесь мы дошли до темы, которая по своему значению едва ли не перевесит все, затронутое прежде. И трогать ее надо чрезвычайно деликатно, хотя, прямо скажем – немалая часть наших православных братий предпочла бы, чтоб ее не трогали вообще ни в коем случае. А это значит – что ее трогать совершенно необходимо. Просто потому, что дальше – может быть поздно. Итак, в чем же этот «крамольный» вопрос?

Может ли Церковь согрешать? – Нет, не может!

А могут ли клирики любого уровня согрешать? – Да, еще как!

А священноначалие и Церковь – это одно и то же, или нет? И вот тут…

Парадоксально, но твердые ответы как «Да» так и «Нет» – в обоих случаях будут правильны. И это есть не «приспособление» под мнения века сего, трусливого и лукавого, а точное указание на истинную Богочеловеческую природу Церкви. Здесь грань тонкая и опасная, надо быть чрезвычайно осторожным, очень важно найти правильный ответ, отделяющий одно от другого. Нет, это не поиск «консенсуса», чтобы и волки были сыты и овцы целы – такого среди овец Христовых и волков вообще невозможно. Это именно раздельное видение двух природ Церкви, которая, при этом, имеет одновременно таковое качество совершенно нераздельное и неслиянное.

Дух Святый, который живет в Церкви во всей Своей полноте – хранит в Ней Истину так, что ее не могут исказить никакие мятежи мнений человеческих. И в этом смысле – Она свята. Но в последнее время Церковь все более выступает как «общественный институт», участвуя в делах мiра сего не просто на понятном тому языке, но и вообще действуя именно в этой «системе координат». Итак, мы осмелимся утверждать, что именно подобная жизнь и образ действий – очень легко повреждаемы. Церковь, выступая как общественный институт – вовсе не обязательно является «выразителем Истины», т.к. она, в данном случае, в различной социальной среде ищет также различные формы для своего существования, а чаще – для элементарного самосохранения. Те лица из ее руководства, которые идут «играть в политику» – начинают, как показывает недавняя история, искать порою вполне «своего», а не Божьего. И найденные, а лучше сказать принимаемые, ими решения или компромиссы – никакими «внушениями от Святого Духа» не являются ни в малейшей степени. Глядя издалека на нравственную составляющую некоторых таких решений, думать, что на такое наставил Дух Истины, Сам Господь Святый Дух, – было бы и впрямь кощунством. Ибо сами мотивы таких решений от искреннего поиска воли Божией порою безконечно далеки. При принятии ряда решений – воли Божией просто не ищут. Потому что заранее знают – чего сами хотят…

Но можно ли говорить о том, что в результате такого управления Церковь потеряет благодать вовсе и перестанет быть Святой? Нет, пока еще нельзя. Но из некоторых пророчеств от святых мужей и из прямых слов Св. Писания видно, что наступит время, когда внешние церковные формы перестанут соответствовать благодатному внутреннему содержанию, и «вот тогда то и придет конец». Если точнее, то святость из Церкви не так, чтобы «уйдет», а скорее – скроется, в том числе – и внутри Ее самой. Внешнее же благочестие – станет совершенно пустым и безполезным. И – безопасным, добавим…

Важнейший вопрос, встающий здесь, – это совершение таинств, точнее: действенность такого совершения. Что должно произойти в Церкви, чтобы главное таинство Тела и Крови Господней перестало происходить? Ответ только один: это произойдет именно при повреждении веры, при некоем переходе физически невидимой границы, когда ложь, прикинувшаяся Истиной, станет такой, что Господь Дух Святый не сможет освящать души, принявшие таковую ложь в преизбытке. Ибо вопрос, видимо, должен ставиться не «когда перестанет пресуществляться хлеб и вино в Тело Спасителя?» – ибо нет в мiре силы, способной помешать Богу. А именно так: когда эта Святыня не сможет действовать на сердце человека, освящать душу? Ибо там уже поселилось полное и мрачное богоотступление, причем такой выбор был сделан вполне сознательно и добровольно…

При этом никто не говорит, что в эту страшную минуту Церковь исчезнет как общественный институт. Отнюдь нет. Вполне может статься так, что как раз к этому то времени Церковь и получит, наконец, ту максимальную степень «уважения» и «достойного положения», к которому (не странно ли это в постхристианском обществе?) она сегодня так стремится.

И в свете всего этого вопрос «может ли Церковь согрешать?» – решается неоднозначно. Ибо необходимо уточнять: какую из ее ипостасей мы имеем в виду – (назовем их условно) «административно-человеческую» или «Бого-человеческую»? Ибо первая – это наш современный срез, наполненный нами, грешными людьми. А вторая, также, разумеется, не чуждая нам – вообще вневременного масштаба, Она здесь – уже со всеми ангелами и святыми! Ибо здесь под «Церковью» имеются в виду вообще все разумные силы мiроздания, не разорвавшие союза с Творцом.

Прот. Петр Андриевский, похоже, придерживается той «корпоративной» точки зрения, что священноначалие, в виде иерархии, есть совершенно буквальный «выразитель» решений Святого Духа и еретик тот, кто не исповедует этого тезиса. «А кто не с нами – тот против нас». Трудно сказать, в какой степени данный автор знает историю Православной Церкви, но знакомство с нею не помешало бы. Тогда автору стало бы известно, что порою священноначалие откалывало такие «номера», что хоть святых выноси. И ведь выносили: полуторавековая иконоборческая ересь, поддержанная многими иерархами и патриархами, тому наглядный пример.

Очень возмутила о. П.А. «самозваный историк Церкви Миронова»: «По ее мнению, граничащему с кощунством, новомученики российские вовсе не страдали за Христа, а пострадали за свой грех отступничества от Государя. «Стоит ли удивляться, - пишет Миронова, - размерам бедствий, что карающей десницей послал Господь на Церковь.»«

Ну, нравится кому-то это утверждение или нет – все же немалая доля горькой правды в словах Татьяны Мироновой есть. И убедиться в этом можно очень наглядно. Стоит просто положить рядом те допросы, которые зафиксировали безпристрастные писцы судов времен Диоклетиана и стенограммы допросов времен Ежова. Автору этих строк приходилось это читать и, должен признаться, – это совершенно разный дух веры. Всего одна деталь: нигде в протоколах советских допросов арестованных христиан не встречается предложение отречься от веры во Христа, как условие немедленного обретения свободы, что в древней языческой Римской империи было нормой. Напротив, всем здесь было ясно: тебя не отпустят, происходящее – не суд, а сущий геноцид, и потому предстоящая смерть от этих материализовавшихся слуг антихриста – совершенно неизбежна. Но никакого дерзновения, хоть сколько то похожее на открытое и радостное исповедание древних мучеников первых веков, – это понимание неизбежного конца никому из истязаемых в НКВД не придавало. В большинстве случаев – это допросы запуганных, измученных людей, боящихся чем-либо «спровоцировать» своих мучителей. Хотя, по сути, здесь подобный тон и любые оправдания – были совершенно безполезны! Надеяться, в земном смысле, на какой-то благоприятный для себя исход при аресте – было уже поздно. Люди были именно обречены на уничтожение, и прекрасно знали, чем для них все кончится. Глядя на эту ужасную скорбь, на ум более приходят слова Апокалипсиса «И дано было ему [зверю, с семью головами] вести войну со святыми и победить их…» (Откр. 13;7 – выделено - А.М.).

Ведь все избиение христиан большевиками, тогда происходившее, никак не походило на то победное исповедание Имени Христова, которое древние мученики имели в преизбытке. Ведь то мученичество, первых веков Христианства, было такое торжество веры, такой пир благодати Божией, при котором многие тысячи мучителей обращались ко Христу – и немедленно, добровольно и радостно, вставали следом на место убитых мучеников или прямо рядом с ними. Но здесь же, в страшном гонении в СССР ХХ века, – ничего подобного мы не видим и близко. Никаких чекистов мученичество наших новомучеников на обращение ко Христу не вдохновляло, а уж чтобы встать рядом – и речи не шло…

Стоит оговориться, что имелись интересные исключения. По свидетельству автору иг. Дамаскина (Орловского) (одного из наиболее компетентных изследователей житий новомучеников в РПЦ), которому были доступны протоколы допросов имяславцев-исповедников (т.е. Афонских монахов-исихастов) – те прямо говорили чекистам, что они монархисты и таковыми останутся, о «лояльности» советской власти и слушать не желают, а мучителей своих считают за слуг антихриста. По словам о. Дамаскина – эти протоколы были необычайно контрастны по сравнению с другими стенограммами допросов «церковников»: следователи терялись и – что примечательно! – никакого обычного измывательства после таких ответов со стороны стушевавшихся чекистов не было. Также чрезвычайно достойно вел себя Свщмч. Митр. Кирилл (Смирнов), тоже прямо исповедавший себя монархистом…

Необходимо подчеркнуть, что нет ни в наших словах, ни в мнении Т. Мироновой как такового «уничижения» новомучеников. Многие миллионы людей были замучены от богоборцев именно за то, что они были православными – это непреложный факт. Но все-таки, не менее очевидный факт в том, что такого гонения вообще не могло бы быть, если бы эти люди остались верны присяге и Царю в феврале 1917! А не пошли бы бездумно по мятежным стихиям мiра сего вслед за лукавыми бесами, так легко соблазнивших всех «свободой» от Царя земного и Царя Небесного. Пожар надо сразу тушить, а не греться возле него…

И «деканонизация» новомучеников, о которой иронизирует здесь о. Петр А. цитируя (что редкость!) Т. Миронову – тут совершенно не при чем. Это все те же поросли прокатолического «канонического юридизма». Ибо именно Бог прославляет святых Своих. А люди на земле – либо видят эту святость и обращаются к этому источнику благодатной помощи в виде нового святого, или же – не видят ее и, соответственно, не обращаются. Только и всего. Кто в Боге действительно свят – решает не некая «комиссия» из грешников, со своей линейкой по «измерению степени благочестия», а, слава Богу, Он Сам. Причем, осмелимся дерзко предположить, независимо от того, что смутило ту или иную земную комиссию… И если о. Петр А. полагает, что новомученики Российские перед смертью не каялись в том, что он лично считает таким вредным и опасным, а именно: в том, что оставили Царя и преступили присягу – то это его личное мнение. А правду про их исход мы, видимо, узнаем лишь на Страшном Суде.

Далее о. П.А. утверждает, что «св. Иоанн Златоуст считал римскую императорскую власть удерживающей приход антихриста не потому, что римская власть была властью императорской, а потому, что эта власть была вселенской. Римская империя простиралась на всю тогдашнюю вселенную…». Ну, спасибо о. Петру, что хотя бы приведено, наконец, мнение святого об «удерживающем». Но с самим толкованием о. Петром этого места у Свт. Иоанна Златоуста – едва ли можно согласиться. Римлянам прекрасно было известно о существовании Китайской империи и Индийских царств, а уж с Персидским царством – у них были постоянные теплые отношения (как сейчас выражаются – «партнерские»). Т.ч. такое рациональное объяснение о. Петра – едва ли стоит приписывать древним отцам.

О. Петр А., толкуя 7 главу пророка Даниила, пишет: «Очевидно, что до самого прихода антихриста на земле будет владычество четвертого зверя — вначале в виде единого римского государства, а впоследствии различных государств. …как единое римское государство, так и множество государств, восставших из него, являются одним и тем же четвертым зверем, показанным в видении пророку Даниилу. И как единое римское государство удерживало приход антихриста, так удерживают и государства, восставшие из него, пока не будут одолены антихристом». Мнение о. А.П. нетрадиционно: под четвертым зверем никто не понимал «вначале римское, а впоследствии различные государства», это абсолютно личное мнение о. Петра.

Замечание о. Петра: «Существование многих государств на земле, очевидно, и является тем удерживающим началом, которое препятствует приходу антихриста», конечно, отчасти справедливо (даже банально), но видеть в этом уже давно лишь кажущемся «разнообразии» действительно некое «удерживающее начало», да еще духовное – представляется, все-таки, совершенно несерьезным. Существующий сегодня «однополярный мiр» и уже реальное «мiровое правительство» – с лихвой все это кажущееся «разнообразие» нейтрализуют в момент.

Вопрос о. П.А.: «Каким образом мир удерживается от антихриста эти восемьдесят лет? Неужели удерживается верными Царю-мученику православными христианами, которые, по мнению Назарова, могут, «держась за своего святого Царя на Небесах, еще какое-то время удерживать Россию и мир от окончательной гибели»« – вроде бы и впрямь логичен (смысл выражения М. Назарова здесь непонятен, ибо, скорее всего, – вырван из своего контекста).

Но самое важное идет дальше:

«Ибо если именно православный Царь является тем «удерживающим», о котором говорит апостол Павел, то с восстановлением в России или же любой другой стране мира православного царства в мир снова возвратится и «удерживающий». Но это уже явная клевета на апостола, который недвусмысленно говорит, что после того как будет взят от среды удерживающий теперь... откроется беззаконник, которого Господь Иисус убьет духом уст Своих и истребит явлением пришествия Своего (2 Фес. 2, 8). Ни о каком возвращении «удерживающего» вновь в мир апостол не говорит. И вне всякого сомнения, что если бы «удерживающий» имел возвратиться в мир, апостол об этом обязательно сказал, потому что целью апостола было вовсе не введение христиан в заблуждение. И как вообще возможно возвращение удерживающего в мир? Если умножившееся зло привело к тому, что «удерживающий» (то есть тот, кто удерживал зло от распространения по земле) взят от среды, то неужели зло в мире без «удерживающего» ослабело, что стало возможным возвращение в мир «удерживающего»? Неужели верные Царю-мученику, которые, по мысли Назарова, удерживают в нынешнее время зло на земле, настолько хорошо справляются с этой обязанностью удержания, что зло ослабело и становится возможным возвращение на землю самого «удерживающего» — православного Царя? Тогда какой смысл вообще в «удерживающем» на земле, если на небесах он (Царь-мученик) вместе с верными ему людьми на земле лучше справляются с обязанностью «удерживающего»?»

Очень колоритное место. Но, опуская ерничанье о. Петра А. по поводу «удерживающего» и его тихую радость по поводу, как ему представляется, невозможности «возвращения в мiр «удерживающего»« и тем более «ненужности» этого – пусть, дескать, теперь там, на небесах, «справляется» – мы подошли к очень важной теме. Она поможет нам приблизиться к пониманию глубины подвига Царя-мученика именно в ее мистической полноте. Уже не в гуманистическом сюсюкании, что с большим трудом «позволит» канонизировать Царя как хорошего обиженного человека, «полковника Романова с чистыми детьми в изгнании». А именно в той полноте, в которой видна главная высота его подвига – в его царственном служении перед Царем Небесным (за что, как раз, комиссия РПЦ по канонизации совершенно четко отказалась канонизировать Царя). Но для этого надо немного вернуться к истории.

Если внимательно посмотреть: чего хотели от Царя февральские заговорщики, то мы с удивлением обнаружим, что как раз главного они от него и не получили. Хотя по видимости, именно внешне, их победа полная и абсолютная. Но это – только по видимости. Здесь надо сказать однозначно: именно не отдав им этого главного – Государь и был обречен ими на страшную смерть, но то уже было их актом сатанинской злобы и безсилия. Так что же это, вокруг чего был завязан вопрос жизни и смерти самого Святого Царя в Русской истории?

Ответ: «Ответственное министерство».

Чего-чего, переспросит читатель – что за ерунда? Они же получили всю власть в стране?! Причем здесь эта чепуха? Но смысл этих обыденных слов – гораздо глубже…

Дело в том, что Николая II никто, вообще-то, не собирался свергать. Безпрецедентное многолетнее давление, оказываемое на него как великокняжескими и военными заговорщиками, так и желтой прессой вкупе с «мiровым сообществом» – было лишь средством вынудить Царя передать свою реальную власть тем, кто ее давно и страстно домогался. А он (или кто другой из рода Романовых), как фигура «олицетворяющая» нацию, как некий ее «символ», наделенный «представительскими функциями» (что мы и видим сейчас в Европах) – был им как раз даже нужен. Если посмотреть на их планы – там не было ликвидации монархической формы власти, вот что интересно. Как декорация – она в их планах именно была. Они не были глупы и понимали, что сам русский народ не примет вводимых ими глобальных новшеств, и они, в иной ситуации неплавного захвата власти – с ситуацией могут не справиться (что позже и случилось). А ведь эти масонские «товарищи» имели очень большой опыт управления на всех уровнях, от земства до министерств. И все-таки мозгов хватало – понимали, что их умения не хватит и корабль опрокинется. В Бога они, конечно, уже не веровали, а потому над благодатностью власти Богопомазанника просто смеялись. В сердцах своих они были уверены, что если все «обделают» правильно и без резких движений, то справятся и у них «получится» и без благодати. Что у них получилось в итоге – мы хорошо знаем.

Но описанное – лишь формальная, внешняя и самая малозначимая часть процесса. У всех этих прохвостов, Родзянок, Гучковых, Милюковых и пр. подлых тщеславных базарных Петрушек – были кукловоды на порядок умнее. И те понимали, что задача на самом деле перед ними стоит вовсе не политическая, а духовная. Свержение власти Богопомазанника или ее подмена – лишь по внешности политический процесс. Тогда вопрос: а в чем же может быть духовное поражение Православной Монархии и ее Боговенчанного главы? Вот здесь мы и подходим к пониманию подлинной высоты подвига нашего величайшего Государя. И без евангельских параллелей, как бы это кого-то не раздражало, нам не обойтись:

«Опять берет Его диавол на весьма высокую гору, и показывает Ему все царства мiра и славу их, и говорит Ему: все это дам Тебе, если падши поклонишься мне. Тогда Иисус говорит ему: отойди от Меня, сатана; ибо написано: «Господу Богу твоему покланяйся и Ему одному служи».» (Мф. 4;8-10)

Вот здесь и есть ключ к началу (лишь к началу!) понимания подвига Царя Николая. Помазанник Божий, по замыслу слуг антихриста, должен был именно поклониться им, а после этого продолжать свое внешнее «царствование», точнее уже играть роль царя. И можно не сомневаться, что кончил бы свои дни Николай II и в достатке, и в почете, и на троне. Только этот трон уже, по своей сути, ничем бы не отличался от «царского трона», который вытаскивают рабочие сцены при постановке какой-нибудь оперы на «царскую тему» – с позолотой, но из папье-маше. И благодати Божией вся эта «царская» декорация была бы также чужда, как подлинной благодати – какая-нибудь театральная постановочка или фильма, в которой лицедеями в фелонях изображается церковная служба…

Повторим еще раз, для ясности: сатане был нужен Помазанник Божий поклонившийся ему, а не Богу. Живым образом («иконой») Самодержавной власти Бога Небесного является Православный Император – и эта живая икона, прообраз Божественного Царя, теперь поклонялась бы сатане! Диавол, не добившийся этого от Христа, теперь получал бы это поклонение себе от живого образа Христова, который, в свою очередь, почитал, в любви и преданности, весь Русский народ! Только здесь – круг замыкается, только здесь – та подлинная духовная победа зла, которая единственно ему и была нужна.

Понятно, что то, о чем мы здесь говорим – можно принять или не принять только верой. Для того, кто чужд веры Христовой – все сказанное будет бредом.

Но на то и расчет. Для диавола главное – убедить, что его нет, нет его действия на мiр – одна лишь «свободная воля» свободных людей… И чтобы внешне, для «всех» – все осталось в их головах как прежде, надобно представить публике именно логичную картинку наружных событий. Классический пошлый релятивизм для безмозглых: «кровавый Николашка», голод, изнывающий под непосильным гнетом пролетариат (1,5 % от населения страны, напомним), «Аврора» трах-бах, «Уря-я! Свобода!!..» Сатана, в данном случае, скрыл себя здесь под маской «народовластия». Хотя какое это народовластие – видно по тем несметным горам трупов этого самого народа, наваленным «освободителями» впоследствии.

Далее. Принуждение Царя Николая II к подобному шагу – вообще закрывало бы так называемую «Константиновскую эпоху», как окрестили ее демократы от богословия. Причем заканчивало ее – именно изменой. Теперь государственная власть, как таковая! – становилась бы совершенно подмененной. В православной «симфонии властей», как известно, действуют два освященных от Бога начала: власть духовная (Церковь) и власть светская (Монарх). И в новой ситуации, после свержения Монарха, Церковь получала бы в виде власти только врага. Либо, в случае хитрой подмены, с попыткой выстраивания очередной «симфонии» уже с этой новой властью, – Церковь (в лице иерархов) начинала бы ее строить уже с сатаной. Чем бы подобное закончилось – объяснять не надо. Таким образом, сатаной и его слугами решались бы все вопросы по полному торжеству своей власти как в государстве, так, в скором времени, и в Церкви.

И Помазанник Божий Николай Александрович, видевший происходящее лучше, чем многие современные ему духовные лица – выбирает Крест и идет на свою Голгофу, ни капли от своего Божественного Мvропомазания не расплескав по дороге и не дав его на поругание сатане. Диавол, как и в случае со Христом – не получил от Государя ничего.

В какой степени благодарные современники поняли поступок Государя, видно по тем характеристикам, которые давались Царю в огромном количестве всевозможных «воспоминаний». Если постараться подытожить их в двух словах, причем – речь даже не о характеристиках, данных врагами, а вполне от «лояльных», то можно выразить так: «непонятное упрямство». Это все, что поняли 99 % тех, за кого Государь положил свою святую жизнь…

И теперь можно вернуться к обидевшемуся за апостола Павла о. Петру Андриевскому: «если… в мiр снова возвратится «удерживающий». Но это уже явная клевета на апостола…». Попробуем все-таки поискать ответ на этот серьезный вопрос, хотя, похоже, найденный ответ огорчит о. П.А. еще больше. Варианта ответа два (хотя всегда есть еще третий – «китайская ничья»: объявить все это чушью, и не благословить читать ничего, кроме «ЖМП»[2]).

Первый вариант. Здесь Ленин и антихрист – суть одна тварь, поскольку большевики и впрямь наглядно доказали возможность «устроения конца света в одной, отдельно взятой, стране».

Ответ. Подобная точка зрения не так уж безосновательна, как может показаться привычному сознанию на первый взгляд. Дело в том, что раскрытие некоторых мест Апокалипсиса и пророка Даниила – дают возможность и такого понимания тоже. Наибольшим основанием для такого понимания служит конец 19 и начало 20 главы Апокалипсиса (стихи 1-7).

Но такая точка зрения, в основном, не принимается современным церковным сознанием. Хотя порою не совсем понятно – где не принимается, а где ее просто не замечают и проходят мимо. Не останавливаясь подробно на этом, действительно, интересном вопросе, можно лишь сказать, что в такой координатной сетке – все совпадает: удерживающий – Император Николай II, антихрист – Вил («человек греха, сын погибели, противящийся и превозносящийся выше всего, называемого Богом или святынею…») продолжающий отравлять своим присутствием нашу землю и действительно «возсевший в храме» многих человеческих сердец «яко бог» (2 Сол. 2;3-4). «Отношение которого [Ленина] ко «всему называемому Богом или святынею» выражено кратким, по своему гениальным, тезисом: «Всякий боженька есть труположество» (ПСС, т. 48, стр. 227). В этом тезисе все доведено до крайних пределов богоненавистничества, превзойти которое абсолютно невозможно», - писал о нем игумен Варсонофий (Хайбулин).

Данное понимание этих мест Св. Писания, видимо, не исключает возможности появления Царя, но уже в другом качестве, ибо теперь эта функция удержания в руках Ангела (об этом см.: Откр. 20;2-3).

Второй вариант.

(Оговоримся, что это частное мнение автора, которое никак не может претендовать на истину, как и любое современное понимание Писания. Это лишь обобщение и предположение, которое вытекает из разсматриваемого вопроса.)

Св. Царь Николай, не давший совершиться подмене власти Богопомазанников, сохранил всю саму мистическую полноту «Удерживающего» до времени. Т.ч. именно благодаря его подвигу – возстановление Царской власти и произойдет непременно, раз, по слову Св. Апостола Павла, – лишь после отъятия удерживающего появится «сын погибели». Это значит, что «Константиновская эпоха» еще не кончилась, к радости одних и огорчению других, а в настоящий момент престол Богопомазанника находится как бы в некоем «вдовстве», как бы в затянувшемся междуцарствии. И ценой своей смерти Государь Николай Александрович сохранил в неприкосновенности и неповрежденности всю чистоту и, главное, полноту Царской власти для будущих поколений. Чего бы не могло произойти, если бы, например, эту власть внешне «законно» получил из рук свергнувших Царя заговорщиков кто-то из его недостойных и маловерных родственников, которого заговорщики уже водили бы на поводке, как болонку по саду. Ясно, что ни о каком богоподобном «самодержавии» – в такой ситуации не могло бы быть и речи.

Не исключено, что образ Пресвятой Богородицы «Державная», явленный чудесно в сам момент кульминации заговора (не говорим – «отречения»!), должен был свидетельствовать именно об этом: что Царская власть «отъята», но не пресечена навсегда.

Здесь необходимо сказать действительно об одном распространенном мнении, которое справедливо (но, на наш взгляд – весьма поверхностно) высмеивает о. Петр А., и которое ни с какой стороны – ни с нравственной, ни с догматической – совершенно недопустимо. И которым, действительно, грешит некоторая часть «ревнителей не по разуму», но относящаяся не столько к монархическому сообществу (если о нем вообще можно говорить), а к простецкому церковному народу, чающему утешения в скорбях. Речь идет о пафосном утверждении, что со 2 марта1917 г. – Россией правит, дескать, Сама Пресвятая Богородица. Интересно, что такое своеобразное мнение встречается среди тех церковных деятелей, которые как раз к Монархии в принципе никакой симпатии не выражали и не выражают. Приходилось даже с амвонов не раз слышать, дескать: «зачем теперь России монархия? – нами и так уже Сама Пречистая правит!..»

Здесь, для разбора этой несуразицы, на помощь стоит призвать даже и рационализм. Ибо справедливо спросить: как, в представлении лиц, утверждающих подобное, такое происходит? Как через Помазанника Божия – как раз понятно: на то и есть таинство второго мvропомазания на Царство. Император – единственная личность, над которым оно совершается дважды. Соответственно, на Царей «…при помазании дарования Святаго Духа к прохождению великого сего звания в них изливаются» (из чина анафемы антимонархистам в Неделю Торжества Православия). Таким образом очевидно, что Православный Государь правит посредством благодати Божией, умудряющей его в государственных делах, повторимся. Но каким образом – через кого? – может править земным государством Пресвятая Богородица? Кто и как должен получать от Нее указания? Ибо осуществление власти – это совершенно конкретная деятельность, ради определенных целей, и имеет, как результат таких «властных решений» – совершенно определенные земные плоды, всеми зримые.

Да, мы веруем, что Пресвятая Дева Своими молитвами сохраняет православных и их государства под Своим Покровом. Это Она не раз являла в случаях Своей чудесной помощи, когда абсолютно все земные способы сопротивления злобным врагам были исчерпаны. Недаром в величайшем произведении христианской догматической поэзии, Великом покаянном каноне Прп. Андрея Критского, завершающий его последний тропарь («богородичен») звучит так: «Град Твой сохраняй Богородительнице Пречистая; в тебе бо сей верно царствуяй, в Тебе и утверждается, и Тобою побеждаяй, побеждает всякое искушение, и пленяет ратники, и проходит послушание.» (выделено - А.М.). Многим православным мiрянам (и читающим его иереям Вел. Постом порою тоже) даже невдомек, что эта дивная песнь – относится именно к Помазаннику Божию и к столице Империи Константинополю («град Твой»). В котором Император («сей») «верно» – т.е. православно – царствует, в Богородице – т.е. в Ее всесильной помощи – утверждается; и Богородицею же, силою Ее всесильных молитв, побеждает и искушения, и «ратующих», т.е. – воюющих на Царя и Империю врагов. И замечателен последний мазок этого стиха «и проходит послушание», т.е. здесь говорится, что такое служение Помазанника Божия – это вид Его послушания Церкви и Самой Божией Матери! И только торопливость и, видимо, безграмотность цареборцев февраля 1917 г. – не дала им изуродовать это место Великого канона, как ими испорчены многие другие места в церковных службах. Показательно, что Император здесь упомянут прикровенно – «Сей», что замечательно: за 13 веков (с появления этого канона) Царей сменилось много, с разными именами (не менять же каждый раз это место в каноне), но сама суть их служения Церкви и Пречистой – всегда неизменна. И все это ясно говорит именно о том, что под особым покровительством Пречистой находится именно Царская власть, но никак не многомятежная толпа богоборцев, эту власть уничтожившая, и после этого захотевшая «хорошей жизни».

А изображать дело так, словно народ, после такого предательства, как отдание своего Святого Государя на убийство антихристу, да еще после этого разорившего в бесновании безчисленное количество святынь, покрывавших некогда Русскую землю, – достоин того, чтобы им, в таком его нераскаянном состоянии, правила Сама Пресвятая Богородица?! Ну, извините, то какое-то крайнее недомыслие. Это если выражаться еще чрезвычайно мягко…

Да и «плоды» такого, якобы «Ее», правления – очень странные, согласитесь. Положение в стране таково, что впору срочно вызывать антикризисного менеджера, как сейчас изысканно выражаются. Впрочем, некоторые полагают, что уже так и есть, и антикризисное «внешнее управление» таким банкротом как РФ – давно действует. Но неужели мы в том станем винить Пречистую – что это происходит, как результат Ее управления? Да не будет!

Спасибо о. Петру А. в конце статьи за добрую фразу: «Царь-мученик Николай II имеет столько добродетелей истинных, что не нуждается в добродетелях ложных». Совершенно верно. А заканчивает о. Петр эту статью перечисление того, за что, с его точки зрения, Государь с семьей свят: «…прославились они: смирением, терпением скорбей, незлобием, нищелюбием, милосердием к страждущим, а особенно — верностью Матери-Церкви». О. Петр еще забыл здесь упомянуть о такой их добродетели, как любовь к домашним животным…

Но если серьезно, то ответим на этот парад православной косметики такой аналогией. Представим себе, что пойдет речь о канонизации великого нашего стратилата, российского генералиссимуса Александра Васильевича Суворова. А в перечислении причин канонизации – и были бы дословно приведены те добродетели, что о. Петр А. отнес к царственным мученикам (а они действительно полностью относятся к Суворову). И было бы сказано: вот за эти-то добродетели, а не за дивные победы врагов Православной Русской Империи (агарян, еретиков – католиков и лютеран, и богоборцев французов) – и помнит русский народ и его армия раба Божия воина Александра, за них его Господь и прославил. Что бы ответил на такое «благочестивое открытие» русский воин и простой народ? Не покрутил бы пальцем у виска?

А ведь подобное утверждение, по своей сути, – гораздо менее кощунственно: Суворов же не был Помазанником Божиим. Он же не нес своего служения персонально перед Богом, а только перед своими Государями и Россией.

Вот до какого абсурда можно дойти с прославлением святых, если такое великое дело творить с политическими пристрастиями. А причина одна – внутренний антимонархизм, получивший свою «законную» прописку в сознании некоторых пастырей.

Александр Махотин.

Просмотров: 403

Поддержите культурно-просветительный сайт.




Комментарии пользователей




Похожие новости

06.02.2018 11:32

Новости экуменической ереси: папа Римский обратился к Господу как к «отцу всех конфессий»

12.01.2018 07:47

Архиепископ Аверкий (Таушев) поведал о нашем страшном времени

03.02.2015 10:53 <p>Максим Исповедник был непримиримым борцом с ересями</p>

Сегодня Православная Церковь празднует память преподобного Максима Исповедника

17.12.2014 10:44 <p>Святитель известен как борец с ересью жидовствующих</p>

Сегодня Православная Церковь совершает память святителя Геннадия, архиепископа Новгородского

22.08.2012 07:15 Русское Православное движение намерено блюсти порядок в столице и области

Москва будет патрулироваться православными дружинами?

7523-й год от сотворения мира
2014-й год от Рождества Христова