Московскiя Въдомости
16+

Мученические подвиги военных священников

25 Января 2018, 18:41 # / Новости / Русский мир / В России / 21255.html

В настоящее время неизвестно точное число новомучеников и исповедников, которые служили в армии и на флоте пастырями в военные годы.

До революции военное духовенство подразделялось на кадровое, находившееся при воинских частях в мирное время, и призванное в годы Первой мировой войны. Так вот в число первых к началу военных действий входили 730 священников и 150 диаконов, а в число вторых – более пяти тысяч человек. И даже эти цифры не точны, так как священники постоянно менялись, на место погибших или раненных приходили новые, кто-то появлялся на фронте не по линии военно-духовного ведомства.

И тем более малоизвестными являются факты, что многие священнослужители, подвергшиеся в годы воинствующего безбожия гонениям, были на полях сражений. О личностях священнослужителей, несправедливо забытых, рассказал Андрей Кострюков.

Архиепископ Зиновий (Дроздов), умерший в сталинским лагерях, являлся корабельным иеромонахом в Русско-Японской войне и проделал огромный путь на госпитальном судне «Орел от Балтики до Цусимы. Затем был в плену и в письмах «С эскадрой до Цусимы» поделился яркими воспоминаниями.  Расстрелянный большевиками русский философ священник Павел Флоренский в военные годы служил в санитарном поезде. В 1917 году архиепископ священномученик Петр (Зверев) был проповедником Особой армии на фронте. Аналогичную должность занимал и протоиерей Валентин Свенцицкий, принявший свою смерть в ссылке после долгих гонений.  А в 1914 году проповедником и позже священником лейб-гвардии Финляндского полка был будущий митрополит, иеромонах Николай (Ярушевич)

После революции 1917 года Временное правительство хоть и продолжало содержать военных священников, но и всячески способствовало тому, чтобы солдаты не слушали «попов и офицеров». В тот роковой год, каким бы он ни был кровавым, военных священников практически не трогали. Единственным случаем стало убийство солдатами священника 175-го Батуринского полка Николая Петровского, и то, по всей видимости, с целью ограбления. 

А вот издевались над слугами Господа постоянно. Священника Николая Вешкельского арестовали за то, что тот после службы раздал солдатам листовки, в которых в числе прочего содержалось прошение за царя. А протоиерея Иоанна Юхновского изгнали из госпиталя за сделанное солдату замечание о неснятой шапке перед святыми дарами, необходимыми для причащения раненого.

Несчастных, верных своему долгу священнослужителей, называли «воронами-дармоедами», из-за чего священник 2-й Латышской стрелковой бригады Андрей Янсон просил избавить его от этой службы.

О нерадивости к храму и лени к молитве солдат говорил священнослужитель 2-го отдельного батальона Сергий Белозеров, также изгнанный со службы ввиду отсутствия необходимости в нем. О враждебности бойцов к нему рапортовал военный священник 734-го полка Иаков Амосов.

От богоотступнической власти пострадал и протоиерей 85-го Выборгского полка Василий Криницкий, доведенный до беспамятства, приведшего к самоубийству.

Солдаты уклонялись от проповедей и требовали от священнослужителей бесед о разделении земель, из-за чего зачастую последним приходилось убегать, чтобы только спасти свою жизнь, рассказывал протоирей Иоанн Голубев.

Но были и случаи-исключения.  Так, в 1917 году ставший впоследствии архиепископом иеромонах Тихон (Шарапов) нес службу в 177-м Изборском полку. Ему удалось получить покаяние от ударившихся в неверие солдат, а также создать «Братство Христа Спасителя», преследующее своей целью религиозное просвещение. Не допустили увольнения иеромонаха Макария (Кожина) пасомые, не пожелавшие остаться без того, кому они доверяли, и кого бесконечно любили.

Но чаще всего случалась трагедия. Приняли мученическую смерть за веру: протоиерей Михаил Чафранов из Севастополя, причащавший приговоренных к убийству матросов, главный священник Юго-западного фронта протоиерей Василий Грифцов, расстрелянный красноармейцами.

В 1918 году новая власть окончательно избавилась от военных священников, упразднив эту должность, заселив на их место «пастырей»-комиссаров.  Священнослужители, еще остававшиеся на полях сражений, хорошо понимали уготованную им участь, и кто успевал – бежал.

Протопресвитер Георгий Шавельский рассказывал о том, как был предупрежден учителем духовной семинарии Махаевым о готовящемся расстреле. Ему пришлось остричь бороду и, переодевшись крестьянином, бежать.

Красный террор в 1918 унес жизни священномучеников: настоятеля военного Адмиралтейского собора в Санкт-Петербурге протоиерея Алексия Ставровского, героя русско-японской войны протоиерея Сергия Флоринского, протоиерея Алексия Сабурова, а также иереев Николая Пробатова и Стефана Хитрова.

Много служителей Божиих пали жертвами сталинских лагерей. В 1929 году в Соловецком лагере скончался священномученик архиепископ Воронежский Петр (Зверев). 1937 год унес жизни священномучеников епископов  Тульского Онисима (Пылаева), Бежецкого Аркадия (Остальского), Екатеринбургского Аркадия (Ершова), Екатеринославского Макария (Кармазина). В их числе были и протоиерей Василий Ягодин, преподобномученик, игумен Гавриил (Владимиров).

В следующий год жертвами репрессий стали преподобномученик иеромонах Иоасаф (Шахов), епископ Белгородский Антоний (Панкеев), иерей Павел Иванов, иерей Александр Саульский, иерей Илия Бенеманский.

К числу испытавших горькие страдания в период гонений богоборческой власти относятся святитель Иона (Покровский), которого представители изуверской власти арестовали в Перми в 1918 году и жестоко избили, после чего отправили в Тюмень, где его освободили белогвардейцы. С тех пор он стал занимать пост военного священника в Белой армии. В 1996 году за границей епископа, в сан которого тот был произведен в 1922 году, причислили к лику святых.

Тяжелая участь постигла и протоиерея Романа Медведя, который в дореволюционные годы служил благочинным Черноморского флота. В 1917 году матросы намеревались устроить над ним расправу, но тот чудом спасся и сумел выбраться в Москву, где стал основателем православного братства.  В 1931 году его арестовали и бросили в лагерь. Там он провел пять лет, вернувшись домой инвалидом.  Спустя год несчастный умер.

По сведениям, приводимым протопресвитером Георгием Шавельским, в Петрограде после революции из 40 военных священников не выжил никто.

Пережить период гонений богоборческой власти удалось немногим. В их числе: митрополит Нестор (Анисимов), стоявший во главе санитарного отряда в Первую мировую, преподобный Сергий (Сребрянский), во время русско-японской войны бывший полковым священником. Последний провел в лагерях 16 лет своей жизни.

Базы данных «За Христа пострадавшие» насчитывает 70 военных священнослужителей, претерпевших гонения от коммунистической власти, 18 из которых стали впоследствии святыми.

К счастью в наше время институт военных священнослужителей возрождается. И со временем он должен будет крепнуть и увеличиваться. Автор статьи предложил задуматься об установлении особой даты памяти священномучеников, находившихся на полях сражений.

Просмотров: 292

Поддержите культурно-просветительный сайт.




Комментарии пользователей




Похожие новости

11.05.2018 15:18

О православных священниках в годы Великой Отечественной войны

20.04.2018 16:50

Наталья Иртенина о кресте и венце над Уралом

19.03.2018 11:13

Протоиерей Николай Булгаков о Державной иконе Божией Матери и раскрытии духовного смысла Русской катастрофы

13.03.2018 11:30

В Москве прошла конференция и открылась выставка, посвященная революции 1917 года и судьбе русского казачества

15.02.2018 14:57

В Пензе православные пройдут Крестным ходом в память о мученическом подвиге Церкви Русской

09.02.2018 15:14

СБУ завела дело на украинского священника за открытку с георгиевской лентой

06.02.2018 09:44

Мощи зверски убитых большевиками священников выставят в пермском храме

22.01.2018 13:49

22 января мы вспоминаем трагические события 1905 года на Дворцовой площади Петербурга

10.01.2018 20:43

В Рождественской Литургии в Храме Христа Спасителя приняли участие католические священники

7523-й год от сотворения мира
2014-й год от Рождества Христова