Московскiя Въдомости
16+

Научное собрание 18 июня «Екатеринбургские останки: где правда, а где вымысел?

 

 

Вступительное слово Бойко-Великого Василия Вадимовича на конференции 22 апреля 2018 года "Останков Царской Семьи нет! Стоматологическая экспертиза"

Будет ли в июне 2018 года внеочередной Архиерейский Собор признавать «екатеринбургские останки» Царскими?

         Сегодня уже третье научное собрание, которое посвящено Царственным мученикам, «екатеринбургским останкам», которые в 1990-х годах Правительственная комиссия Бориса Немцова признала якобы царскими. Но Русская Православная Церковь,  не признавала их. Более того, есть не отмененное решение Синода Русской Православной Церкви от 1998 года, где высказана рекомендация Правительственной комиссии, захоронить «екатеринбургские останки» в могиле, на которой написать «Имена Господи ты Сам веси».  В 1998 году их захоронили в Петропавловском соборе в Санкт-Петербурге в притворе. Хотя, как говорят, по настоятельной рекомендации Патриарха Алексия II, Борис Ельцин не упоминал имя Царя и Царской семьи на похоронах. Священники, которые служили панихиду, служили ее просто по умершим людям, не произнося никаких имен.

Насколько я знаю, в 2016 году все останки были извлечены оттуда и сейчас находятся в одном из судебно-медицинских моргов Санкт-Петербурга, где продолжаются исследования. Начались они в 2015 году, была создана новая Правительственная комиссия под руководством вице-премьера Сергея Приходько, который уже в начале определил даты захоронения. Первая дата  в сентябре 2015 года. Не захоронены останки, которые некоторые считают, что принадлежат Цесаревичу Алексею и Цесаревне Марии.

Нашли 150 г косточек в 2007 году в том же Поросёнковом логе, недалеко от первоначального захоронения. И почему-то сразу, я помню, как в газетах написали, раз косточки рядом с этой могилой под шпалами, то это косточки Цесаревича Алексея и Цесаревны Марии. Еще до всех экспертиз и исследований, которые проводились над этими несколькими косточками, газеты написали, со слов В. Соловьева, который вел тогда следствие, что это кости именно членов Царской Семьи.

Потом, насколько мне известно, когда встал вопрос о захоронении этих косточек, была встреча в марте 2008 года президента В.В. Путина с Патриархом Алексием II, и Патриарх убедил отложить этот вопрос для будущего поколения. Этот вопрос практически не поднимался семь лет. Но потом был поднят главой ГАРФа С.В.Мироненко, который выступил вместе с протоиереем Всеволодом Чаплиным, тогда руководителем Синодального отдела при Патриархии по взаимодействию Церкви и общества и встал вопрос, почему в ГАРФе находятся эти останки. Это действительно, наверное, не правильно, не важно, что это за люди, чьи это косточки. Конечно в ГАРФе им было не место. И почему-то решили, раз им не место в ГАРФе, значит им сразу место в Царской усыпальнице. Общественность выступила против, было много выступлений, статей, была проведена пресс-конференция епископом Тихоном (Шевкуновым) вместе с известным историком, академиком В.В.Алексеевым, который работает в Екатеринбурге, где было сказано, что никаких четких доказательств, что эти косточки могут принадлежать Царской Семье нет.

         Наш Фонд тогда же в ноябре 2015 года провел конференцию в Манеже, в рамках выставки «Православная Русь». На ней выступали известный медик, эксперт В. Попов, историки П.В. Мультатули, Л.Е. Болотин и многие другие сегодняшние докладчики. После двух этих выступлений, следователя В.Соловьева отстранили от следствия, некоторые священники предали его анафеме, за его беззаконные действия в попытке признать неизвестно что Царскими останками. Ввиду серьезных претензий к нему, назначен новый следователь по особо важным делам при руководителе Следственного комитета М.В.Молодцова, а курировать следствие назначен заместитель А.И.Бастрыкина – И.В.Краснов. Сменили номер дела (предыдущий заканчивался на 666) на длинный.  Следствие третий год ведет целый ряд экспертиз, была вскрыта могила Императора Александра III, были взяты пробы с его черепа для генетических экспертиз и заново теперь идет историческая, судебно-медицинская экспертизы. В 2015 году создана Церковная комиссия, секретарем которой сначала был протоиерей Всеволод Чаплин, а с ноября 2015 года епископ Тихон Шевкунов.

         Надо сказать, что инициаторы новой попытки захоронения останков - глава ГАРФа С.В.Мироненко и протоиерей Всеволод Чаплин - лишились своих постов, один к началу 2016 года, другой к концу 2015 года. На мой взгляд это был промысел Божий.

         Наверное, многие помнят в июне 2017 года, в этом же зале прошла конференция на эту же тему, где выступало много докладчиков, где главным вопросом, который мы поставили перед священноначалием, перед Президентом Владимиром Путиным, было обращение, что если идет какое-то следствие, то нужно его вести открыто. Весь народ уже должен знать и никаких тайн быть не должно. 100 лет прошло, какие могут быть тайны?! Народ должен знать все, что касается злодейского убийства Царственных Мучеников. Вектор должен быть перемещен с идентификации останков, которая конечно является важной темой, на все обстоятельства убийства Царской Семьи: кто отдавал команды, кто участвовал, кто исполнял? Надо сказать, что нас услышали и не только нас, многие выступали. Двум видным деятелям православной общественности, главному редактору Русской народной линии А.Д. Степанову и историку Л.Е. Болотину было поручено епископом Тихоном (Шевкуновым) взять интервью у экспертов, что они успешно и сделали. Большая им благодарность за это. Эти интервью были опубликованы, может быть еще не все, и что-то будет еще опубликовано, мы сегодня, наверное, услышим А.Д. Степанова. Они раскрыли много нового, в частности, что обнаружены рубцы на черепе № 4, который приписывается Императору. Многие эксперты, по-моему, В.Л.Попов, В.Н.Трезубов, Д.В.Пежемский, считают, что это рубцы, оставленные от сабли японского полицейского, когда было покушение тогда еще на Наследника Николая Александровича в японском городу Оцу в 1981 году.

         Также приводились и другие данные, была очень интересная содержательная конференция в Сретенской духовной семинарии, которую вел святейший Патриарх Московский и Всея Руси Кирилл, в котором участвовало много митрополитов, епископов, мирян и большинство экспертов следствия. Была также возможность оппонентам задать несколько вопросов. Это было все в прямом эфире, очень интересно было слушать, важно, полезно. Но как мне кажется, был некий перекос, потому, что, например, эксперту Л.А.Лыковой давали 40 минут, а другим историкам, которые могли критиковать дали 2-3 минуты, максимум 5. Здесь конечно должен быть некий баланс, потому что осталось чувство невысказанности. Хотя допустили достаточно много оппонентов к нынешним экспертам, но далеко не всех. Примерно половина на половину. Писали специально письмо от нашего Фонда и просили допустить всех, из этого нашего списка в письме допустили только 30%. Остальным отказали без причины. Остается налет некой недосказанности, некой тайны и у некоторых возникает вопрос, что и от Патриарха что-то пытаются скрыть? Патриарх активно участвовал в конференции, задавал вопросы экспертам, и увы действующие эксперты на большинство вопросов Патриарха четко ответить не смогли.

         Конференции будут продолжаться, потому что остается много вопросов, в том числе по исторической экспертизе. Удивляет, что следствие идет три года и из новых экспертов вовлечено только двое или трое, это антрополог Д.В.Пежемский, историк Е.В.Пчелов, все остальные эксперты, которые работали с В.Соловьевым так или иначе в 1990-х годах. Некоторые уже умерли. Поэтому мы собирая эту конференцию, поставили себе принципом сделать именно баланс выступающих. Мы пригласили всех экспертов следствия и антропологов, и судебно-медицинских экспертов, и историков, и всех видных профессиональных оппонентов. Но, к сожалению, из тех экспертов, которые непосредственно работают со следствием, половина не ответила на наше предложение. Пчелов и Попов сказали, что заняты и не смогут присутствовать, а Л.А.Лыкова сказала, что ей не разрешает участвовать в конференции М.В.Молодцова.  Услышав такой ответ г-жи Лыковой, десять дней назад мы отправили представление руководителю Следственного комитета Александру Бастрыкину с просьбой, чтобы он разрешил экспертам выступать не только в Сретенском монастыре и давать интервью не только двум журналистам, но и как-то по-другому высказывать свое мнение и давать оценки.  Я не хочу сказать, что все эксперты молчат, вот, например, В.Л.Попов давал достаточно много интервью и не только А.Д.Степанову, и Д.В.Пежемский давал, но они все закончились в феврале. А время идет и настойчиво циркулируют слухи, что Синод в июне месяце будет решать вопрос о захоронении этих останков и признание их мощами. То есть эта пауза, информационный занавес, который опустился в последнее время, если не считать интервью В.Л.Попова и Д.В.Пежемского у многих вызывает озабоченность, что готовится внезапное и решительное действие, что в июне Синод созовет внеочередной Архиерейский собор, на котором все будет решено быстро и однозначно без особых дискуссий. Может это не так. А.Д. Степанов выступал со статьей на Русской народной линии, он это опровергает, по его данным следствие будет идти столько сколько необходимо. Однако с конференции в Сретенском монастыре прошло почти пять месяцев, это достаточно большой срок, потому что иные вопросы идентификации останков по другим делам решаются вообще за три месяца, а тут их пытаются идентифицировать с 1991 года, то есть 27 лет, и достоверных результатов со стороны следствия пока не видно.

         На прошлой конференции обсуждались два подхода: строгий научный подход, которые не принимает вопрос духовности, а говорит черное – черное, белое – белое. Конечно, важно было посмотреть на основе каких экспертиз вынесло свое решение Правительственная комиссия Б.Немцова. Надо сказать, что она приняла решение тогда опубликовать материалы, на основе которых было вынесено решение. И действительно появилась книжка «Покаяние», около 150 страниц экспертиз. К сожалению, в ней были опубликованы далеко не все материалы, хотя большое спасибо и за такую книгу, там много важного. Нам удалось достать редкое издание, их было всего несколько десятков экземпляров, которые эксперты для себя издали, там опубликованы экспертные заключения, которые были у Правительственной комиссии в 1998 году. На днях мы ее опубликовали, это «белая книга», здесь 500 страниц экспертиз, на основе которых было вынесено решение Правительственной комиссии в 1998 году. Сегодня многие эксперты, которые будут выступать, составили свои доклады на основе рецензирования этих экспертных заключений. Надо сказать, что они дадут свою оценку экспертным заключениям 1990-х годов. Но, что меня конечно удивило, что в экспертизах заранее ставят задачу: определите какие девять скелетов из одиннадцати человек кому принадлежат (одиннадцать кто был убит в Ипатьевском доме.) То есть не ставится вопрос, кому они принадлежат вообще, а кому они принадлежат из одиннадцати замученных членов Царской Семьи и их верных слуг. Достаточно ангажированная постановка вопроса. 

Спаси Бог!

 

Президент Русского

Культурно-просветительного фонда

имени Святого Василия Великого

Василий Бойко-Великий

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Выступление писателя, публициста Корн Виктора Ивановича на конференции "Останков Царской Семьи нет! Стоматологическая экспертиза"

 «Мостик из шпал» как камень преткновения для организаторов

     Ситуацию с сокрытием следов Екатеринбургского злодеяния можно сформулировать следующим образом: «Способ решения проблемы «екатеринбургских останков» не отвечает главному ее условию и находится с ней в неустранимом противоречии» (выделено, здесь и далее – В.К.).
     Главное условие решения проблемы  «екатеринбургских останков», с оглядкой на прожитые годы, высказал в 1964 году бывший  член коллегии УралОблЧК, 77-ти летний И.И. Родзинский: «Паче чаяния, если бы белогвардейцы обнаружили бы эти останки, знаете, что бы они устроили? Мощи. Крестные ходы, использовали бы и темноту деревенскую. Поэтому вопрос о сокрытии следов был важнее даже самого даже выполнения… А об этом и не думали. И это дело пошло на откуп Ермакову» [1].
     В том, что «не думали» слукавил Исай Иделевич – участник «захоронения» екатеринбургских останков, следователь УралОблЧК и времен Гражданской войны - троек ревтрибуналов Красной армии Троцкого, прошедший чистилище НКВД, переживший всех участников екатеринбургского злодеяния. В той беседе в Радиокомитете СССР, в мае 1964 года, Родзинский ни единым словом не обмолвился о цели пребывания Голощекина на руднике с вечера 18-го июля до утра 19-го, куда он его сопровождал и которого потом дожидался у кромки лесного урочища Четыре Брата Коптяковского леса.
     «Мостик из шпал», вопреки задуманному, стал препятствием на пути к достижению цели организаторов Екатеринбургского злодеяния: убедить русский народ в том, что именно там сокрыты останки членов Царской семьи. Причина этой, образно говоря, «неудачи» в том, что руководителем «всего этого дела» был не автор «мостика из шпал», претендующий на ведущую роль не только в убийстве, но и в деле сокрытия останков злодеяния Юровский, а «товарищ Филипп». Документы следствия Н.А. Соколова, которые  проигнорировал следователь В.Н. Соловьев, свидетельствуют о том, что это по плану Голощекина и под его руководством, останки Царской семьи были сожжены на руднике в течение суток 18-го и до утра 19-го июля 1918 года.
     Тот факт, что устройство захоронения, как будет показано ниже, с укладкой в яму поверх останков сплошных слоев из бревешек и шпал, позволяло в дальнейшем производить вскрытие «мостика из шпал» с целью манипуляций с останками, как и обезображивание их серной кислотой и разрушение костей лиц и черепов – все это свидетельствует о наличие в захоронении не подлинных останков Царской семьи.
     Военный комиссар Голощекин подал заявку комиссару снабжения фронта Горбунову, переданную им поздно вечером 16 июля, до полночи, дежурному по Управлению: «…подать 3 больших и 2 малых грузовых автомобиля к зданию 1-ой гимназии, где помещалась канцелярия Горбунова… в телефонограмме говорилось о подаче 2 бочек бензина на одном из грузовиков» [2], - показал Н.А. Соколову на допросе дежурный по Управлению Петр Алексеевич Леонов.
    Подобрал Голощекин и «специалиста по сжиганию», на что указывает Юровский в «Воспоминаниях 1922 года»: «Позднее тов. Филипп предложил одного товарища, который должен был каким-то другим способом уничтожить трупы» [3]. Этот «товарищ» – комиссар УралОблЧК Д.М. Павлушин фигурирует во всех документах Юровского и в воспоминаниях чекиста Г. Сухорукова.
     На эту фразу Юровского, с постановкой в ней требования - «должен был уничтожить трупы» - не обратило внимания прошлое многолетнее следствие, но, возможно, сделает это новое расследование, призывающее рассматривать все три документа Юровского во взаимосвязи их между собою.
     Для сожжения «другим способом», сыну уральского купца из Красноуфимска Дмитрию Михайловичу Полушину, понадобился целый чекистский отряд из 14-ти человек, большое число коробков и несколько дрог. Более того, 18-го июля, около полудня на рудник, к шахте,  приехал грузовик, в кузове которого «что-то такое было, покрытое брезентом» [4].       

     Тщательное, ответственное сокрытие места погребения тел, в котором не было останков членов Царской семьи, потеряло свою актуальность для «захоронщиков», о чем свидетельствует выбор ими не надежного места расположения «мостика из шпал»: «От места пересечения с железной дорогой… саженях в 100 (около 200 м – В.К.) ближе к Верх-Исетскому заводу». Там, в будке около переезда, до утра 19-го июля, когда были закончены работы по захоронению в Поросенковом логу, вместе со сторожем и его семьей, находилось много людей, задержанных при следовании в деревню Коптяки.
     Преднамеренность выбора места захоронения останков, именно в Поросенковом логу, не без учета его насмешливого народного прозвища, подтверждает маршрут движения автомобиля с кавалькадой телег, коробков и дрог, который пролегал не по «времянке» – той дороги, по которой ранним утром 17-го июля Фиат Люханова ехал на рудник, а через переезд и лог: там, в его низинке, в «топком месте», и засел, якобы, грузовик.
     Об этом же говориться в «Записке»: «Ехали (от рудника - В.К.) с трудом, вымащивая опасные места шпалами...» и в Воспоминаниях 1922 года: «Однако по пути было болото. Поэтому мы взяли с собой шпал, чтобы выложить это место». Следователь Н.А. Соколов прошел пешком весь путь до рудника и засвидетельствовал тот факт, что дорога была вполне доступной для проезда, даже в дождливую погоду. «Болото», по выражению Юровского, было в том месте, где заранее было намечено сооружение «мостика из шпал».     
     Вместе с тем, в «Записке» сказано, что выбор места был вынужденным: после того, как в логу «машина  застряла окончательно, оставалось не доезжая шахт хоронить или жечь…» Но ранее, в той же Записке, описывая поездку коменданта на «глубокие шахты», говорится иначе: «На случай, если бы не удался план с шахтами, решено было трупы сжечь или хоронить в глинистых ямах, наполненных водой, предварительно обезобразив трупы до неузнаваемости серной кислотой» [5].       .
     План захоронения в «глубоких шахтах», о чем говориться в «Записке», не удался: там были сторожа, недалеко от шахт жили люди, которых надо было арестовать и выселить оттуда; для изоляции шахт требовалось оцепление всего того района. Поездка на эти шахты коменданта была выдумана для сокрытия тех дел, которыми занимался Юровский в Екатеринбурге 17-го и 18-го июля, о чем доносил Н.А. Соколову агент И.М. Сретенский.
     Как выяснилось, серная кислота в деревянных ящиках, ее первая партия, дворником Черных, работающим у Войкова, на простой телеге была доставлена «…до леса, а дальше его не пустили» в ночь на 18-е июля. В это же время, туда же,  на рессорном экипаже Войкова, в сопровождении двоих мужчин и одного верхового отправился Юровский, по словам помощника Войкова Зимина: «…публику на тот свет отправлять» [6].
     Несомненно, фраза о «глинистых ямах, наполненных водой», связана с той поездкой Юровского в полночь на 18-е июля в урочище Четыре Брата: именно там находились заброшенные шахты, выглядевшие как глинистые ямы, в одной из которых, на время и были, вероятно, спрятаны, «предварительно обезобразив трупы до неузнаваемости серной кислотой», двойники Царской семьи.  
     Проанализируем тексты, связанные с сооружением «мостика из шпал»

     1. Записка Юровского.

     «Часам к 7 утра яма, аршина в 2 ½ - 2 (1.8 - 1.4 м) глубины, 3 ½ (2.5 м) в квадрате, была готова. Трупы сложили в яму, облив лица и вообще все тела серной кислотой как для неузнаваемости , так и для того, чтобы предотвратить смрад от разложения (яма была неглубока). Забросав землей и хворостом, сверху наложили шпалы и несколько раз проехали - следов ямы и здесь не осталось. Секрет был сохранен вполне – этого погребения белые не нашли» [5].

     2. Воспоминания 1922 года.
    «Яму в болоте копали там, где были намощены шпалы. Выкопали яму аршина в 2 ½ (1.8

м) глубиной, аршина три (2.1 м) в квадрате... Наложили шпалы. Заровняли. Проехали.

Прочно» [3, с. 73].

     3. Доклад 1934 года.

     «…переехав полотно железной дороги снова засели вскоре… я послал натаскать шпал, чтобы покрыть место, где будут сложены трупы... Прежде чем сложить в яму остальные трупы, мы облили их серной кислотой, потом спустили в яму, снова залили их серной кислотой, яму завалили, шпалами закрыли, грузовик пустой проехал, несколько утрамбовали шпалы и поставили точку» [7].    
     4. Из воспоминаний чекиста Г.И. Сухорукова.

     «Вечером пришли грузовые автомобили, трупы были уже погружены на повозки, и мы с повозок их снова перегрузили на автомобили и поехали. Недалеко была мочажина, настланная шпалами в виде моста, и здесь-то задний грузовик, почти проехавши, застрял, все наши усилия ни к чему не привели, и решили шпалы снять, выкопать яму, сложить трупы, залить серной кислотой, закопать и снова наложить шпалы. Так было и сделано», - из воспоминаний Г.И. Сухорукова [8].
     Во всех этих документах способ сокрытия останков одинаков: после обезображивания трупов серной кислотой, яму заваливали вынутым грунтом, поверх которого, поперек ямы, укладывали шпалы и проездом по ним грузовика выравнивали их. Не отмечено никаких трудностей при копке ямы и заваливании ее, что свидетельствует об отсутствии в этом месте болота: топким был лишь поверхностный слой почвы. 

     5. А. Авдонин, глава 17 «Мы их нашли».

     «Проверка места сохранения была произведена 1 июня 1979 года... Начали работать в 10 часов. Сначала на дороге сняли верхний растительный слой с густо проросшей травой… Обнажились шпалы, они были настланы поперек дороги и находились на глубине порядка 30-40 см… Потом осторожно сняли верхний слой шпал, под ним обнаружился второй сплошной слой, лежащий вдоль дороги. Потом третий слой, но уже не шпал, а сплошь сгнивших бревешек» [9].

     Вскрытием в 1991 году было установлено: «Максимальные размеры графических очертаний (1991), практически прямоугольной, ямы составляют 2.33х1.64 м» [9, с. 167].

     6. «Отчет» археолога Л.Н. Коряковой.

     Размеры очертания и глубины ямы: «...примерно 210-220 на 150-165 см. Глубина небольшая - около метра от поверхности дороги. Северная и центральная части ямы выше южной на 20-25 см; южная часть представляла собой углубление, по длине соответствовавшее ширине всей ямы, а в ширину не превышавшее 60 см. Уровень дна в углублении был 110-127 см, тогда как в остальной части ямы - 95-100 см» [10].

     Вопрос использования стандартных шпал длиной 2.75 м для укладки нижнего слоя вдоль ямы, при ее длине 2,10-2,30 м, требует объяснения. Тот же вопрос относится и к бревешкам, уложенным вдоль ямы в самом нижнем слое. Но, интересен вопрос не только наличием у «захоронщиков» укороченных шпал и бревешек, по и тем: где, откуда они могли их взять?

     Известно, что для укладки верхнего слоя покрытия «мостика», шпалы были взяты оттуда, где они были сложены - около будки, а бревешки - из ее ограды. Определим количество шпал и бревешек, исходя из размеров покрытия «мостика» по Авдонину -2.55х2.05 м. При ширине 0.23 м стандартной шпалы, понадобилось бы 9 шпал, а с учетом перекрытия по длине ямы и для сокрытия ее краев с каждой стороны, как минимум, по шпале, всего надо было бы уложить 11 шпал, которые составили бы общую длину мостика около 2.5 м.

     Для уменьшения числа взятых шпал, были использованы бревешки толщиной, по Соколову, «вершка в 3-4 (0.13 - 0.18 м)». На фотографии мостика из книги Н.А. Соколова видны три длинных бревешка (по ширине это две шпалы), а все остальное - это шпалы, число которых не более 7. В этом случае, длина мостика (вдоль дороги) – около 2.1 м.

     Для укладки шпал и бревешек нижнего слоя, исходя из размеров ямы 2,10-2,30х1.64 м понадобилось бы еще 7 шпал длиной около 2 м и 10 бревешек толщиной 0,165 м. Взять такое число шпал (всего 14 шт.) из сложенных около будки и бревешек (всего 13 шт.) из ее ограды нельзя было из-за неизбежного появления у сторожа вопроса: куда все они потом могли подеваться? Ведь то, что было взято тогда, лежало на мостике. Определенно, шпалы и бревешки необходимой длины должны были и были заготовлены заранее.
     В Докладе 1934 года  говорится о трех планах: «глубокие шахты», «сжечь трупы» и «похоронить их группами в разных местах на проезжей дороге». Объяснение раздельного захоронения, которое и было реализовано: «чтобы белые не догадались по числу...», -скрывает тот факт, что семью двойников с четырьмя дочерями и сыном не нашли. Независимо от того, сколько останков находилось под «мостиком» было понятно, что это захоронение имело прямое отношение к убийству в Ипатьевском доме: именно в эти три июльских дня происходили события на руднике и в районе железнодорожного переезда. 

     Планировка захоронения под «мостиком» была разработана со всей тщательностью, вплоть до расчета необходимых размеров ямы, которая должна была быть минимально  возможной по объему, но достаточной для размещения там именно девяти останков. Все они должны были быть расположены на дне ямы, так как поверх тел ровно укладывались бревешки. Для перекрытия шпалами поперек ямы, той ширины - 2,5 м, как это ошибочно указано в «Записке», стандартные шпалы длиной - 2,75 м были коротки, но они надежно перекрывали яму, с ее действительной шириной - 1.64 м (по 0.55 м на твердом грунте).

     Большое значение имел и объем вынимаемого грунта, определяющий время копки ямы: в «Записке» объем ямы, размерами 2,2 м в квадрате, при средней глубине 1,6 м равен 7,74 м. куб. При размерах ямы 2.33х1.64 м (по Авдонину) и глубиной около метра, объем равен 3,8 м куб. По данным Л.Н. Коряковой, при яме в 2,2х1.64м и той же глубине, объем составил - 3.6 м куб., то есть в два раза меньше, чем по размерам, указанным в «Записке».
     Такой объем грунта вполне можно было выкопать в течение времени, которое вытекает из текста «Записки» - около 3 часов. Оставшаяся после засыпки ямы глина, скорей всего, была вывезена коробками. Только в этом случае не оставалось никаких следов от глины, оставшейся после обратной засыпки, объем которой, к тому же, увеличивали уложенные в яму шпалы и бревешки – всего около 1.2 м куб.

     При реализации плана захоронения двойников Царской Семьи большую роль играла серная кислота, при помощи которой обезображивались не только лица, но и тела, а кости лиц и черепов разрушались ударами по ним твердыми предметами. Необходимо пояснить, что для людей из окружения Царской семьи, захороненных под мостиком, двойников не подбирали: там находились их подлинные останки.

     Отдельного рассмотрения заслуживает вопрос, связанный с извлечением трех черепов в 1979 г. и возвращением их в 1980 г. с возможной подменой, для чего требовалось полное вскрытие захоронения, а не частичное, как это указывается в книге А. Авдонина. Для предотвращения возможности установления по расположению шпал и бревешек нижнего слоя того факта, какие именно черепа были подменены, все элементы этого слоя были перемешены. Вот как об этом пишет археолог Л.Н. Корякова в своем отчете.

     «Сначала мы не знали истинных масштабов разрушения - они замалчивались, и нам оставалось только недоумевать: почему контуры могильной ямы столь неестественны и нечетки, почему костные останки так сильно смещены по отношению друг к другу? Лишь спустя много времени из телеинтервью Рябова стало известно, что в 1979 г. дело не ограничилось отделением черепов от посткраниальных скелетов – уже тогда захоронение было раскопано почти полностью: то вскрытие обнажило восемь скелетов из девяти. Но летом 1991 г. мы сохраняли иллюзию, что первоначальное вскрытие было локальным» [10. С. 247].

     Далее (с. 253) Л.Н. Корякова пишет: «Состояние скелетов наводило на мысль, уже высказывавшуюся выше, что скелеты были сильно потревожены позднее, вероятно, в 1979 г. (возможно, что и раннее - В.К.). Некоторые кости отсутствовали или располагались не на месте, расстояния между ними не всегда соответствовали анатомическим нормам».
    Доказать этот факт по результатам вскрытия захоронения в 1991 г. было уже невозможно: «кощунственное и некомпетентное вмешательство в захоронение», по признанию Г. Рябова, сделало свое дело. К этому добавилось, не менее «некомпетентное» вскрытие захоронения в 1991 г. и то, в каких условиях оно производилось.
     Какова была бы судьба захоронения в Поросенковом логу в том случае, если бы не был инициирован в 1973 году поиск его места - вопрос первой важности. Действительно, ведь начатое в 1993 г. следствие с самого начала даже не пыталось установить фактический источник этой инициативы. Не была прослежена и связь вскрытия захоронения в 1991 г. с протекающими тогда в СССР событиями, закончившимися трагическим развалом страны.

Вот ключевые проблемы Царского Дела и «екатеринбурских останков», дальнейшую судьбу которых мы пытаемся сейчас определить.

     И наконец, не приведет ли к новой катастрофе признание останков святыми мощами, в противовес имеющимся историческим фактам, подтвержденными документальными свидетельствами. Вот что должно занимать наши умы и, в первую голову всех тех, кто работает над этой - судьбоносной для России темой по Царскому Делу.
Виктор Корн,
17 апреля 2018 года
____________________
[1] РГАСПИ. Ф. 588. Оп. 3. Д. 14. Подлинник / И.Ф. Плотников Правда истории. Гибель царской семьи. Екатеринбург. 2008. Т. II. С. 156.
[2] Гибель Царской Семьи «Материалы следствия по делу об убийстве Царской Семьи (Август 1918 - февраль 1920) Составитель Николай Росс. Посев 1987 Franfurkt-am-Main.

Д. 196. С. 328].
[3] «Последний царь нашел свое место», машинопись, рукопись не найдена (см. «Русская мысль, 1997, № 41/И.Ф. Плотников Правда истории… С. 72.

[4] Гибель Царской Семьи… Д. 253. С. 440.
[5] «Записка Юровского» ГАРФ. Ф. 601. Оп. 2. Д. 27. Л. 31-34/И.Ф. Плотников… С. 66.   
[6] Гибель Царской Семьи… Д. 276. С. 505 506
[7] ЦДООСО. Ф. 41. Оп. 1. Д. 150. Л. 1-33. Машинопись/ И.Ф. Плотников… С. 82.
[8] ЦДООСО. Ф. 41. Оп. 1. Д. 149. Л. 186, 186 об. Машинопись/ И.Ф. Плотников… С. 168.
[9] Авдонин А. Ганина яма. Екатеринбург, 2013. С. 138-139.

[10] Алексеев В.В. Гибель Царской Семьи. Мифы и реальность. Екатеринбург, 1993. С. 252.

Приложение:

Фотографии мостика с временной разницей в 4-5 месяцев убеждают в том, что мостик 
вскрывался, после чего шпалы на нем были аккуратно уложены заново.
 

 

 
Фото слева сделано в мае 1919 г. Соколовым, справа - Юровским в августе-сентябре 1919 г. со стоящим на нем П.З. Ермаковым.
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Выступление философа, публициста, религиозного и политического деятеля Аксючиц Виктор Владимирович на конференции "Останков Царской Семьи нет! Стоматологическая экспертиза"

ЛЕГЕНДЫ И ЗАБЛУЖДЕНИЯ ЦАРСКОГО ДЕЛА


"Многи скорби праведным, и от всех их избавит я Господь. Хранит Господь вся кости их, ни едина от них сокрушится" (Пс. 33,19-20).

Казалось бы уже давно множество перекрестных исследований и экспертиз подтвердили подлинность останков императорской семьи, почему же чем дальше от захоронения, тем больше фальсификаций и вызванных ими заблуждений? Дело в том, что по всем без исключения историческим (да и естественно научным тоже) вопросам ВСЕГДА находятся сомневающиеся и альтернативные концепции. Но только при официальном решении общепризнанной экспертной или властной инстанции альтернативные «научные» гипотезы становятся действительно маргинальными, отчего резко ограничивается распространение расстройств у психически и интеллектуально ослабленных. Дальнейшее затягивание признания Патриархией останков и официального решения государства питает все новые фантасмагории. В этом смысле придётся очередной раз разоблачить кое-что и кое-кого.

Я буду говорить о прямой лжи некоторых фигурантов общественной дискуссии, - не согласные с моими утверждениями могут встретиться со мной в суде.

Прежде всего, на последнем заседании Правительственной Комиссии по изучению вопросов связанных с исследованием и перезахоронением останков Российского Императора в 1998 году НИКТО не проголосовал против, поэтому горделивые заявления об обратном некоторых вроде бы солидных людей являются ложью.

Величайшее преступление большевиков – убийство Царской Семьи и её верных слуг сопровождалось множеством слухов и провокаций.

В своем кратком выступлении я расскажу лишь о небольшой части мифов, легенд и провокаций, сопровождавших последние дни заточения, расстрел и посмертную судьбу тел членов Царской Семьи и их верных слуг. Полное изложение требует многих томов, поэтому приведу факты в самом сжатом виде.

Еще до отречения Императора враждебные ему силы распускали клеветнические слухи о государственной измене Императорской четы. Гнусная клевета сопровождала и личную жизнь Императора и Императрицы. Клеветники представляли Николая Второго как безвольного, пьяницу, попавшего под злонамеренное влияние Императрицы. Императрица, в свою очередь, изображалась едва ли не публичной женщиной, изменявшей мужу с Григорием Распутиным. Измена мужу, по словам клеветников, сопровождалась изменой Родине. Якобы в кабинете у Императрицы стоял телефон, связанный прямым проводом с германским императором Вильгельмом II. Нет никаких сомнений – всё это оказалось ложью, но при жизни царской четы, несмотря на якобы объективное расследование, проведенное Чрезвычайной следственной комиссией Временного правителя, эта ложь о Царе не была опровергнута.

Ложь продолжалась и после ареста Семьи Императора. Во время её пребывания в Тобольске большевиками распускали слухи о том, что готовится побег Царя и где-то на полярном побережье курсирует корабль, готовый увезти Царскую Семью в Англию. Большевики Урала требовали немедленно перевести Царскую Семью в Екатеринбург якобы для того, чтобы предотвратить побег. На самом деле существовало тайное решение уральских большевиков – убить всех членов Царской Семьи во время их переезда из Тобольска в Екатеринбург. С огромным трудом и героизмом специально посланный центральной властью комиссар Василий Яковлев (Мячин) доставил Царя, Царицу, Великую княжну Марию и слуг в столицу революционного Урала. Пообещав центральной власти гарантии неприкосновенности членов Царской Семьи, уральские боевики подготовили нападение на неё по дороге из Тобольска в Тюмень, а потом собирались пустить поезд с Императором под откос. На станции Екатеринбург власти натравили на Царский поезд толпу озверевшего отребья, чтобы уничтожить Семью Николая II, представив убийство «справедливым» возмущением «революционных рабочих».

Следующая ложь родилась уже в Екатеринбурге. Сотрудники УралЧК подготовили очередную провокацию. На этот раз чекисты решили выманить Царскую Семью из дома Ипатьева. От имени офицера-монархиста большевиками были подготовлены письма, где Семье и слугам гарантировался безопасный побег из Дома особого назначения. На самом деле «побег» должен был закончиться зверским убийством где-нибудь в потайном месте. Подобный «побег» с летальным исходом пермские большевики уже опробовали на брате Царя Великом князе Михаиле Александровиче, а позднее на алапаевских узниках. Впоследствии кремлевские власти лживо объясняли как одну из причин расстрела Николая II его тесные связи с белогвардейским подпольем и даже опубликовали в газетах в качестве подтверждения фальшивые документы, подготовленные уральскими чекистами.

Власть большевиков в июле 1918 года висела на волоске и они понимали, какое шокирующие впечатление может оказать на жителей России бессудный расстрел Императора, Императрицы и их невинных детей, немыслимый в православной системе ценностей. Нельзя забывать и то, что большевики в это время терпели поражения на фронтах Гражданской войны, а над Россией вдобавок висел топор Германской армии, готовой в любое время готовой возобновить военные действия. Вряд ли Вильгельм II простил бы большевикам убийство его близких родственников – Императрицы Александры Федоровны и её детей.

После расстрела Царской Семьи и слуг кремлёвские власти официально сообщили только о расстреле Царя. В шифрованной телеграмме, направленной в Кремль, большевики Урала сообщили не только о гибели Императора, но и о гибели Императрицы и детей. Одновременно уральцы предложили Ленину и Свердлову вариант лжи о том, что Царская Семья жива и «направлена в надежное место». Эта ложь стала официальной позицией Кремля.

Звенья лжи нанизывались одно на другое. Большевики не смогли надежно скрыть трупы в заброшенной шахте. Около сотни человек видели тела погибших у Ганиной Ямы в Четырехбратском руднике. В то время, когда была расстреляна Царская Семья, к Екатеринбургу приближались войска белочехов и Сибирской армии. Цареубийцы понимали, что трупы будут найдены их противниками и секрет убийства всей Царской Семьи будет раскрыт. Большевиками Урала было принято решение сжечь и растворить тела погибших в серной кислоте. По стечению обстоятельств из этого ничего не получилось. Сожгли только тела Цесаревича Алексея и Великой княжны Марии. Всех остальных зарыли в неглубокой яме, вырытой посредине Старой Коптяковской дороги возле железнодорожного переезда  № 184.

Для тех, кто видел трупы в районе Ганиной Ямы, в ход пошла новая ложь, Красногвардейцам объяснили, разумеется под большим секретом, что все трупы сожжены, а прах выброшен в болото. Правда о том, что тела не сожжены и захоронены в Поросенковом логу, перешла в разряд государственной тайны. Она была известна только самому узкому кругу партийных руководителей.

Бывает ложь заведомая, а бывают искренние заблуждения. Колчаковский следователь Соколов, несомненно, человек честный и искренне любящий Царскую Семью ошибся. Следователь Соколов обнаружил в районе Ганиной Ямы фрагменты разрубленных и обгоревших костей и ошибочно принял их за человеческие. Эти кости никогда не исследовались колчаковским следствием и бесследно исчезли во время Второй мировой войны. По недоразумению возник ничем не подтвержденный миф о сожжении останков Царской Семьи и слуг в районе Ганиной Ямы. Этот миф продолжил другой, о том, что кости, найденные следователем Соколовым, хранятся в Брюссельском храме Иова Многострадального. Нашлись даже «очевидцы» якобы видели эти кости после Второй мировой войны. Добросовестное заблуждение Соколова породило еще одну легенду о том, что головы Царственных узников были отчленены. В развитии этой появилась еще одна легенда о том, что военный комиссар Урала Голощекин отвез головы в Кремль. Документы говорят о том, что Голощекин после июльских событий вместе с отступающими войсками переместился в Пермь и в 1918 году не появлялся в Москве и Петрограде. Ложь порождает ложь, и вот появляется некий бывший военнопленный Мейер, который якобы был «очевидцем» расчленения трупов. Иеромонах-расстрига Илиодор Труфанов, известный своими подлостью и враньем. «Иеромонах-коммунист» в эмиграции отрабатывал свои 30 сребреников, рассказывая о том, как в его присутствии в Кремле верхушка большевиков сожгла «царскую голову». Еще один «очевидец», беглый дипломат Беседовский, множество раз пойманный на лжи, живописно повествовал, ссылаясь якобы на рассказ бывшего уральского комиссара Войкова, о том как трупы членов Царской Семьи и слуг большевики рубили мясницкими топорами, а части тел бросали в костры, исходящие из уральских шахт. Историки установили, что Войков действительно был участником трагических событий. Он принимал участие в решении о расстреле Царской Семьи, однако в самом расстреле участия не принимал и мясницким топором тел не рубил. Но легенда о нем жива!

В 1928 году в ряде немецких газет и в журнале «Двуглавый орел. Вестник Высшего монархического совета» была напечатана статья «Участь Царской Головы», подписанная неким пастором то ли Куртом Руфенбургером, то ли Куртом Ризенбургом, о том, что голова Царя была сожжена, о чем был составлен официальный протокол. Этот протокол подписали Ленин, Троцкий, Зиновьев, Бухарин, Дзержинский, Каменев, Калинин и Петерс. Разумеется, никаких подтверждений этой лжи в документах вы не найдете. Существовал ли на белом свете пастор Курт Руфенбургер, не знаю, но дело его живет.

Об отчленении голов писал и французский генерал Жанен. Откуда у него могли появиться такие сведения? Разумеется, от генерала Дитерихса, который был главным информатором по Царскому делу.

Самые главные документы, это официальные бумаги «колчаковского» следствия. Никаких подтверждений версии о сожжении всех трупов, об отчленении голов в следственном деле нет. Зато есть подробные данные о том, что в ночь с 18 на 19 июля 1918 года грузовик, перевозивший трупы, застрял в Поросенковом логу, о том, что всю ночь чекисты находились там, а на месте их пребывания появился «мостик» из шпал и бревнышек. Соколов сфотографировал и описал этот «мостик». Соколов не реализовал единственную возможность найти останки Царской Семьи и прошел мимо тайных захоронений.

Ложь 1918 года о спасении членов Царской Семьи оказалась жизнеспособной и породила десятки и десятки самозванцев. Еще бы не поверить! Осенью 1918 года большевики вели переговоры с немцами об обмене великих княжон на Клару Цеткин и Розу Люксембург. Даже посол РСФСР в Германии Иоффе вконец запутался относительно судьбы Царской Семьи. Во время случайной встречи с Дзержинским Иоффе впервые услышал, что всех членов семьи Царя расстреляли. Он с недоумением спросил у руководителя ВЧК, почему он, посол, об этом ничего не знает. На это Дзержинский процитировал Ленина, сказавшего, что если Иоффе ничего неизвестно, то он «лучше врать будет». Немудрено, что если даже представители высшей партийной номенклатуры не знали происходящего, то что можно сказать о простых советских гражданах… Многие люди, в том числе мать Николая II, вдовствующая Императрица Мария Федоровна и Великий князь Николай Николаевича искренне верили в версию о «чудесном спасении». В результате в мире и появились многие десятки самозванцев, утверждавших о том, что они и есть истинные спасшиеся Романовы.

Известно, что следователь Соколов к началу 20-х годов не смог убедить мир в гибели всех членов Царской Семьи. Однако цареубийцы в эти годы, как и в 1918 году были настроены решительно. Уральским большевикам не терпелось поведать всему миру о своем «великом подвиге» - расстреле Царской Семьи. Рассказать правду о том, что теле захоронены прямо посреди проселочной дороги они не могли. Вдруг найдутся энтузиасты, найдут останки, упокоят их по православным обычаям, да еще будут поклоняться им как мощам! А рассказать-то хочется! Здесь пригодились заблуждения следователя Соколова. Большевик Павел Быков воспользовался версией Соколова и сообщил всему белу свету о том, что все тела сожжены, а прах брошен в болото возле деревни Палкино. Постепенно ложь большевиков о полном сожжении трупов завоевала весь мир и до 1991 года большая часть представителей русской эмиграции верила в полное сожжение останков Царской Семьи.

В секретных партийных и государственных архивах хранились воспоминания участников расстрела и захоронения Царской Семьи, но они были недоступны для всех людей, любящих Государя.

В 1979 году останки были найдены группой поисковиков Александра Авдонина и Гелия Рябова. Основой для поисков послужили секретные воспоминания участников уничтожения и захоронения трупов, а также топографический план из следственного дела, опубликованный в книге следователя Соколова. Место обнаружения останков точно соответствовало участку, указанному в воспоминаниях цареубийцы Юровского и месту, найденному во время осмотра следователем Соколовым и обозначенному им как «мостик из шпал» в Поросенковом логу.

Казалось бы, чудесное обнаружение останков Царской Семьи – святых Царственных Страстотерпцев, должно было вдохновить православный люд, но вызвало только серию раздоров. Причиной всему – ложь безответственных людей, сопровождавшая расследование обстоятельств гибели и захоронения. В отличие от былин древних времен, нам поименно известны сочинители легенд и вздорных слухов, не дающих добраться до объективной истины и препятствующих должному почитанию мощей русских святых. Разумеется, сочинителей разнообразного вздора нисколько не заботит соответствие их «версий» данным исторических источников и научным исследованиям.

Попытки опорочить участников обнаружения захоронения

Для того чтобы опорочить захоронение, нужно было представить инициаторов и участников поиска останков Царской Семьи в самом черном свете. Какой только грязи не вылили на головы Александра Авдонина и Гелия Рябова. Гелий Рябов из старшего лейтенанта милиции мгновенно превратился в полковника милиции или КГБ. Оказывается, Рябов искал драгоценности Царской Семьи, чтобы передать их в личное пользование партийной верхушке. По другой версии английская королева отказалась посетить Советский Союз, пока Царскую семью не похоронят достойно. Агенту КГБ Рябову выдали три отрезанных головы из тайных подвалов КГБ и он зарыл их на Старой Коптяковской дороге. Чтобы как-то отплатить Рябову за труд фальсификатора ему выдали, опять-таки из «закромов КГБ» подлинные вещи, принадлежавшие Царской Семье, чтобы у себя дома он мог продемонстрировать их иностранцам. Подчеркивалось, что Рябов и Авдонин совершили тяжкое преступление, вскрыв могилу Царя. Поток клеветы продолжается до сих пор. Какие подтверждения имеются у авторов этих грязных инсинуаций? Никаких. Прошедшее следствие доказало, что и Рябов, и Авдонин действовали самостоятельно на свой страх и риск как достойные русские люди. Вскрытие захоронения в Поросенковом логу даже в советское время не имело признаков уголовного преступления. Гелий Рябов и Александр Авдонини достойные люди и они получили полное право на уважение, открыв останки Царской Семьи и слуг и подарив православным возможность почитания русских святых.

Кого же захоронили в Поросенковом логу?

Первые фальсификации начались уже в 1991-92 годах. Тогда некий житель Екатеринбурга Вадим Винер, именующий себя профессором некой «академии истории и палеонтологии» и представителем «Императорского Союза-Ордена» в России, сделал сенсационное заявление. Замечу, что ни представителем монархической организации, ни доктором наук, ни профессором екатеринбургский «ученый» никогда не был, а следов «академии», в которой он числил себя профессором, никогда не существовало. Винер публично заявил, что у него имеется подлинник дневника участника захоронения Царской Семьи матроса Ваганова, который тот вёл в июле 1918 года. Якобы в своем «дневнике» Ваганов рассказал о том, что одновременно с Царской, была расстреляна некая купеческая семья из Екатеринбурга. Останки этой семьи и нашли Авдонин и Рябов в районе Поросенкова лога. На все требования прокуратуры, показать документ, Винер отвечал, что он находится в тайных сейфах за границей и слишком ценный, чтобы его демонстрировать просто так. То, что Ваганов был малограмотным и дневников не писал, лжеца не смущало. В конце концов, Винер признался, что «дневник Ваганова» он придумал, но ложь о «купеческом захоронении» живет. Как не странно, но идею «ложного захоронения» активно поддержал доктор исторических наук маститый ученый и академик РАН Вениамин Васильевич Алексеев. По его словам, существовал документ, где говорилось о том, что в 1946 году по заданию Кремля и лично товарища Берии, генералом КГБ Кобуловым была сделана ложная могила. Понятно, что никаких архивных источников маститый академик в своих трудах не указал, а когда речь шла о том, где же найти материалы, противоречащие основной версии, говорил примерно так: «Иди туда, не знаю куда, найди то, не знаю что…». Одновременно академик Алексеев поставил под сомнение версию о расстреле всех членов Царской Семьи и предложил заняться серьезными исследованиями множества «самозванцев» как в России, так и за границей. Источники версии академика Алексеева нашлись. Это статейка в екатеринбургской «желтой» газете начала 1990 годов. Разумеется, и там ссылок на источники не было. Действительно, в конце Великой Отечественной войны у советских спецслужб появился интерес к Российскому Императорскому Дому. Красная Армия вступила на территорию Третьего рейха. СМЕРШу поручили поиск и конфискацию на территории оккупированных СССР стран любых ценностей, принадлежащих находившимся за границей членам Дома Романовых. Спецслужбы в 1944 году затребовали данные из различных советских архивов. Этим и ограничивался интерес к Романовым. Никаких данных о том, что поиски ценностей были связаны с посмертной судьбой останков в архивных собраниях нет. Основные документы по этой теме опубликованы и находятся на хранении в ГА РФе[1].

Сейчас Алексеев оправдывается, что не говорил о спасении женщин императорской семьи, а только предлагал исследовать все версии на этот счёт. Если было бы так, то солидный академик делал правительству не солидное предложение: выделить ему большие финансовые средства для проверки заведомо фантастических (на его же взгляд) версий. И опять же, академик предлагает странные (мягко говоря) критерии «научного» отбора: среди огромного множества ходящих по миру версий исследовать только те, которые пришлись по вкусу академику. Но почему бы не включить в список и подобные: в день захоронения императорской семьи во время спектакля в театре имени Ермоловой в Москве на сцену выбежала женщина и стала кричать, что она-то и является спасенной княжной Анастасией.

Академика Алексеева активно поддержал покойный профессор Дипломатической академии РФ Владлен Сироткин. Ложь Сироткина ярко раскрашена мнимыми подробностями. Теперь уже на сцену выходит «главный тиран всех времен и народов». Сироткин заявлял: «…Сталин поручает в том же году (1946 – В. Аксючиц) соорудить под Екатеринбургом “могилу” расстрелянной царской семьи, закрывая вопрос о великой княжне. Кстати, операция “Могила” была настолько серьезной, что курировал ее сооружение (уж какие кости в нее закопали – Бог ведает) лично В.М. Молотов. После смерти Сталина операцию “Крест” почему-то прекратили. Материалы ее до сих пор за семью печатями хранятся в архиве ФСБ». Еще одна ложь! Никаких документальных подтверждений операции «Крест» не было и нет.

Свою лепту в ложь о «купеческом захоронении» внёс и церковный археолог, член Правительственной комиссии 1993-98 годов церковный археолог Сергей Алексеевич Беляев. Надо сказать, что он пользовался особым доверием у Патриарха Алексия II. Воспользовался доверием и солгал. Беляев заявил, что в архивах находятся воспоминания Анатолия Ивановича Парамонова, председателя Екатеринбургского горисполкома (1919—1920), члена ВЦИК и ЦИК СССР, в которых он прямо говорит о создании ложного захоронения в Поросенковом Логу. Об этом Беляев прямо заявил на встрече с Алексием II. Ложным оказалось не захоронение, а заявление Беляева. Воспоминаний Парамонова, подтверждающих его слова, разумеется, не существовало и не существует. Подобные «ляпы» в деятельности маститого ученого наблюдались и раньше. Так, он «поразительно точно» определил принадлежность к святым некого человека, заявив, что это святой Амвросий Оптинский. Через несколько лет разразился скандал, поскольку нашлись настоящие мощи святого.

Нередко на миллионы людей транслируется откровенный бред, что сказывается на неустойчивой психике многих. Например, через несколько лет после захоронения на РЭН ТВ историк Владлен Сироткин и князь Галицин (бывший член Правительственной комиссии) убеждали, что так называемая «грузинская княжна» является выжившей Анастасией, что она в данный момент находится на даче ФСБ в Подмосковье, что Российское правительство готовит её признание, чтобы с её помощью вернуть «царское золото» и «царские миллиарды» в западных банках. При этом эти персонажи знали, что «грузинская княжна» умерла за полгода до телепередачи.

Трудно перечислить всех «псевдоученых», до сих пор с апломбом рассуждающих о «ложной могиле» и «отрезанных головах». Ни один из них не представил хоть какие-то достоверные материалы со ссылками на архивные источники. При этом их деятельность является вовсе не безобидными личными увлечениями, а наносит огромный общественный вред, порождая и распространяя всё новые мифы и фобии., вранье, запущенное в СМИ, далее «живёт» в умах, склонных к фантазированию.

 

Было ли убийство Царя ритуальным

Недавно всё медийное сообщество взволновало сообщение о том, что следствием рассматривается версия о «ритуальном» убийстве Царя. Почему эта тема остается актуальной? Дело в том, что популяризаторы «соколовского» следствия журналист английской газеты «Таймс» Роберт Вильтон и генерал Михаил Дитерихс считали, что «ритуальное» убийство Царской Семьи было совершено выходцами из тайных еврейских обществ, связанных с мировым заговором против российской монархии и православия. В основе их действий якобы лежали тайные культы убиения православных младенцев и употребления для магических целей их крови. Если проанализировать публикации в Интернете и прессе, то можно убедиться, что подобный махровый антисемитизм, связанный с якобы «ритуальным убийством Царя», существует и сегодня.

Во время осмотра «расстрельной» комнаты следователями Сергеевым и Соколовым были обнаружены некие надписи. Одна из них на немецком языке – отрывок из стихотворения Гейне: «Belsatzar ward in selbiger Nacht / Von seinen knechten ungeracht»». В переводе это означает: «Белзацар был убит этой ночью своими слугами». Вторая надпись, на мой взгляд, лишена смыслового значения. Трудно сказать, что это. Скорее всего, проба пера. Знаки невелики по размеру и были доступны для обозрения только после тщательного осмотра комнаты. Тем не менее, некоторые «горячие головы» придали им вселенское значение. Любитель каббалы и оккультизма русский полковник Михаил Скарятин вертел эти знаки и так и эдак, установил, что если знаки поставить вверх ногами и изрядно пофантазировать, то получится, что текст включает в себя буквы на арамейском, самаритянском и греческом языке и расшифровывается следующим образом: «Здесь по приказу тёмных сил Царь был принесён в жертву. О чём извещаются все народы». Во-первых, весьма сомнительно, что все народы извещались несколькими штрихами на подоконнике, доступными только для мух и пауков. Во-вторых, до сих пор не найдено ни одного исторического источника, начиная с египетских древностей до наших дней, где бы встречалось подобное сочетание букв с подобным смыслом. Российские «знатоки» древней криптологии, в том числе и участвующие в данной конференции, не затрудняют себя познаниями в древних языках. Интересно, смогут ли они перевести на арамейский, самаритянский и греческий языки хотя бы простейшие фразы из букваря, вроде, «мама мыла раму» или более близкую для древних фразу: «осел несет поклажу»? Очень сомневаюсь в этом. Тем не менее, сложнейшие вопросы древней тайнописи эти «специалисты» решают запросто. Утверждение о том, что убийство Царской Семьи носило не политический, а «ритуальный» характер – это еще одна вопиющая ложь в «Царском деле».

Еще одна ложь в «Царском деле», это то, что сигнал об убийстве Царской Семьи последовал по телефону или телеграфу от «мирового правительства» из США. Где подтверждения этого? Их нет!

Нет подтверждения и тому, что Кремлём для убийства Царской Семьи был направлен специальный отряд. На лживую «удочку», помещенную в виде «подлинных» документальных свидетельств, помещенных в книге И.Бунича «Быль беспредела или Синдром Николая II» попался даже такой опытный историк революционного движения Урала, как Иван Федорович Плотников. Плотников принял на веру байку о том, что московский чекист А.Е. Лисицын возглавил специальный кремлевский отряд и расстрелял Царя. Снова ложь! И еще один интересный факт. В следственном деле Соколова говорится о некой карете, которая непонятно как попала на Старую Коптяковскую дорогу. В карете находились люди с «черными бородами». Член Уралоблсовета Сафаров, привлекавшийся в 30-е годы к уголовной ответственности как троцкист, показал на допросе, что в Екатеринбурге у местного архиерея конфисковали карету и в этой карете разъезжал военный комиссар Урала Голощекин, что служило поводом для шуток со стороны совслужащих.

Существует множество публикаций, где в превратном свете рисуется принятие решение о расстреле Царской Семьи. Здесь и специально подобранный дом с названием дом Ипатьева (подгонка под Ипатьевский монастырь, где находился Михаил – первый русский царь из династии Романовых, и даты, и некие сатанинские обряды… Ничего этого в исторических документах нет.

Удивительно, как могло получиться, что та же уральская организация большевиков, по мнению историка П.В. Мультатули, «переполненная» «сатанистами», забыла совершить «ритуальное» убийства брата Царя Михаила Александровича и его родственников в Алапаевске.

Борьба вокруг «записки» Юровского

Битва с целью «дезавуировать» «записку» коменданта дома Ипатьева участника расстрела и захоронения Царской Семьи Якова Юровского идет уже свыше 20 лет. Начал её покойный доктор исторических наук Юрий Алексеевич Буранов. Каковы были его аргументы в пользу того, что «записка» не имеет отношения к Юровскому, а подготовлена по «партийному поручению» историком-академиком М.Н. Покровским? Никаких. Буранов не привел ни одного значимого аргумента. Он так считал и точка. Позднее по «записке» и по тексту выступления Юровского перед старыми большевиками в Екатеринбурге в 1934 году были проведены криминалистические экспертизы, которые подтвердили авторство Юровского. Факты, приведенные Юровским, совпадают с данными осмотров, приведенных в следственном деле Соколова, они нашли подтверждения и в воспоминаниях лиц, принимавших участие в расстреле и захоронении, но разве это убеждает оппонентов? Именно на том месте Поросенкова лога, о котором писал Юровский в 1991 и 2007 годах были вскрыты захоронения одиннадцати человек, погибших в злосчастную ночь в Ипатьевском доме. Исследование тел погибших полностью подтвердило утверждение Юровского о месте нахождения могил у переезда № 184. Оппонентам факты не нужны. Им интересно слушать самих себя.

«Патриоты» и «приспешники Запада» в «Царском деле»

В Интернете нередко можно найти утверждения о том, что некие «тайные силы» на Западе нашли себе в России «приспешников» и решили провести тайную, но сокрушительную операцию по дискредитации православия. Основным проводником «тайных сил» называют первого вице-премьера Бориса Николаевича Немцова. Я был его советником и курировал работу правительственной Комиссии по идентификации и захоронению останков российского императора Николая II и членов его семьи. Разумеется, я был полностью в курсе дел, связанных с работой Правительственной комиссии, расследованием уголовного дела, а также со всеми тонкостями взаимодействия Правительства России со священноначалием Русской Православной Церкви. Вся ответственность за захоронение останков Царской Семьи в Петропавловском соборе лежит не только на Борисе Немцове, но и на мне. Перед тем как поставить точку в вопросах идентификации останков, Правительство внимательнейшим образом изучило все представленные исторические и естественнонаучные материалы. Решение Правительственной комиссии, а позднее и Правительства, основывалось на результатах совокупной оценки результатов исторических исследований, антропологической, медико-криминалистической, портретной и генетической экспертиз.

Сейчас нередко утверждают, что представителям Церкви в Правительственной комиссии постоянно ставили «палки в колеса», скрывали от них необходимую информацию, отказывали в проведении нужных исследований. Это ложь. В 1995 году Святейший Патриарх Алексий II поставил перед следствием и правительством 10 вопросов, касающихся идентификации останков и выяснения исторических фактов. По каждому из этих вопросов проводились солидные научные исследования с привлечением квалифицированных специалистов. Напомню, что по инициативе Патриарха Алексия II и члена Правительственной комиссии митрополита Коломенского и Крутицкого Ювеналия после 1995 года был полностью сменен состав экспертной комиссии. Во главе основных направлений по инициативе Церкви были поставлены ведущие ученые, до этого не принимавшие участие в экспертных исследованиях. Например, направление по антропологии и ряду других направлений судебной медицины возглавил доктор медицинских наук Виктор Николаевич Звягин, до этого скептически относившийся к ранее проведенным работам. По просьбе Патриарха, генетическую экспертизу проводил лауреат Государственной премии доктор биологических наук Евгений Иванович Рогаев. За 20 лет много забылось, но напомню, что ученые постоянно контактировали с представителями Церкви и решали все, поставленные священноначалием задачи. Позицию Церкви в Правительственной комиссии представляли церковный археолог Беляев, председатель Дворянского собрания князь Голицын, заместитель министра культуры Брагин, художник Илья Глазунов, директор Института истории и археологии РАН Алексеев. Я могу смело сказать, что в 1997-98 годах работа, как следствия, так и Правительственной комиссии сосредоточилась на получении исчерпывающих данных по 10 вопросам Святейшего Патриарха. Результаты работы комиссии были доложены Немцовым, мной и следователем Соловьевым в январе 1998 года лично Святейшему Патриарху Алексию II. Помимо официального письма, в котором содержались вопросы, поставленные Священным Синодом, Святейшему Патриарху Алексию II были представлены подробные материалы исторических, судебно-медицинских, генетических и иных исследований. Святейший Патриарх в беседе, продолжавшейся около трех часов, полностью подтвердил свою уверенность в правильности сделанных Правительственной комиссии выводов. Где же здесь «злонамеренность» и «грубое обращение» со стороны Немцова и Правительственной комиссии.

В российском обществе и некоторых околоцерковных кругах произошло странное разделение. Те, кто считал, что «екатеринбургские останки» принадлежат Царской Семье и слугам, считались «созидателями фальшивых мощей». Их обвиняли в том, что они пытаются навязать православному сообществу в качестве «мощей» Царской Семьи останки неизвестных людей, обвиняли в попытках заставить молиться едва ли не дьяволу и пустить русское православие «под откос». Те же, кто не верил в истинность «екатеринбургских останков» почитали себя русскими патриотами и истинными носителями православия.

Постараюсь показать истоки этого противостояния. В начале 90-х годов, когда обрушился «железный занавес», появилась возможность тесного контакта с русскими православными людьми, проживавшими за границей. Как российские граждане, так и представители русского зарубежья тянулись друг к другу. Многие православные церковные общины, как в России, так и за рубежом выражали желание объединиться, порвать тот порочный круг времен революции 1917 года, когда множество русских были вынуждены эмигрировать и потерять всякую связь с Родиной. В начале 1990 годов я посещал многие страны зарубежья и видел теплое отношение православных Запада к православным России. Мне приходилось вести беседы со многими священнослужителями, в том числе и с первоиерархом Русской Православной Церкви заграницей митрополитом Виталием. Одним из вопросов, разделявших Церкви было отношение к Царской Семье. На Западе Императорскую Семью канонизировали, в России только начиналось обсуждение этого вопроса. Вопрос о принадлежности «екатеринбургских останков» оказался актуальным не только в России, но и на Западе. Однако далеко не все на Западе мечтали о вхождении о Москвский патриархат. Среди непримиримых противников объединения Церквей оказался и глава РПЦЗ митрополит Виталий. Митрополит Виталий, который отличался особенной непримиримостью к советской власти, к СССР...

Исключительно негативную роль в вопросе признания останков Царской Семьи святыми мощами сыграла зарубежная экспертная комиссия[2], созданная из числа потомков первой волны русских эмигрантов. Сейчас можно с большой степенью достоверности предположить, что вопросы, связанные с идентификацией Царской Семьи, стали лишь прикрытием в работе этой комиссии. Основной целью было не допустить объединения Русской Православной Церкви и Русской Православной Церкви за рубежом. Мало кто обращает внимание на название этой комиссии, а оно очень важно. Уже в нем прописано то, чем хотела заниматься комиссии. Во второй части наименования сказано, что члены комиссии собираются заняться вопросами восстановления исконного правопорядка в России. Как это ни странно, но под «исконным правопорядком» члены комиссии понимали полное подчинение демократической России интересам США. Как говорится, дерево познается по плодам его. Сегодня спустя более чем 20 лет после событий, мы видим конечные цели Зарубежной комиссии. Все её активные участники решительно выступили против объединения Церквей, а, когда оно состоялось, Колтыпин-Валловский и Магеровский вышли из РПЦЗ.

Возглавил комиссию Петр Николаевич Колтыпин-Валловский. Его отец, Николай Евгеньевич Колтыпин-Валловский еще до Второй мировой войны в качестве шпиона проникал на территорию СССР, а во время войны служил на фашистов в штабе генерала Шкуро. Сам П.Н. Колтыпин-Валловский первоначально занимался секретными разработками боеголовок американских баллистических ракет. Закончил курсы «Психологические войны действующих армий». Активно сотрудничал с Барри Голдуотером, служившем в советской печати символом агрессивной политики США. В 1972-м выдвинул свою кандидатуру в Палату представителей Конгресса США от Консервативной партии штата Коннектикут. Два десятка лет возглавлял Имперский союз, отставной полковник стратегической разведки США. Именно Колтыпин-Валловский запустил в свет легенду о том, что в конце 1980 годов Горбачев во время встречи с английской королевой услышал от нее то, что вопрос о визите королевы в СССР может быть рассмотрен только после установления судьбы останков царской семьи. Якобы, Горбачев «намек понял» и уже через две-три недели после визита в российской прессе появилось сенсационное сообщение о находке Гелия Рябова. Цель этой байки простая «замарать» и первого Президента СССР и российские спецслужбы, обвинив их в фальсификации захоронения.

Не менее колоритная личность, секретарь Российской Зарубежной Экспертной Комиссии Евгений Львович Магеровский, отставной полковник генерального штаба Армии США. Магеровский 35 лет посвятил службе в стратегической разведке, консультировал Военное министерство США в области восточно-европейских отношений. Служил оперативным офицером, затем — командиром оперативного отделения стратегической разведки. Активный противник объединения Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ) с Московским Патриархатом. За четыре года перед смертью Евгений Магеровский только в «Живом Журнале» поместил более одной тысячи комментариев против РПЦ. Евгений Магеровский, отвечавший в соответствующих структурах за работу с Русской Церковью, являлся одним из кураторов проекта под названием «Киевский патриархат», направленного на разрыв Украины с Русской Православной Церковью Московского партиархата.

Отец Евгения Магеровского, Лев Флорианович Магеровский до окончания Второй мировой войны жил в Праге и стоял у истоков создания Русского заграничного исторического архива (РЗИА). Поставлял информацию разведслужбам, направленным против СССР. При подходе Красной Армии к Праге перебрался сначала в западную зону оккупации, а позднее эмигрировал в США. Один из создателей русского Бахметьевского архива при Колумбийском университете и без малого 30 лет им заведовал.

Еще один активный участник экспертной комиссии Алексей Павлович Щербатов, полковник ЦРУ. Служил в американской разведке с 1944 года. В течение многих лет он возглавлял русское Дворянское собрание Северной Америки.

В качестве консультанта в деятельности Зарубежной комиссии активное участие принимал санкт-петербургский судебный медик профессор Вячеслав Леонидович Попов.

Деятельность Зарубежной комиссии носила своеобразный характер. Надежды на конструктивное сотрудничество с ней не оправдались.

По приглашению России члены Зарубежной комиссии Колтыпин-Валловский, Магеровский и князь Щербатов в 1995 году прибыли в Москву. Им предложили следующую программу. Они могли ознакомиться с любыми архивными материалами, побывать в Екатеринбурге и на месте с участием специалистов изучить «екатеринбургские останки», провести встречи и дискуссии с российскими учеными. Мнение членов комиссии выразил Лев Магеровский. Он заявил, что комиссия приехала не для того, чтобы изучать документы и останки, а для того, чтобы обличить русских ученых и государственных деятелей за совершенную ими фальсификацию. Ни одного значимого документа, связанного с гибелью Царской Семьи, Зарубежная комиссия не представила.

Члены комиссии настаивали на том, чтобы расследование велось в рамках американского законодательства. Они заявляли, что выводы по идентификации останков могут делать только люди, никоим образом ранее не связанные с коммунистическим режимом, не состоявшие на работе в государственных учреждениях Советского Союза. Разумеется, при таких условиях сотрудничество с Зарубежной комиссией представлялось невозможным. Тем не менее, с ней продолжали нянчится. Члены Зарубежной комиссии выступили в Правительстве, Государственной Думе, на центральных каналах радио и телевидения, заполнили своими «меморандумами» страницы ведущих газет. Не думаю, что на такую встречу могли бы рассчитывать в США патриотически мыслящие работники российских спецслужб.

В конечном счете, Колтыпин-Валловский заявил: «Наша комиссия пришла к выводу, что в России расследование шло совсем не так, как положено или как требуют специально установленные всемирные правила. Это нас насторожило, поставило в такое положение, что мы начали все больше и больше убеждаться, что захоронение, происшедшее в 1998 году, является неправильным».

Комиссию не интересовал сбор исторических материалов за рубежом, изучение работы русских экспертов. Главным было опорочить официальные органы власти, столкнуть лоб в лоб Церковь с Правительством и Президентом. Как ни странно, Зарубежная комиссия нашла в России много единомышленников, которые до сегодняшнего дня активно пропагандируют её идеи, и слово в слово используют её терминологию.

Можно с большой степенью вероятности сказать, что в своей разрушительной деятельности комиссия шла на прямой подлог.

В 2004 году появилась информация о том, что по инициативе Зарубежной комиссии в генетической лаборатории Стэнфордского университета и Лос Аламосской национальной лаборатории США Львом Животовским и Алеком Найтом был проведен сравнительный анализ данных опубликованных ДНК Императрицы Александры Федоровны и её родной сестры святой Елизаветы Федоровны. Анализ показал, что родство людей, чьи биологические препараты были использованы для анализа, полностью исключается, хотя у сестер должна быть одинаковые митохондриальные ДНК. Ряд генетических исследований показал, что данные по митохондриальным ДНК у четырех женщин и одного подростка из захоронения под Екатеринбургом полностью совпадают с подобными у членов английской королевской семьи. ДНК пальца, исследованного Животовским и Найтом, свидетельствует о том, что носитель гена не был в родстве с английской королевой Викторией. Эти исследования не ставят под сомнение того, что в Иерусалиме похоронена родная сестра Императрицы. Они говорят лишь о том, что члены Зарубежной комиссии сознательно передали генетикам биологические препараты, которые никакого отношения не имели к Великой княгине Елизавете Федоровне и членам Российского Императорского Дома. Цель такой акции ясна, поставить под сомнение результаты, полученные учеными при исследовании так называемых «екатеринбургских останков» и в конечном счете сорвать их возможное признание в качестве святых мощей. На этом этапе Зарубежная комиссия полностью добилась своей цели.

Тесно сотрудничая с Зарубежной экспертной комиссией профессор Вячеслав Попов длительное время рекламировал исследования японского профессора Тацуо Нагаи. Вместе с японским профессором он опубликовал научную статью, где подверг серьезному сомнению возможность принадлежности «екатеринбургских останков» Царской Семье». За эти «заслуги» Попов стал почетным доктором японского университета. В конце концов, оказалось, что исследование сделано на низком научном уровне и никоим образом не может претендовать на решение вопросов идентификации. Образцы останков Великого Князя Георгия, украденные профессором Поповым из морга и переданные в Японию, заведомо не были пригодны для сравнительного генетического исследования по причине их гнилостного распада.

Сейчас Вячеслав Попов пытается сидеть на двух стульях и якобы склоняется к признанию останков, но одновременно не отказывается от совместной публикации с Тацуо Нагаи. Ведь в таком случае нужно признать научную несостоятельность Тацуо Нагаи и отказаться от такого привлекательного «титула» как почетный доктор наук японского университета.

Единым фронтом с Зарубежной экспертной комиссией против признания останков выступила вдова племянника Императора Николая II Ольга Николаевна Куликовская-Романова. Сравнительные исследования ДНК крови её мужа Тихона Николаевича Куликовского-Романова и «екатеринбургских останков» показало, что Тихон Николаевич является ближайшим родственником человека, представленного скелетом № 4, о чем свидетельствует опубликованная еще в 1998 году экспертиза, проведенная лауреатом Государственной премии Евгением Рогаевым. Еще в 1995 году об этих результатах было известно Ольге Николаевны, но она ввела и вводит сейчас в заблуждение общественность и священноначалие, утверждая о «подложности» «екатеринбургских останков». Почему бы Ольге Николаевне не решить все сомнения относительно её позиции и не показать Патриарху, следствию и общественности подлинник заключения специалистов?

Напомню, что Зарубежная комиссия и Ольга Николаевна Куликовская-Романова в 1995-1998 годах добились локальной «победы». Святейший Патриарх отказался участвовать в захоронении останков Царской Семьи в Петропавловском соборе, несмотря на то, что в этой скорбной процедуре участвовал Президент России.

Интересно, что «русскими патриотами» риторика полковников ЦРУ, генерального штаба Армии США и стратегической разведки США используется в полной мере, в том числе и участниками сегодняшней конференции. Так кто же работал и работает на наших оппонентов в США, так называемые «русские патриоты» или Правительство вместе со Следственным комитетом?

«Великие опровержения»

В свое время сенсациями о «великих» исследованиях ДНК проведенных в генетической лаборатории Стэнфордского университета и Лос Аламосской национальной лаборатории в США Найтом и Животовским были заполнены многие передовицы крупных газет.

Сенсацией, якобы опровергнувшей выводы Правительственной комиссии, считали исследования, проведенные учеными Вячеславом Поповым и Тацуо Нагаи. Где они теперь эти исследования? Лопнули как мыльный пузырь. Никто из серьезных ученых в мире их не воспринимает за истину. Появились рецензии двух первых лауреатов Нобелевской премии по генетике Уотсона и Ниренберга, поддерживающие утверждения генетиков о том, что под Екатеринбургом действительно найдена Царская Семья. А кто из серьезных ученых поддержал выводы по генетике Животовского, Гилла, Попова и Тацуо Нагаи. Таких сегодня нет.

Что нам скажут стоматологи?

Последняя сенсация сегодняшнего дня – это «экспертиза» по состоянию зубов тех, кого в свое время официальные эксперты признали членами Царской Семьи. Снова «сенсация», снова броские заголовки в газетах! Взять хотя бы последнюю публикацию от 20 апреля 2018 года из «Московского комсомольца»: «Николая II подменили»: загадка царских зубов вызвала бурю».

Из ряда публикаций можно было представить, что врач-стоматолог высшей категории Эмиль Агаджанян из Санкт-Петербурга, историк Алексей Оболенский и журналист Леонид Болотин провели официальное «исследование зубочелюстной системы и историко-источниковедческое исследование».

Я поинтересовался, проводилось ли это исследование в рамках уголовного дела. Нет, не проводилось. Авторы не несут уголовной ответственности за заведомо ложное заключение. Это не экспертиза, а опубликованное частное мнение или популярный очерк на темы развития стоматологии в начале XX века. По словам участников, результаты и сделанные выводы переданы ими Святейшему Патриарху Кириллу и Церковной комиссии по исследованию «екатеринбургских останков».

Из «заключения экспертизы» Агаджаняна, Оболенского и Болотина трудно понять, на основании каких данных они пришли к выводам о том, что останки не принадлежат членам Царской Семьи и лицам из окружения.

«Эксперты» постоянно выходят за рамки своей компетенции и «учат» юристов основам правоведения. Они утверждают, что «Комиссия нарушила основной принцип генетической идентификации личности: она не рассмотрела результаты проведенной ДНК-идентификации останков по нормам судебного расследования». Почему бы умничая в этой области, не сослаться на конкретные нормы уголовно-процессуального права. Только потому, что таких норм в российском законодательстве нет.

Звучат голословные обвинения в адрес следствия и Правительственной комиссии о том, что принимая решение о захоронении останков эти государственные органы сделали выводы не проработав исторические источники.

Как человек, активно участвующий в деятельности Правительственной комиссии, я могу сказать, что историко-архивным поискам уделялось огромное внимание. По поручению Правительственной комиссии в её рамках была создана группа историков под руководством академика-секретаря РАН Ковальченко, которая подготовила экспертное заключение по архивным документам, связанным с гибелью и захоронением Царской Семьи. По поручению Правительства России были изучены документы по данной теме во всех государственных и ведомственных архивах Российской Федерации.  В научный оборот были включены сотни ранее неизвестных документов, имеющих прямое отношение к расследованию гибели Царя. Может быть, какие-то принципиально новые исторические документы и были найдены с 2015 года, но общественности об этом не известно. Утверждение о том, что «архивный поиск первым следствием и комиссией Немцова не проводился вообще..», это откровенная ложь. Удивило меня и сообщение о том, что до прошлого года исследователи не имели под рукой давным-давно известные историкам материалы по покушению на Николая в японском городе Оцу в 1891 году. Эти документы нашли известный историк и архивист Сергей Мироненко и следователь Соловьев. Они были представлены на Правительственную комиссию и активно использовались экспертами. Снова ложь. Государственным архивом Российской Федерации сканированы и выставлены в Интернете все документы, связанные с гибелью Царской Семьи, имеющие значение для идентификации и хранящиеся в российских и зарубежных архивных собраниях и у частных лиц. Нужно сделать необходимые пояснения. Большая часть материалов следственного дела Николая Соколова была вывезены за границу. Соколов систематически копировал материалы следствия и создал много дубликатов. За основу российские историки приняли описи, находящиеся в трехтомном «Реестре» следственных документов Соколова. Именно эти бумаги выставлены на сайте ГА РФа и Росархива. Там же находится большое количество документов советских государственных органов. Сейчас много говорят о томе № 10 следственного дела Соколова, находящегося в США. Эти документы в копиях были подготовлены для американского предпринимателя Генри Форда. Форд в 20-е годы вел борьбу с предпринимателями еврейского происхождения и по его просьбе Николай Соколов подготовил документы из следственного дела. Форд отказался от борьбы и материалы Соколова им использованы не были. Подлинные документы Соколова и их копии, аналогичные включенным в «том Форда», находятся в России и выставлены в Интернете. Так что легенды о том, что российские историки не располагают некими «секретными» документами из архива Форда, не имеют под собой оснований.

Я не юрист и мне трудно сделать профессиональное заключение о качестве следствия, но в итоговом постановлении следователя-криминалиста Владимира Соловьева, составляющем три увесистых тома, подробнейше проанализированы как естественно-научные, так и исторические исследования, рассмотрены все основные версии, в том числе о «ритуальном убийстве» и «чудесном спасении» членов Императорской фамилии. Закон не предписывает обязательного проведения исторической экспертизы в рамках уголовного дела. Насколько мне известно, Соловьев, готовя постановление о прекращении уголовного дела, постоянно консультировался с ведущими специалистами по истории и архивному делу, использовал экспертное заключение Правительственной комиссии и пришел к правильным выводам.

Вернемся к стоматологическим исследованиям Агаджаняна, Оболенского и Болотина. Авторы внимательно ознакомились с научным уровнем стоматологии прошлого века. Они очень интересно описали, как лечили зубы наши прабабушки и прадедушки. В их публикациях много тонких наблюдений и ценных замечаний.

Но одно дело – познавательная сторона исследования авторов, а совсем другое – полноценное проведение идентификации останков по этим исследованиям. Авторы честно говорят о том, что черепа они не видели и натурным исследованием зубочелюстной системы не занимались. Сомневаюсь, что изучение документов тех стоматологов, заключения которых они подвергают сомнению, достаточно для того, чтобы сделать окончательные выводы.

Итак, авторы утверждают, что «уже давным-давно известны механизмы профилактики и лечения пародонтита». Авторы упоминают о серьезной запущенности в лечении которую имел обладатель черепа №4. Дескать, зубные щетки, эликсиры и зубной порошок у него были, питание хорошее, значит, пародонтита быть не могло. Очень сомневаюсь, помогают ли лечению пародонтита пилка и рубка дров, а также физические упражнения, которыми любил заниматься Николай II?

Авторы не упоминают об одном важном обстоятельстве, помогали ли зубные щетки и эликсир в лечении этого заболевания, убивал ли зловредные бактерии, вызывающие пародонтит, зубной порошок? Определенно не сказано о том, насколько излечимы были тяжелые формы пародонтита в начале ХХ века.

Мы не имеем никаких исторических данных о боязни обращения Императора к врачу по поводу лечения зубов. Дентофобия Царя, как правильно пишут авторы, ничем не подтверждается. Царь лечил зубы и ему их удаляли. Зубы у Государя могли быть удалены Кострицким либо в январе 1917 г. в Царском Селе, либо в октябре 1917 г. в Тобольске, или в декабре 1917 г. стоматологом Рендель, там же в Тобольске. На зубах Николая II обнаружены пломбы, что так же подтверждает факты его общения со стоматологами.

Какие доводы привели авторы последнего заключения по стоматологии?

Во-первых они констатировали, что вся работа стоматологов находилась на уровне состояния этой отрасли в начале ХХ века. О протезировании Государыни сказано, что «уровень работы дантиста, осуществлявшего лечение женщины, которой принадлежит череп №7, довольно высокий. Но отнюдь не уникальный для стоматологии того времени!». Мы знаем, что в последние годы жизни Царскую Семью обслуживал стоматолог Кострицкий. Он высокий профессионал, но сам из Ялты – провинциального города.

Попытка авторов судить о том, кому из погибших какой череп принадлежит, явно несостоятельна и без наличия стоматологических карт и свидетельств стоматологов просто невозможна. Черепа никто не перекладывал. Черепа № 5 и № 6, извлечённые в 1979 г. вместе с черепом № 1 были в 1980 г. помещены в. в ящик и закопаны Авдониным и Рябовым. В 1991 г. они были обнаружены в этом ящике и соединены со скелетами № 5, № 6 и № 1 после констатации соответствия их первым шейным позвонкам (атлантам).

У авторов исследования нет никаких оснований «отвергать» принадлежность черепа Императора скелету № 4. Если бы они представили подлинные стоматологические карты, внятные воспоминания стоматологов, прижизненные рентгеновские снимки, тогда бы был предмет для спора. Единственное значимое упоминание о состоянии зубов Царя находится в воспоминаниях сына стоматолога Рендель: «полный рот гнилых зубов». Я должен констатировать, что оно соответствует действительности.

В основе отрицания принадлежности останков членам Царской Семьи у Агаджаняна, Оболенского и Болотина лежит их идеальное представление, в каком состоянии могла бы находиться зубная система погибших, если бы их лечил и протезировал врач такой квалификации, каким является Агаджанян. Увы, идеалы наши не всегда соответствуют действительности и сколько бы убедительными нам не казались выводы Агаджаняна, Оболенского и Болотина, в них нет самого главного – идентификации, то есть сравнительного исследования.

Вопросы об идентификации останков Императора решены другими методами. В 2008 году в генетической лаборатории армии США исследовали зуб Императора. В заключении говорится, что генотип зуба полностью соответствует посткраниальному скелету и крови на «эрмитажной» рубахе Императора. В 2015 году по сообщению прессы, проведено генетическое исследование фрагментов черепа Императора. Генотип черепа совпал с подобным генотипом посткраниального скелета и с генотипом «эрмитажной» рубахи Императора. Окончательная точка в этой истории поставлена еще в 2008 году и подтверждена в 2015 году. Очередная научно-популярная работа авторов в судьбе идентификации останков ничего не изменила, разве, что стала хорошей рекламой для стоматологов Санкт-Петербурга.

В заключение хотелось бы пожелать, чтобы с темы гибели и идентификации останков Царской Семьи, наконец, была снята завеса секретности. Странно, почему до сих пор следствие ничего не говорит о давным-давно выполненных генетических исследованиях останков Императора Александра III, останков Императора Николая II и Императрицы Александры Федоровны, «эрмитажной» рубахи Николая II, а также крови Императора Александра II, выполненных следствием с участием Церкви еще в 2015-2016 годах? Эти крайне важные материалы до сих пор засекречены. В мае 2018 года исполнится 150 лет со дня рождения Императора Николая II. Люди придут в Екатерининский придел Петропавловской крепости помолиться за него, а нам ничего неизвестно, где находятся его останки, в склепе или где-то в шкафу судебно-медицинской лаборатории. Надеюсь, что на эти вопросы общественность получит исчерпывающие ответы.

В. Аксючиц

22 апреля 2018 года

 

[1] Государственный архив Российской Федерации, г. Москва

[2] Российская Зарубежная экспертная комиссия по установлению судьбы останков членов Российского Императорского Дома убитых большевиками в Екатеринбурге 17 июля 1918 и вопросам восстановления исконного правопорядка в России – создана в 1989 году

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Выступление историка Мультатули Петра Валентиновича на конференции "Останков Царской Семьи нет! Стоматологическая экспертиза"

Хотел бы начать свой доклад с маленькой реплики, при все уважении к Виктору Владимировичу Аксючицу, если мы начнем искать американских шпионов, то тогда придется вспомнить что «екатеринбургские останки» благословил Бейкер – госсекретарь США, а экспертизы проводились в Пентагоне и в Англии.

Я долго сомневался, следует ли так часто проводить конференции, потому что недавно прошла большая конференция в Сретенском монастыре в присутствии Святейшего Патриарха, были подняты очень многие вопросы. Как мне кажется, чтобы не заболтать эту святую тему надо все-таки делать перерывы, дождаться официальных, новых заявлений и выводов комиссии. Мне бы не хотелось, чтобы этот год 150-летия со дня рождения Государя Императора Николая II святого Царя-мученика и 100-летия со дня Царской голгофы, мы бы с вами опять говорили про кости, черепа, глазницы. Начиная с 2017 года, мы говорим не о Государе, а о всякой гадости, типа «Матильды». Но, как показывает жизнь, я понял, что правильно, что эта конференция проводится.

Я много раз озвучивал свою позицию по этому вопросу, она не претерпела никаких изменений. Я постараюсь сформулировать несколько вопросов, на которые сегодня, на мой взгляд, нет никаких вменяемых ответов. Хочу сказать, что в комиссию я не вхожу и во всяком случае об этом не знаю. Я так понимаю, что большинство членов комиссии дает какие-то подписки.

Первый вопрос, и самый главный, что до сих пор не произошло опровержения выводов следствия о сожжении тел Святых Царственных Мучеников в районе Ганиной Ямы. Я считаю, что этот вывод имеет гораздо больше доказательств, чем вывод о захоронении в Поросенковом логу. Более того, нам до сих пор не известно как сжигались тела, каким способом, находились ли там какие-то емкости. Хочу сказать, что статья Юрия Александровича Григорьева «Тела были сожжены в районе Ганиной ямы» отвечает на многие вопросы, на которые мы в силу незнания не могли ответить, в том числе работы тех криминалистов, которые он там приводит. Этот вопрос глобальный, и, наверное, главный. Ответы, которые мы слышим от наших оппонентов из комиссии, не убеждают. Хочу сказать, что в 90% случаев с людьми, которые сейчас работают в комиссии нормальные деловые рабочие отношения, несмотря на то, что я не согласен со многими положениями, которые они приводят, касаясь истории и в очень небольшой части криминалистики. Хочу подчеркнуть, что говорить о генетике я не могу, в силу того, что я не владею эти материалом вообще. Хотя, как человек, имевший отношение к следственной работе, уголовному розыску хочу сказать, что ни одна экспертиза (генетическая, биологическая, почерковедческая) не может являться абсолютным и единственным доказательством по уголовному делу. Только совокупность проведенных экспертиз, другие следственные действия.

Второй важнейший вопрос – это вопрос, связанный с зубами. Последняя экспертиза показалась мне таким подвигом, прорывом, где люди собрали массу материалов. Так как это дела давно минувших дней, то эти экспертизы должны проходить с изучением исторического фона. В этой экспертизе ясно показано, какая была в то время стоматология, как делали анестезию, какое было протезирование. Часто мы слышим ответ, что Николай II возможно страдал дентофобией. Это наиболее нелепые ответы! Это абсолютно бездоказательные объявления, которые основываются ни на чем: ни на документах, ни на дневниках, ни на письмах. Наоборот, в письмах из заточения часто пишется, что вся семья лечится у С.С. Кострицкого.

Третье обстоятельство – куда по логике этих людей - «могильщиков» везли тела Царственных Мучеников? Дальше за Поросенковым логом начинается Екатеринбург, и если они хоронили на дальних ямах, то они должны были проехать через город. Они безумцы?

Есть еще один важный момент, который я хочу затронуть. Нам всегда говорили, что ни 1945, ни в 1946 годах этой темой не интересовались и в высших эшелонах советской власти не говорили о ней. Однако в Государственном архиве Российской Федерации имеется дело Фонд Р-5325 опись 4, дело 223 которое называется «Историческая справка о судьбе последней Царской семьи Романовых». Речь идет о запросах Б.З. Кобулова (Замминистра внутренних дел и один из сподвижников Л.П. Берия) с просьбой передать ему какое-то дело Николая II, дело о судьбе бывшего Царя Николая II, материалы отряда особого назначения, книги для записей дежурств дома особого назначения, а самое главное все фотографические карточки членов Царской Семьи. Безусловно, сведения об этом должны быть переданы как следственной комиссии, так и церковной, они должны исследовать эти материалы. Почему Б.З. Кобулов так интересовался Царской семьей? Я с этим сталкиваюсь впервые и, что бы это ни было, эти документы нужно подвергнуть экспертизе. Такие моменты должны быть обязательно изучены и тщательно проверены. На мой взгляд необходима максимальная трезвенность, чтобы каждый из нас помнил, что дело идет о Святой Царской Семье, что мы занимаемся вопросом, связанным со Святыми Царственными Мучениками. К сожалению, когда у нас бывают некрасивые выпады со стороны некоторых людей, считаю, что нужно придерживаться некоего кодекса чести и достоинства, это вопрос нашего отношения к Святым.

Хочется еще раз вернуться к важному аспекту, это вопрос о сожжении и сказать, у нас до сих пор нет ответа почему в Ганиной яме нельзя было сжечь за двое суток тела, а в районе Поросенкова лога можно? Хочу также выразить надежду, что никаких мероприятий в 2018 году, связанных с проведением быстрого Собора и навязыванием решения вопроса не будет. Во всяком случае слова святейшего Патриарха Кирилла о том, что вопрос этот будет решаться только церковью с учетом мнения верующих, на мой взгляд был сказан не просто так и многие вещи это подтверждают.

Спасибо большое.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Выступление главного редактора портала «Русская народная линия» Степанова Анатолия Дмитриевича на конференции "Останков Царской Семьи нет! Стоматологическая экспертиза"

Благодарю за возможность выступить. По благословению владыки Тихона я брал интервью у целого ряда экспертов, привлеченных следствием к работе – судмедэксперт В.Л. Попов, стоматолог В.Н. Трезубов, антрополог Д.В. Пежемский. С Леонидом Евгеньевичем мы брали интервью у историка Е.В. Пчелова, записаны интервью с историками З.И. Перегудовой и Л.А. Лыковой, но пока они не обработаны. Также интервью с потомком генерала С.Н. Розанова русским американцем Петром Сарандинаки. Эти интервью опубликованы, некоторые из них использованы для судебной экспертизы. Среди экспертов не было генетиков, это была принципиальная установка, потому что генетика вызывает разные отношения. На сегодняшний момент насколько мне известно, официально генетические исследования не завершены, поэтому по ним нет материалов. Хотел бы сказать по поводу слухов, о том, что неожиданно соберется Собор и прославят всех, я думаю, что это абсолютные слухи, не имеющие под собой никаких оснований. Святейший Патриарх Кирилл на конференции в Сретенском монастыре и раньше подчеркивал, что исследование будет продолжиться столько, сколько понадобится и вы знаете, что среди постоянных членов Священного Синода есть люди, отрицательно относящиеся к версии, например, митрополит Викентий. Я не думаю, что в нынешних условиях возможно провести срочный Собор, большевистскими темпами всех собрать и принять какое-то решение.

 Антропологи, судмедэксперты, стоматологи свою часть работы выполнили, остаются частные вопросы, но в целом их позиция ясна. С исторической экспертизой дело обстоит, на мой взгляд, неважно. На огромное количество вопросов до сих пор нет вразумительных ответов, нередко причину отсутствия исторической экспертизы видят в непрофессионализме, а порой в ангажированности историков, привлеченных к экспертизе. Моё общение с экспертами, знакомство с трудами других историков, которые писали на эту тему убеждает меня в том, что сегодня просто нет историков, которые могут сделать экспертизу лучше привлеченных к исследованию историков. И вообще главная проблема не в отсутствии профессионализма, а в отсутствии многих важных документов. В частности, еще в «Исторической справке», которую Виктор Владимир называл почему-то исторической экспертизой, которая была подписана академиком И.Д. Ковальченко, архивистом Р.Г. Пихоя и тогдашним директором ГАРФа С.В. Мироненко сообщалось, что «не сохранились Протоколы заседания пленумов ЦK РКП (б) за вторую половину 1918 года». Последний из существующих ныне протоколов (кстати, оформленных только в 1926 году) - за 19 мая 1918 года содержит решение вернуться к рассмотрению вопроса о Николае Романове позднее. Отсутствуют также протоколы заседания коллегии ВЧК за июль-сентябрь 1918 год. Я, к сожалению, не услышал убедительного объяснения почему не сохранились именно эти протоколы. В упомянутой записке сообщается также, что не удалось обнаружить материалы Уральского облсовета, в частности протоколы заседаний его Президиума, где по воспоминаниям не раз обсуждался вопрос о судьбе последнего Царя. Тут хотя бы есть некоторые объяснения, считается что эти документы пропали в Невьянске, где вспыхнуло антибольшевистское восстание во время бегства большевиков. Правда, Л.А. Лыкова считает, что документы могут найтись в разных архивах и надо просто искать. Помимо этого, так и не удалось найти стоматологической карты членов Царской Семьи. Профессор В.Н. Трезубов в частности считает, что они должны быть.

 Поскольку в последнее время благодаря публикациям «Московского комсомольца» (надо заметить безграмотным и неосновательном) тема комплексной историко-стоматологической экспертизы, проведенной врачом стоматологом высшей квалификации вице-президентом стоматологической ассоциации Санкт-Петербурга Эмилем Гургеновичем Агаджаняном, историками Леонидом Евгеньевичем Болотиным и Алексеем Анатольевичем Оболенским оказалась в центре внимания и вынесена как одна из основных тем настоящей конференции.  Хочу отметить, что по форме эти экспертизы выполнены блестяще за редким исключением. Видна ясная постановка вопросов, все цитаты снабжены ссылками приложен основательный список литературы и источников. Историки привлекли большой массив ранее широко не использовавшихся источников, такие тексты приятно читать. Однако содержание обеих экспертиз у меня, честно говоря вызывает много вопросов и недоумение. Порой складывается мнение, что текст экспертизы писали одни люди, а выводы по вопросам формулировали другие, поскольку часто выводы противоречат изложенному выше. Но, не буду голословным.

 Первый вопрос первой экспертизы «Проводилось ли лечение зубов Императором Николаем Александровичем? Где, когда, в каком объеме?»

 Ответ я не буду приводить полностью только самое существенное. Эксперты пишут: «До 1910 года случаев обращения Николая Александровича за стоматологической помощью не зафиксировано. В 1910 году доктор Генрих Уолилисон получил гонорар в сумме 1300 руб. серебром за лечение зубов Императора». Однако, в документе, который на сей счёт приводят авторы в тексте, речь идет вообще-то о какой-то стоматологической работе, а это могла быть к примеру чистка зубов, лечение десен или же какая-то другая работа, а вовсе не о лечении зубов. Далее «В 1914 году, а также ежедневно с 3 по 7 января и 19, 21, 26 октября 1917 года Николай Александрович был, по его словам долго на приеме у доктора Кострицкого». Но сами же авторы заключения себя опровергают приводя цитаты из воспоминания Начальника Императорской Дворцовой охраны генерал-майора А.И. Спиридовича, что «Государь любил заходить побеседовать к зубному врачу Кострицкому. Простота, правдивость, искренность Сергея Сергеевича нравились государю. Беседы шли о литературе, о людях, о событиях, о многих приближенных говорил с ним Государь, откровенно зная, что собеседник сумеет сохранить в тайне что следует. По часу и по 2 два просиживал Государь у Кострицкого и уходил морально отдохнувший». Сам Государь в дневниках, которые цитируют авторы экспертизы пишет только о том, что он сидел у Кострицкого. Опять натяжка. В частности, что известно о приезде Кострицкого в Тобольск по дневникам государя, который приходят сами эксперты в этом документе. 19 октября 1917 года Государь пишет: «Перед завтраком посидел внизу у Кострицкого», 25 октября Государь пишет: «Утром показывал Кострицкому наши комнаты», 26 октября Государь записывает: «От 10:00 до 11:00 утра сидел у Кострицкого. Вечером простился с ним, он уезжает в Крым». Эксперты достаточно произвольно трактуют слова Государыни Императрицы Александры Федоровны в письме к Анне Александровне Вырубовой от 21 октября, что «Кострицкий нас лечит» и считают, что нас имеется в виду «нас с Государем». При чем ни на чем не основаны эти предположения. Напротив, сами же они приводят следом письмо вдовствующей Императрицы Марии Федоровны к сыну от 27 ноября, где она напишет: «Радуюсь, что у бедной Алике не болят зубы и что он окончил свою работу» и ни слова о зубной помощи сыну в письме Императрицы. А выводы у экспертов таковы, что Кострицкий лечил зубы Государю. Последние визиты к стоматологу документально зафиксированы в ссылке под арестом (10, 11, 15, 18, 24 декабря), во второй экспертизе даты посещения стоматолога уточнены и расширены. Таким образом, отвечая на первый вопрос эксперты, на самом деле, твердых доказательств о том, что Государь лечил зубы, не нашли и делать выводы о том, что вот что-то там доказано неосновательно.

Второй вопрос: «Насколько можно доверять воспоминаниям, хранящимся в Тобольском архиве (видимо опечатка в тобольском музее) Лазаря Анатольевича Рендель, сына стоматолога Марии Лазаревны Рендель, лечившей зубы Императору Николаю Александровичу в Тобольске в 1917 году, писавшему со словом матери, что у Императора Николая II «полон рот гнилых зубов?».

Ответ экспертов: «Воспоминаниям Лазаря Анатольевича Ренделя доверять нельзя: во-первых, потому что в декабре 1917 года он был 10-летним отроком, а воспоминания составлял к концу жизни, когда ему было под семьдесят, в 1970 годах. Во-вторых, он с предубеждением относился к Императору Николаю Александровичу и во многом базировал свои «воспоминания» на книге М. Касвинова «Двадцать три ступени вниз», в-третьих, в воспоминаниях содержится целый ряд заведомо недостоверных сведений». Этому сюжету посвящено несоразмерно много страниц в заключении. Зачем-то эксперты детально сравнивают воспоминания с книгой М. Касвинова, хотя и так очевидно, что Л. Рендель просто грубо использовал вышедшую к тому времени печально известную книгу. Ищут какие-то противоречия в свидетельствах Л. Ренделя, но всё это никак не может доказать, что Л. Рендель выдумал фразу, которую он слышал от матери, что у Царя «полон рот гнилых зубов». Да и зачем ему придумывать эту фразу? Чтобы опорочить государя? Для этого он использует другие, убедительные для него и для читателей примеры – «антинародная политика», «распутинщина» и так далее. Что сюда может добавить фраза про гнилые зубы? Ничего. Напротив, вполне можно допустить, что эту фразу он действительно слышал от матери, и она врезалась в детскую память. Доказать, что Л. Рендель придумал эту фразу на основании экспертизы невозможно. Да и вообще невозможно. Но самое главное, что эта фраза нам ничего не дает в деле установления истины, поскольку тут нет никакой конкретики. Тут нечего обсуждать, и странно, что авторы заключения потратили много места на всякие ненужные опровержения воспоминаний Л. Рендель. Хотя правда есть и очевидный плюс, наконец больше не будут говорить о фальшивке, запущенной историком Владленом Сироткиным и растиражированной Вадимом Винером, Рендель писал воспоминания якобы на основании дневника матери, где указано какие зубы она лечила Государю. Никакого дневника матери в природе не существует. 

Третий вопрос: «Возможно ли допустить, что череп №4, не содержащий следов стоматологического лечения и содержащий гнилые зубы мог относиться к Императору Николаю Александровичу по тем основаниям, на которые указывают профессора В.Н. Трезубов и П.П. Грицаенко, что Император Николай Александрович был ярым противником всякого зубоврачебного вмешательства, например, из-за непереносимости зубной боли?»

Ответ экспертов: «Нет, такое допустить затруднительно. Если бы череп №4 принадлежал Императору Николаю Александровичу на зубах этого черепа должны были быть следы зубоврачебного лечения, в том числе пломбы или следы удаления зубов. Однако таковых экспертами не зафиксировано». Это, конечно, ляп авторов экспертизы, которые на момент изготовления первой экспертизы не работали с материалами экспертных заключений групп Попова и Пашиняна и не знали, что у черепа №4 были два зуба с пломбами и шесть зубов, по оценкам экспертов, были удалены при жизни. Во второй экспертизе они этот ляп исправили. Я тут пропущу остальные вопросы, чтобы не затягивать своего выступления.

Шестой вопрос: «Известно ли из независимых источников о каких проблемах с зубами Цесаревен Ольги, Татьяны, Анастасии из исторических свидетельств: мемуаров, писем, дневников членов Царской Семьи и их близких».

Ответ экспертов: «Нет, такой информации нигде обнаружить не удалось». Если не удалось обнаружить, еще не значит, что ее нет, ведь сами же авторы заключения указывают, дневники Государыни, где содержалась самая подробная информация о лечении болезней у детей утрачены или уничтожены ею. Приводится такой аргумент, что Цесаревны Ольга, Татьяна, Анастасия не были особенно болезненными девушками. На мой взгляд, кариес - это не та болезнь, которая делает людей болезненными на вид.

Вторая экспертиза. В ней два вопроса посвящены пресловутой теме дентофобии.  Авторы воспользовались весьма спорным объяснением профессора Трезубова, что Государь относился к тому типу людей, которые боялись лечить зубы. Но, по сути этот вопрос является вторичным и к самой экспертизе он не относится, это одна из интерпретаций, предложенная профессором В.Н. Трезубовым, которая почему-то полюбилось ему. Об этом можно спорить, но ясности относительно существа дела это не добавляет. Три следующих вопроса уже основаны на анализе изученных на тот момент экспертами материалов группы Попова и группы Пашиняна, которые пришли к выводу что два зуба черепа №4 были удалены в течение двух-трёх месяцев. Эти три следующих вопроса как раз посвящены разбору того, что не могли в течение двух-трёх месяцев ни какие стоматологические операции производиться ни Государю, ни Е. Боткину. Я перед конференцией специально созвонился с профессором В.Н. Трезубовым и уточнил некоторые вопросы. Он утверждает, что были удалены 6 зубов нижней челюсти черепа № 4 при жизни, 2 зуба в течение двух-трёх месяцев до смерти и четыре зуба на протяжении девяти или нескольких лет, поскольку лунки уже затянулись и об этих зубов сложно говорить подвергались ли они лечению или не подвергались. За эту цифру (два-три месяца до смерти) ухватились авторы независимой экспертизы. Но, речь, как я понимаю, идет о предположении экспертов следствия, основанных на том сколько времени в нормальных условиях затягивается лунка от удаленного зуба. В разговоре со мной В.Н. Трезубов сейчас высказывается осторожнее: не два-три месяца, а несколько месяцев. Государь посещал стоматологов в последний раз, как сообщают нам авторы независимой экспертизы, в начале марта, то есть за четыре с небольшим месяца до убиения. Ну не три, а четыре месяца, ведь это можно объяснить и так. Это же относится и к зубам Евгения Сергеевича Боткина, потом зубы ведь могли просто выпасть за два месяца, если был пародонтоз как предполагают эксперты. Кроме того, условия жизни в Екатеринбурге отличались от жизни даже в Тобольске в худшую сторону. Государь даже вынужден был написать письмо Ленину, текст которого цитирует в своей книге Православный Царь Мученик игумен Серафим Кузнецов, после чего Ленин отреагировал гневной фразой «Уймите же наконец этих екатеринбургских саврасов» и попросил командующего Северо-урало-сибирским фронтом Р.И. Берзина лично проверить условия содержания Царской Семьи. На мой взгляд обе экспертизы несмотря на свой интерес, привлеченные дополнительные сведения и фактуру никак не опровергают возможность принадлежности скелета №4 Государю Императору. Те факты, которые там приводятся этого не доказывает.

К сожалению, отсутствие документов в Царском деле приводит к широкому распространению всякого рода конспирологических версий, что привело в свою очередь тому, что вокруг цареубийства накопилось множество мифов, которые считаются чуть ли уже не очевидностью. Погрузившись в тему я с удивлением для себя это обнаружил.

Хочу напоследок сказать об одном из самых распространенных мифов – это миф о ритуальном характере цареубийства. Давайте разберемся какие есть доказательства ритуальности цареубийства. Есть свидетельство Евдокии Тимофеевны Лобановой, жены казначея Екатеринбургского Совдепа левого эсера. Допрашивал ее следователь Алексей Павлович Наметкин 1 августа 1918 года. Она показала, что в пятницу вечером, то есть 19 июля, она поехала на дачу в Коптяки на извозчике, которого достал ей муж. Пользуясь пропуском они попытались проехать дальше переезда, но их остановили, и она видела в легковом автомобиле с солдатами человека «походившего на еврея с черной как смоль бородой и усами». Почему-то следователь Наметкин не задал ей вопрос, знает ли она в лицо Юровского. И вот, сегодня у нас идет дискуссия, основанная на домыслах. Одни говорят, что это мог быть Юровский, другие говорят, что Юровского Лобанова не могла не знать, поскольку он был известным человеком в Екатеринбурге, это был раввин. Доказать одно и другое невозможно, причём непонятно зачем 19 июля вечером раввин ехал на Ганину яму, когда, если следовать версии Соколова, тела уже были уничтожены.

Второе свидетельство - донесение от 17 мая 1919 года агента Екатеринбургского Уголовного розыска коллежского асессора Сретенского судебному следователю Соколову в отношении крестьян супругов Семёна Фёдоровича и Афанасиьи Степановны Карлуковых. Они также 19 июля в пятницу пытаясь пройти на свой покос, где работали нанятые ими австрийцы, увидели около фаэтона двух человек «с черными усами, в черных шляпах, в черных накидках, в руках одного был белый сверток длинною с пол аршина, как будто из скатерти». Увидев Карлуковых, два солидных по их оценке господин сели в фаэтон уехали в сторону Верх-Исетска. Кучером по их описанию был русый 30-летний мужчина. Стоит заметить, что Сретенский записывает воспоминания Карлуковых спустя 10 месяцев после самого события. Историку к такого рода свидетельствам нужно относиться с большой осторожностью. Почему-то не был найден кучер фаэтона, который вез этих двух солидных господ, однако, и тут добавляется немного фантазии и делается вывод, что это были хасиды-раввины. Опять возникает вопрос, зачем раввинам приезжать на Ганину яму 19 июля? Мне непонятно. Далее в пользу ритуальности говорит, как считается, каббалистическая надпись в подвале Дома Ипатьева. Соколов, обнаруживший эти знаки назвал их таинственными. Расшифровку в 1925 году, как известно, предложил Михаил Владимиров Скорятин. При этом Скорятина, который был юристом по образованию и оккультистом по роду деятельности принято почему-то называть ученым востоковедом. Надпись эта, конечно, нуждается в профессиональной оценке авторитетных востоковедов. Однако, мы сегодня не можем даже с уверенностью утверждать что эта надпись была сделана в день цареубийства или вскоре после него, поскольку эти таинственные знаки были обнаружены Николаем Алексеевичем Соколовым только в апреле 1919 года и до этого времени комната, где произошло убийство не была опечатана и в неё имели доступ очень многие лица. Почему-то следователь Иван Александрович Сергеев, который осматривал место преступления менее чем через месяц после убийства (11, 12, 14 августа) не обнаружил эти знаки. Возможно не хватило внимательности, а может быть их и не было. Однозначно ответить даже на этот вопрос мы не можем, не говоря уже о расшифровке этих знаков, которые делают чаще всего непрофессионалы.

Ну и поскольку времени остается мало, перечислю аргументы, которые является абсолютно бездоказательными. Например, считается что цареубийство произошло в день убиения Первого русского Царя по факту Андрея Боголюбского. Это неправда, убийство Великого Князя Андрея произошло в день первоверховных Апостолов Петра и Павла, то есть 29 июня 1174 года. Прославили Великого Князя Андрея в День памяти его небесного покровителя Андрея Критского, то есть 17 июля. Но не в день убийства Андрея Боголюбского произошло цареубийство. Насколько мне известно вообще имя Андрея Боголюбского пропало из церковного календаря и восстановлено было только в новейшее время. Таким образом ошибаются те, кто говорят, что Царская Семья была убита в день убийства Андрея Боголюбского, а во-вторых, Цареубийцы могли не знать, что 17 июля это День памяти убиенного Князя поскольку на тот момент это забыла и сама Российская Церковь.

И наконец последнее, нам прекрасно известно в деталях убийство ритуальное убийство 13-летнего Андрея Ющинского в марте 1911 года, ритуальный характер которого признал суд присяжных. Ничего подобного в случае цареубийства мы не наблюдаем, никаких свидетельств о вытачивании крови нет. Некоторые предполагают правда, что стреляли по ногам, а потом вытачивали кровь, тела они подбросили либо сожгли, либо закопали в могилу.

В чём мои сомнения в отношении версии Соколова - самое главное это вопрос о могиле в Поросенковом логу. Если это ложная могила, тогда зачем сожгли два тела, а не закопали одиннадцать? Тут только два объяснения приходят на ум. Во-первых, когда создавали ложную могилу думали о том времени, когда падет советская власть и могилу найдут, решили запутать тех, кто найдёт сожгли два трупа. Я не смогу объяснить, почему сожгли, если делали ложную могилу. Зачем сжигать два тела, если проще закопать 11? Во-вторых, если это ложная могилы, то, когда ее могли создать? В условиях бегства из Екатеринбурга это мыло маловероятно, поэтому я с сомнением отношусь к версии, которую озвучил Виктор Иванович Корн о том, что они уже были заранее заготовлены. Мостик из шпал действительно был сделан тогда же, на нём фотографировались Соколов и Ермаков, могли сделать только после возвращения красных, это начало 1928 года, когда могилу как достопримечательность показывали Маяковскому. Ну тогда значит мостик разобрали, убили каких-то несчастных, потом закопали эту яму и снова сделали мостик, а двух человек рядом опять же зачем-то зажгли. Как-то очень неправдоподобно всё это выглядит.

И, наконец, если это ложная могила как могли найти для убийства мужчину со вставной челюстью, совпавшей с челюстью Евгений Сергеевича Боткина?  Кстати, я удивлён почему до сих пор эту вставную челюсть страстотерпца Евгения до сих пор не привезли из США и не провели экспертизу в отношении черепа №2. Если это ложная могила, как могли для убийства найти человека балтийской расы и как Алексей Егорович Труп? Это предполагает сложную работу по подготовке и поиску людей, которые совпадают полностью с антропологическими типами и с особенностями убиенных. Я не могу найти убедительных ответов на эти вопросы и на этом основаны мои сомнения.

 Спасибо
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Выступление эксперт-криминалиста, кандидата медицинских наук Григорьева Юрия Александровича на конференции "Останков Царской Семьи нет! Стоматологическая экспертиза"

 

Принадлежность екатеринбургских останков царской семье может быть признана доказанной только в том случае, если будут устранены все противоречия между свидетельствами в пользу такого вывода и многочисленными фактами, которые имеют прямо противоположную оценку.

Для предыдущего следствия препятствия на пути устранения противоречий оказались непреодолимыми. При этом его ориентированность на признание останков царскими видна невооруженным глазом.

 

Знакомство с прежде недоступными экспертизами открыло ранее неизвестные неприятные факты, что на всех этапах экспертиз допущено огромное количество ошибок, а выводы в большинстве своем недостаточно обоснованы, неубедительны, с сомнительной доказательной значимостью. Сказанное относится и ко всем этапам исследования, начиная с извлечения останков. Очевидно, что следствие знало про невысокое качество выполненных экспертиз, потому составитель сборника «Покаяние» и не выполнил обещание опубликовать все материалы.

 

При этом все, что противоречило версии о принадлежности останков Семье, отрицались. Как это ни грустно, даже посредством сокрытия установленных данных о состоянии останков.

 

Известно, что Юровский и его соратники характеризовали Поросенков Лог как болото, мочажина, трясина и т.п. Н.Соколов называл его луговым болотом. Участница извлечения останков археолог Л.Корякова характеризовала почву в яме как «глеевый горизонт аллювиальных болотных почв», что означает наличие в почве гумусовых кислот, кислую реакцию среды, переувлажненность почвы при недостатке в ней кислорода. Все эти условия являются необходимыми для развития на захороненных в такую почву телах торфяного дубления. При этом следует учесть, что термин «торфяное» не означает наличие торфа, который образуется очень медленно (0,5 – 1 мм в год). То есть торфяное дубление может развиваться, при этом собственно торфа еще нет.

 

Следователь В.Соловьев и судебно-медицинские эксперты не признают почву в Логу болотистой.

Когда копии экспертиз, выполненных в ходе следствия под руководством В.Соловьева стали доступны, то оказалось, что на извлеченных останках имелись мягкие ткани в состоянии торфяного дубления, а в черепных коробках имелся уменьшенный в объеме, но сохранивший архитектуру головной мозг, что тоже характерно для торфяного дубления. (Протоколе дополнительного осмотра от 23-25.07.1991 г (выдержки изложены в Заключении № 01нт от 30.06.1993 г. (начата 24.08.1991 г.)

В тексте этой экспертизы имеется выделенный жирным шрифтом абзац следующего содержания:

Фотосъемка костных объектов на протяжении всех этапов выполнения настоящей экспертизы не проводилась в связи с запретом, исходящим от лица, назначившего экспертизу.

Фотофиксация состояния поступивших на судебно-медицинскую экспертизу объектов выполняется всегда. Почему при расследовании столь значимого, резонансного дела следователь В.Соловьев запретил фотосъемку? Этой странности есть только одно объяснение. Объекты, которые долгое время находились в болотах или болотистой почве, молекулярно-генетическому исследованию (МГИ) не подлежат. По этой причине признание торфяного дубления на останках было нежелательным, так как лишало следствие самого важного из двух аргументов в пользу принадлежности останков Семье. Вторым, как известно, является Записка Юровского, доверие следствия к которой безгранично.

При выполнении последующих экспертиз наличие на останках мягких тканей в состоянии торфяного дубления не упоминается. Более того, при обосновании давности захоронения в экспертизах говорится о полном скелетировании трупов.

 

Сокрытие наличия на останках мягких тканей в состоянии торфяного дубления дает основания не только для сомнений в объективности следствия, но и вывода о том, что его целью было не установление истины, а необходимость всеми возможными способами доказать принадлежность останков Царской Семье.

 

Есть и другие факты, того, как следствие с помощью экспертов отвергало все, что его не устраивало. Доказать принадлежность останков Семье было призвано МГИ. Здесь уместно сделать небольшое отступление.

Одной из проблем человечества является борьба с инфекционными заболеваниями. Еще в 30-е годы от дизентерии, воспаления лёгких, тифа, лёгочной чумы погибали многие тысячи людей, а сепсис был фактически смертным приговором.

3 сентября 1928 года Александр Флеминг открыл пенициллин, а к 1940 году препарат уже широко использовался для лечения больных и раненых. Начало эры антибиотиков вызвало эйфорию. Многие считали, что теперь страшные и опасные болезни побеждены раз и навсегда.

Действительность оказалась не столь радужной. Очень скоро выяснилось, что бактерии приспосабливаются к антибиотикам, и для того, чтобы лечение было эффективным, приходится постоянно изобретать новые препараты и совершенствовать методику их применения.

Нечто подобное происходит с МГИ.

В 1953 г. Джеймс Уотсон и Френсис Крик сообщили об открытии структуры молекулы ДНК, а в 1985 году была разработана и начала применяться методика идентификации личности путем сравнения разных проб ДНК между собой. Это открытие, как и открытие пенициллина, тоже вызвало волну эйфории и слепой веры во всемогущество генетических исследований.

Оспаривать широкие возможности МГИ нет никаких оснований. Метод современный, высокоточный, к тому же он постоянно совершенствуется, что ведет к непрерывному повышению достоверности результатов генетических исследований. Но при всем этом метод не всесилен. Далеко не каждый объект пригоден для молекулярно-генетического исследования. В частности объекты, которые в течение двух часов подвергались воздействию температуры свыше двухсот градусов Цельсия, для МГИ непригодны. Это вывод специального исследования, выполненного экспертами ФГБУ «Российский центр судебно-медицинской экспертизы» в 2016 году. Про непригодность для МГИ тканей в состоянии торфяного дубления сказано выше.

 

Присущи МГИ и недостатки, свойственные всем лабораторным методам.

Дефектов при выполнении МГИ в ходе следствия по екатеринбургским останкам было допущено немало. Профессор Л.Животовский в докладе «Доказательная ценность проведенных генетических исследований по идентификации "екатеринбургских останков" недопустимо мала» назвал семь принципов, нарушенных при выполнении этих исследований. Невыполнение любого из них достаточно, чтобы признать выполненное исследование несостоятельным. А тут нарушены сразу семь!

1. Все ДНК-исследования должны проводиться несколькими независимыми экспертами и соответствующим образом документироваться.

2. Для ДНК-исследований должны быть использованы только апробированные методы, широко используемые в практике идентификации личности.

3. Для идентификации предполагаемых останков царя Николая II и других лиц из "екатеринбургского захоронения" необходимо исследовать, помимо митохондриальной ДНК, ещё и ядерную ДНК.

4. Необходимо провести ДНК-исследование всех основных частей скелета, в первую очередь черепа.

5. При вычислении вероятности ДНК-идентификации надо с необходимостью использовать генетические данные по населению России.

6. Расчёты величины вероятности ДНК-идентификации необходимо должны учитывать все выдвигаемые версии о происхождении захоронения и обнаруженных в нем останков.

7. Величина вероятности ДНК-идентификации предполагаемых останков царя Николая II Романова (как и других останков "екатеринбургского захоронения") должна быть столь большой, чтобы не было сомнений в уникальности генотипа останков.

(Животовский Л.А. «Доказательная ценность проведенных генетических исследований по идентификации "екатеринбургских останков" недопустимо мала»

цит. по: http://nikolai2.ru/dokazatelnaya-tsennost-provedennyh-geneticheskih-issledovanij-po-identifikatsii-ekaterinburgskih-ostankov-nedopustimo-mala.html)

 

Таким образом, считать МГИ «царицей доказательств» недопустимо. Если результаты этих исследований вступают в противоречие с иными научными, достоверными фактами, значит что-то не так или с оценкой этих фактов, или с МГИ.

Отдельно следует сказать про такие методы, как фотосовмещение и пластическая реконструкция. При всей их зрелищности, способности воздействовать на неподготовленного зрителя, заставить его восхититься всесилием современной науки и безоговорочно поверить в объективность полученного экспертами результата, при всем этом указанные методы не обладают достаточной степенью достоверности.

Вот что сказал о них председатель СК РФ А.И.Бастрыкин:

«…критической оценке подлежат результаты пластической реконструкции, выполненные в 1995 году С.А.Никитиным. Реконструкция внешнего облика человека, выполненная по методу профессора М.М.Герасимова, не признается судебными органами как доказательство индивидуальной идентификации без подтверждения иными доказательствами по делу». (Доклад на Международной научной конференции «Царское дело и екатеринбургские останки» (Царское Село, апрель 1998. цит. по https://rusk.ru/st.php?idar=105157)

 

А вот оценка фотосовмещения, данная профессором В.Л.Поповым в книге «Идентификация останков царской семьи Романовых»:

«…фотосовмещение при отождествлении личности является методом:

1. не отличающимся достаточной идентификационной значимостью;

2. не имеющим самостоятельного значения при идентификации личности;

3. не имеющим конкретного способа количественной оценки полученного результата;

4. не позволяющим выходить за пределы предположительных суждений».

(Попов В.Л. «Идентификация останков царской семьи Романовых» (Avalanche, СПБ, 1994г)

 

И уж совсем убойную оценку этот метод получил от профессора В.Л.Попова на Международной научной конференции «Царское дело и екатеринбургские останки» (Царское Село, апрель 1998г.):

«Бессмысленно говорить о доказательственной неполноценности фотосовмещения. Если этим методом в данном деле воспользовались два специалиста (Абрамов и Кислис) и пришли к математически обоснованным, но диаметрально противоположным выводам, методу этому "грош цена" (выделено мной – Ю.Г.), за какими красивыми терминами не укрывали бы его беспомощность».

 

На той же конференции итог работе экспертов, выполненной в ходе следствия, подвел председатель СК РФ А.И.Бастрыкин:

 

«…заключение экспертной комиссии о безусловной достоверности выполненных идентификационных исследований нуждается в серьезной критической оценке и дополнительной проверке существующими методами научной идентификации. Что же касается доказательственного значения предложенного комиссией вывода, то он может рассматриваться только как вероятное заключение экспертов.

(Доклад на Международной научной конференции «Царское дело и екатеринбургские останки» (Царское Село, апрель 1998. Цит. по https://rusk.ru/st.php?idar=105157).

 

Доказательства принадлежности екатеринбургских останков Царской Семье, полученные в ходе следствия В.Соловьева, основывались на МГИ и иных методах, не отличающихся достаточной достоверностью.

 

Таким образом, принадлежность екатеринбургских останков царской семье следствием В.Соловьева и Правительственной Комиссии не доказана.

 

Отличительной особенностью нынешнего следствия является разрешение экспертам сообщать об открытиях и находках, что позволяет судить о направленности исследований, качестве находок и открытий и их доказательной значимости.

Анализ их сообщений показывает, что имеется опасное сходство между уровнем объективности экспертов тогда и сейчас. Есть опасение, что недостатки первого следствия, ставшие причиной непризнания останков РПЦ и основанием для назначения нового следствия, повторятся.

 

Так, в интервью редактору РНЛ А.Д.Степанову, а потом на Сретенской конференции профессор В.Л.Попов объявил об обнаружении им на черепе № 4, приписываемом Императору, двух следов от сабли, что по его мнению подтверждает принадлежность черепа Императору. Как известно, в 1891 г. в Японии полицейский нанес Цесаревичу Николаю Александровичу два удара саблей, при этом раны располагались на голове справа и на расстоянии 6 см одна от другой. У передней раны имелось поверхностное повреждение кости черепа длиной около 3 см, шириной с одного конца 2 мм и 1 мм – с другого. В протоколе врачей написано, что толщина осколка извлеченной из раны кости была с лист писчей бумаги.

Оба следа, которые нашел В.Попов, располагаются в передней части головы один возле другого. Уже одного этого достаточно, чтобы признать открытие профессора В.Попова, мягко говоря, заблуждением. Но это не все. Череп № 4 имеет обширные следы длительного пребывания в почве в виде утраты наружной костной пластинки. Это отражено в заключении экспертов, которые целенаправленно искали следы сабельных ударов на черепе № 4. Следовательно, даже если на черепе № 4 имелся след от сабли, описанный врачами, то при отсутствии наружной костной пластинки он не мог сохраниться. Но и это не все!

Объявив о своем «открытии», профессор объяснил, что его предшественники не нашли этих следов, потому что по какой-то неведомой причине искали их на левой стороне головы. То есть, проявили непростительный для их званий и титулов непрофессионализм.

При этом автор открытия не замечает, что его находка свидетельствует не в пользу признания черепа № 4 принадлежащим Николаю ΙΙ. На черепе Императора был только один след сабли. Второй, если и был, но не был замечен врачами, мог находиться только в 6 см от первого. Если признать, что два следа сабли на черепе № 4 есть и располагаются один возле другого, череп не может принадлежать Императору.

 

Выше уже было сказано, что для признания принадлежности останков Царской Семье необходимо устранить все противоречия. Эксперты пытаются устранить только те из них, которые подтверждают версию Н.Соколова, и мешают признанию останков царскими.

Как известно, Н.Соколов пришел к выводу, что тела были сожжены в костре у Ганиной ямы. Эксперты в один голос заявляют, что сжечь труп в костре за двое суток невозможно.

В качестве доказательства они приводят опыт ритуального сожжения в Индии, в городе Варанаси, где за световой день (12 часов) сжечь труп в костре дотла не удается.

По логике этих экспертов получается, что сжечь труп в костре за двое суток невозможно, так как это не удается сделать за 12 часов.

Это утверждают те самые эксперты, имеющие ученые степени докторов медицинских наук, ученые звания профессоров и академиков, авторы учебников и монографий по судебной медицине, которые в своих научных работах приводят другие значения. Цифры у разных исследователей разнятся, но все находятся в диапазоне от одних до двух суток. Что заставило этих специалистов противоречить самим себе?

Это только одна сторона дела. Вторая заключается в том, что приводя пример сожжения в Индии, эксперты умалчивают, что полная процедура ритуального сожжения длится как раз двое суток. А 12 часов – это сокращенная процедура для тех, кто не способен оплатить полную. Вот эта сокращенная процедура действительно завершается до того, как труп сгорит полностью.

Но и это еще не все. Те же самые эксперты, которые отрицают возможность сжечь труп в костре за двое суток, ни на мгновение не сомневаются, что два трупа в Поросенковом Логу были сожжены за два часа! Здесь логика экспертов совершает разворот на 180 градусов. Из нее следует, что это в Индии не могут сжечь труп за 12 часов, а в Логу с этим справились за два!

 

Принадлежность обнаруженных в Логу 44 кусочков обугленных косточек общим весом около 200 г Цесаревичу и Марии подтвердили генетики. А это означает, что им удалось совершить невозможное! Напомню: объекты, которые находились при температуре 200 градусов Цельсия в течение двух часов, для МГИ непригодны. В костре же температура намного выше.

 

На сожжение тел у Ганиной Ямы указывает обнаружение там 25 кусочков вытекшего из пуль свинца, а их оболочки не найдены.

Исчезновение оболочек можно объяснить тем, что входящие в их составу медь и никель при нагревании вступили в реакцию с серной кислотой и превратились в водорастворимый порошок. Температура плавления свинца невысока (362ºС), поэтому он вытек из пуль до того, как на останки воздействовали серной кислотой.

Этот механизм подтверждает сожжение тел у Ганиной Ямы.

 

С этим предположением не соглашается В.Н.Соловьев, не признают его и эксперты. Причина этого понятна. Признание сожжения трупов у Ганиной ямы, даже неполного, начисто опровергает принадлежность останков из-под мостика Царской Семье, так как на них нет следов воздействия высокой температуры. За неимением научного обоснования, эксперты придумывают откровенно сказочные. Профессор В.Попов заявил, что пули могли не найти, а «Свинец - это не железо, которое можно найти с помощью магнита».

Что хотел сказать профессор, догадаться трудно. Свинец-то как раз нашли! Объяснение, что плохо искали, неприемлемо. Кусочки свинца находили и Н.Соколов, и А.Авдонин. Оба просеивали землю через сито. На высокое качество поисков указывает то, что было обнаружено много более мелких деталей, чем оболочки пуль.

 

Антрополог Д.Пежемский отсутствие оболочек пуль объяснил еще проще. По его мнению, оболочечные пули в начале ХХ века еще не изобрели.

 

При извлечении останков из ямы в Логу не нашли ни одной пули. По описанию участников, они перетирали глину в пальцах, находили при этом мелкие кости рук и ног, но ни одной пули им не попалось. Когда спохватились, срочно провели повторный осмотр ямы, и желанные пули, как и следовало ожидать, нашлись.

 

Но осколков гранат нет. По версии Юровского, которой доверяло следствие, трупы бросали в шахту, а потом эту шахту пытались обвалить взрывами гранат. Следовательно, в яме в Логу должны быть осколки этих гранат. Их нет.

 

О находках и открытиях в области стоматологии и их надуманности расскажут стоматологи.

 

Таким образом, известные попытки найти новые доказательства принадлежности екатеринбургских останков семье, которых не было у предыдущего следствия, не увенчались успехом. Более того, очевидна их несостоятельность, что заставляет усомниться в объективности авторов этих находок.

 

Все остальные методы, которыми оперировало предыдущее следствие, не имели достаточной доказательной значимости тогда, не могут иметь ее и сейчас.

По этой причине все чаще раздаются призывы прекратить споры и дискуссии, а дождаться объявления результатов МГИ и довериться ему.

На сегодняшний день известно, что часть принципов, не выполненных при МГИ в ходе первого следствия, на которых указывал Л.Животовский, устраняются.

Исследования проводятся, а скорее всего, давно уже выполнены, в нескольких независимых лабораториях. Неизвестно, но весьма вероятно, что применяются только апробированные методики, а при вычислении вероятности ДНК-идентификации используются генетические данные по населению России.

 

Что касается нарушения остальных принципов, то тут есть большие основания для сомнения в их устранимости. Возможно ли и проводится ли исследование всех частей скелетов? Исследуется ли помимо митохондриальной ДНК ядерная? Учитываются ли при расчётах величины вероятности ДНК-идентификации все выдвигаемые версии о происхождении захоронения и обнаруженных в нем останков?

 

Есть еще два чрезвычайно важных вопроса, без ответа на которые доверия к МГИ быть не может:

1. Как МГИ стало возможным при исследовании объектов в состоянии торфяного дубления?

2. Как МГИ стало возможным при исследовании сожженных едва ли не дотла останков?

Еще раз напомню, что ткани в состоянии торфяного дубления и находившиеся при температуре 200 градусов Цельсия свыше двух часов для МГИ непригодны.

 

Если по результатам нынешнего следствия МГИ будет корректным и укажет на принадлежность останков Семье, тотчас с неизбежностью встанет вопрос о противоречии этого результата фактам, указывающим на сожжение тел у Ганиной ямы и на фальсификацию захоронения в Логу. Без разрешения этих противоречий принадлежность останков Семье не может быть признана доказанной.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Выступление Василия Вадимовича Бойко-Великого на конференции "Останков Царской Семьи нет! Стоматологическая экспертиза"

 

  С моей точки зрения, в чем здесь главные два различия. Большевики за всю свою историю говорили, что убийство Царя это политическое убийство. Они убивали соперника по власти, в этом нет сомнений. Но помимо того, что это политическое убийство, это убийство еще и ритуальное, в том смысле, что у христиан отнимали Главу земной Церкви, отнимали Православного Царя, разрушали Православную Империю, отнимали возможность ее восстановления. По крайней мере в ближайшее время.  Вот это постоянно большевиками и их покровителями отрицается или замалчивается. То есть когда говорят, что нет ритуального убийства, прежде всего отрицается эта цель антихристианского злодеяния. Дальше уже детали: кто эти антихристовые цели ставил, через кого шли приказы, через евреев, иудеев, кабалистов, сатанистов. Это детали, которые уже можно исследовать, изучать в рамках идущего следствия. Но самое главное в ритуальности убийства, что разрушали Православную Монархию, разрушали Православную Империю, уничтожали Удерживающего. Это был удар по всемирному православию, направленный к приготовлению пришествия антихриста. В этом главная ритуальность.

  Да, за власть тоже боролись, но боролись антихристианские силы. И большевики, наследники французской революции, действовали также, как поступили французские революционерами с могилами французских государей, с могилами французских королей. Они поступили точно также, как поступили Янкель Свердлов, Пинхус Войков, Шая Голощекин. Масоны-революционеры вскрыли все захоронения французских королей в Королевской часовне Сен Дени в центре Парижа. Они их вытащили, сбросили в ров, жгли огнем, потом негашеной известью, потом забросали землей.  И если сейчас вы поедите в Париж и зайдете в эту Часовню, то да, при реставрации Монархии попытались что-то откопать и какие-то обгорелые косточки собрать, собрали небольшой ящик с оставшимися косточками трех десятков Королей.  В том числе там были короли православные еще до разделения церквей. И может быть и после разделения церквей мощи королей были, когда еще римо-католики не далеко отошли от православия. Был Людовик Благочестивый, который победил ересь катарскую и громил еретиков.  Был Филипп Красивый, уничтоживший орден тамплиеров. Все королевские останки сожжены. Для чего это делалось? Это тоже разрушение мощей. По крайней мере в католическом понимании. Для чего это делалось? Это ритуальное убийство, разрушение Франции как христианского государства. То же самое касается убийства Людовика XVIII, убийства Королевы Марии-Антуанетты. Их кстати убили в один и тот же 1793 год, но в разное время. А как их убивали? Их убивали на таком ритуальном орудие как гильотина,  т.е. отчленение голов. Большевики прекрасно это знали, даже лучше нас, они внимательно изучали опыт французской революции и применяли его. «Учредительное собрание», «временное правительство» - это термины французской революции. Поэтому в этом смысле они перенимали опыт антихристианских сил французской революции также, как и перенимали опыт Османской империи сожжения мощей Святых Угодников. Например, сожжение мощей Святителя Саввы Сербского в конце XVI века с целью духовного подавления сербского народа.

Следующий факт - Февральский переворот, точнее мартовский. 2 марта происходит свержение Государя, он пытается передать власть брату Михаилу, но Михаилу не дают принять власть, фактически власть захватывает временное правительство. Естественно в этом смысле отречения Государя не было. Что делает Керенский, фактически глава и самый активный деятель февральского переворота «министр юстиции»? Он отдает приказ генералу Лавру Корнилову, революционному командующему Петроградским военным округом, срочно найти могилу Григория Распутина. Нет больше дел у временного правительства, которое еще не установило свою власть над всей России, как срочно найти могилу Распутина-Нового, которая вообще никому не мешает, и широкая общественность вообще не знает, где она находится. Подключается военная разведка и ее легко находят в Царском Селе в Серафимовом убежище, в строящемся храме Преподобного Серафима Саровского. Происходит эксгумация в нарушение всех законов Российской Империи. Эксгумация возможна только с разрешения родственников, либо если прокурор дает разрешение в связи с тем, что там обнаружены какие-то новые сведения о гибели человека. Никакого нового следствия временное правительство по убийству Григория Распутина естественно не собирается делать. Эксгумируют честные останки Григория Ефимовича Распутина-Нового, перевозят их в Петроград, сжигают тело в Пискаревском лесопарке, по одним данным просто в лесу, по другим данным в топке рядом расположенного училища.

Зачем сжигать? Разве это самая главная задача временного правительства? Оказывается, одно из самых главных, это ритуальное действие, это уничтожение святых мощей. Ритуальное действие с той точки зрения, что начиналось народное почитание этих мощей, потому что народ брал с канала воду там, где утопили самого Григория Ефимовича, и исцелялся и буквально тысячи людей шли к этому каналу и получали исцеление. Тоже самое было, когда гроб стоял на путях Царского села народ тоже потянулся, получал исцеление. И это был самый главный удар по временному правительству, потому что главное, что привело к свержению Государя Императора - это страшная клевета, которая распространялась в том числе и некоторыми членами дома Романовых, которые клеветали на то, что Григорий Распутин якобы совершает нехорошие действия. И этим уничтожалась сакральность Царской власти, сакральность Царя и через это уничтожалась Православная Монархия. Это ритуальное действие – сжечь и не допустить поклонения, потому что объединение народа и духовное движение с поклонением святым мощам Друга Царской Семьи могло бы полностью разрушить главную установку и клевету революционеров, на которой они строили идеологию своего переворота.

Клевета была страшная, создавалось куча фильмов, гораздо хуже «Матильды», где описывались всякие пошлости, гадости, естественно совершенно выдуманные.

Поэтому, правильно следователь Н. Соколов установил, что сожгли Царские останки, их не могли не сжечь, потому что это пример французской революции, это пример сожжения мощей Григория Ефимовича Распутина-Нового. Совершенно правильно Виктор Корн вначале своего доклада сказал, что если их найдут честные останки Царской Семьи и начнется народное почитание, то Православная Монархия может восстановиться. Если народное сердце обратится к православной монархии, то власть большевиков закончится по щелчку, и никакие войска и помощь Антанты не поможет. А ведь помощь Антанты большевикам была серьёзная и благодаря ей большевики выиграли у белых, потому что как только белые подступали к Москве сразу прекращалась всякая им помощь со стороны «союзников» - стран Антанты.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Выступление члена правления стоматологической ассоциации Санкт-Петербурга, врача-ортопеда высшей категории Агаджаняна Эмиля Гургеновича на конференции "Останков Царской Семьи нет! Стоматологическая экспертиза"

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Выступление историка Оболенского Алексея Анатольевича на конференции "Останков Царской Семьи нет! Стоматологическая экспертиза"

ДОКЛАД НА КОНФЕРЕНЦИИ 22 АПРЕЛЯ 2018 ГОДА В КОЛОМЕНСКОМ

Добрый день, уважаемые собравшиеся!

Как многие из Вас знают, мне с уважаемыми коллегами — Эмилем Гургеновичем Агаджаняном и Леонидом Евгеньевичем Болотиным довелось в ноябре прошлого года и в феврале этого участвовать в проведении исследований и написании заключений, опубликованных сегодня на ресурсах Православие.ру и Московские ведомости.

Оба заключения, явившиеся результатом проведенных нами исследований, представляют собой комплексную (прошу обратить внимание на это) экспертизу екатеринбургских останков, как с точки зрения стоматологии, так и истории и источниковедения.

До сих пор ни Правительственная комиссия и предыдущее следствие 1991-1998 годов, ни насколько мне известно, нынешнее следствие и комиссия, созданная Русской православной церковью не пыталось подойти к вопросу изучения екатеринбургских останков комплексно, то есть учитывая не только результаты исследований узких специалистов (антропологов, стоматологов, генетиков и так далее), но и сопоставляя их с реальными научнодоказанными историческими фактами из жизни последнего русского Государя и его Семьи.

Подобный комплексный подход в исследовании екатеринбургских останков чрезвычайно необходим, поскольку позволяет еще на уровне предварительных исследований отсекать несоответствующие истине гипотезы. Допустим, изучив и проведя источниковедческий анализ воспомининий сына екатеринбургского зубного врача Марии Лейзеровны Рендель (кастати, именно нами впервые введен в научный обиход полный текст этих воспоминаний, ранее нигде и никогда не публиковавшийся, несмотря на его доступность в фондах Тобольского государственного историко-архитектурного музея-заповедника), мы пришли к выводу, во-первых, об очень низком уровне фактического материала, изложенного автором в этом памятнике мемуаристики, а также полностью развенчали миф о том, что эти воспоминания, якобы содержали какие-то детальные описания стоматологических проблем Государя и аспекты проводившегося Рендель лечения. Ничего этого в воспоминаниях попросту нет.

Еще один пример. Познакомившись с отчетом лечащих врачей тогда еще наследника Николая Александровича в период его заграничного путешествия, мы сразу поняли, в каком месте (с абсолютной точностью) следует искать следы сабельного удара после покушения на Наследника японского полицейского в 1891 году в Оцу. Поэтому более чем странным кажутся теперь заявления уважаемых экспертов о том, что в 1990-е годы «мы искали его слева, а его там не было». Изучение исторических источников не дало бы возможности появиться такому ляпу!

Наконец, изучение дневниковых записей Государя, Императрицы, их переписки и других подобных источников, давным-давно всем известных, опубликованным и находящимся в широком открытом доступе, позволило нам выполнить своеобразное наложение описанных авторами этих дневников и писем событий на аспекты, отмеченные Эмилем Гургеновичем Агаджаняном о состоянии зубов черепов из екатеринбургских останков. Теперь мы можем смело утверждать, что никакого удаления 2 зубов, зафиксированного у черепа № 4 за 2-3 месяца до наступления смерти и у черепа № 2 за 1,5-2 месяца попросту не было. Ни Государь, ни доктор Боткин, которым и приписываются эти черепа - №№ 4 и 2) в реальной жизни в этот период не испытывали ни проблем с зубной болью, не обращались за помощью и не проходили какого-либо лечения.

В процессе своих исследований нам пришлось столкнуться и с тем, что, возможно, наличие у доктора Боткина съемного протеза вообще не является абсолютно доказанным фактом. Хотя, у черепа № 2 следы от подобного протеза, носимого обладателем черепа долгие годы, как раз присутствуют. Дело в том, что следователь Соколов, идентифицируя свою находку у Ганиной Ямы обошелся двумя устными показаниями свидетелей, подтвердивших, что у доктора были «вставные зубы». А вот брат Евгения Сергеевича на запрос следователя сообщил, что ему о подобном протезе ничего неизвестно. Более того, на момент зимы 1916 года никакого протеза точно не было. Поэтому факт наличия у доктора Боткина сьемного протеза нуждается в более серьезных доказательствах.

Следующим результатом наших исследований стало безоговорочное опровержение многократно звучавших слов экспертов о якобы присущей Государю и обладателю черепа № 4 так называемой дентофобии, то есть панического страха перед лечением зубов! На основании архивных и других письменных источников нам удалось подтвердить регулярное посещение Императором и его близкими стоматологов не только в Царском Селе, но и в период ссылки в Тобольске. Только за декабрь 1917 года — март 1918 года зубной врач Рендель посетила его 7 раз! Я уже не говорю о регулярной замене зубных щеток и использовании специальных эликсиров для полоскания полости рта. Все это говорит о высочайшей культуре Царской Семьи в плане ухода за зубами.

Но и обладатель черепа № 4, несмотря на прискорбное состояние зубов дентофобом также не был. Сохранившиеся амальгамная и цементная пломба установлены на зубы, пораженные поверхностным кариесом, то есть не причинявшие этому человеку боли. Сегодня такое лечение назвали бы плановым. Отмечу, что в своих исследованиях мы использовали прежде всего экспертные заключения, выполненные комиссиями, работавшими под руководством профессора Попова из Санкт-Петербурга, и профессора Пашиняна из московского института стоматологии им. Семашко и включенные в документы официального следствия и Правительственной комиссии. То есть, подчеркну, выводы о том, что зубы у черепов №№ 4 и 2 были удалены за определенный период до наступления смерти, и о том, что пломбы на зубах черепа № 4 установлены на незначительно пооврежденные зубы — не наши домыслы, а официальные выводы официальных комиссий, включенные в материалы следственного дела и Правительственной комиссии. Остается только пожалеть, что уважаемые исследователи тогда (да и сейчас, к сожалению!) избегают комплексного сравнения результатов своих исследований с историческими источниками.

Дополнительно, в ходе исследований, нам довелось подтвердить общеизвестный (увы, не членам следственной группы и Правительственной комиссии!) факт высочайшего уровня стоматологии, существовавшей в России в начале прошлого столетия и широчайшего распространения анестетиков, то есть средств обезболивания, позволявших тогдашним докторам осуществлять практически любое вмешательство безболезненно для пациента. Допустим, тот же новакаин использовался в России для местной анестезии с 1906 года. И мне искренне хочется верить, что, по крайней мере, с мифом о некой дентофобии, раздуваемом на протяжении последнего года, благодаря нашей работе, будет покончено окончательно.

Более подробно выводы наших исследований в части стоматологии озвучит в своем докладе мой уважаемый коллега — врач-стоматолог Эмиль Гургенович Агаджанян.

Особенно же мне хотелось подчеркнуть в своем выступлении необходимость при исследовании екатеринбургских останков именно комплексного подхода, поскольку проводящиеся отдельно (не в комплексе) исследования антропологические, стоматологические и исторические никогда не позволят получить объективный результат.

Первое следствие, проводимое следователем Соловьевым вообще не назначало и не проводило историческую экспертизу и не сосредотачивалось на розыске тех или иных первоисточников в государственных и частных архивах. Сегодня Церковная комиссия привлекла к своей работе историков. Однако, насколько я могу судить, их деятельность ограничена в основном анализом пласта документов, связанных с белогвардейским следствием Соколова и бесконечной атрибуцией так называемой Записки Юровского. На мой взгляд этот путь — тупиковый. Следствие, если оно хочет установить истину, должно изучать документы за значительно более широкий отрезок времени. К примеру, небезызвестный Гелий Рябов в одном из своих последних интервью говорил, что за работой по вскрытию (в кавычках) захоронения в Поросенковом Логу наблюдали сотрудники Свердловской милиции. Естественно предположить, что они делали это не по собственной инициативе, а по приказу своего руководства. Но я не слышал, чтобы кем-либо исследовались архивы и служебная переписка МВД И КГБ СССР за период с начала 60-х по 1979 год, то есть за тот период, когда, собственно говоря, появилось большинство привлеченных нынешним следствием «доказательств» событий июльской ночи 1918 года и подлинности екатеринбургских останков. Ведь, именно в этот период появились на свет воспоминания и Медведева, и Радзинского, и Никулина, да, строго, говоря, сын Юровского поставил свою подпись под запиской, подтверждая ее подлинность, лишь в 1958 году. Таким образом, сейчас разрабатывая версию о вероятной фальсификации захоронения следствие было просто обязано предоставить историкам доступ к документам спецслужб за этот период. А если говорить об уровне, проводимой сейчас исторической экспертизы, то я ограничусь одним фактом. В декабре месяце прошлого года профессор Попов посетовал на то, что ему хотелось бы ознакомиться с рентгеновским снимком кисти Императора. Увы. Но никто из историков, привлеченных к работе комиссии не смог подсказать ему, что этот снимок опубликован еще в 1969 году, а сейчас даже находится в открытом доступе на интернет-ресурсе библиотеки Медицинского центра университета Гарварда (США).

Но вернемся к теме нашего доклада. Все чаще мне приходится слышать о том, что любые (да-да, любые!) доказательства врачей, историков и других экспертов не идут ни в какое сравнение с результатами экспертизы ДНК. Я ни в коем случае не собираюсь сейчас называть генетику — продажной девкой империализма, но хочу отметить, что генетическая эспертиза — отнюдь не панацея и не «царица доказательств», а лишь один из инструментов следственных действий, позволяющий установить истину. И опять-таки, исключительно при комплексном подходе! Иными словами, результаты генетических экспертиз нужно рассматривать исключительно в комплексе с результатами исследований историков, антропологов и стоматологов. В противном случае, мы рискуем получить совершенно парадоксальный вывод! Допустим, существует некая женщина, живущая в Новой Зеландии, которая подала судебный иск об установлении отцовства в адрес некого жителя Австралии. Проведена экспертиза ДНК, давшая положительный результат. Но только доказано многочисленными фактами, документами и свидетельскими показаниями, что женщина никогда не бывала в Австралии, а мужчина в Новой Зеландии, они незнакомы и никогда не встречались. Следуя логике апологетов царицы доказательств, факт отцовства должен быть признан, невзирая ни на что. Однако, мы с Вами понимаем, что ни один суд такого решения никогда не примет.

На это обратил внимание и известный ученый-генетик, доктор биологических наук Животовский:

«Решение Правительственной комиссии от 30.01.98 зиждется на результатах исследования ДНК предполагаемых останков Царской Семьи, найденных в могильнике близ Екатеринбурга. Между тем, их доказательственная ценность слишком мала для того, чтобы на нём основывать столь исторически ответственное заключение.

В первую очередь, Комиссия нарушила основной принцип генетической идентификации личности: она не рассмотрела результаты проведенной ДНК-идентификации останков по нормам судебного расследования, а именно, не допустила состязательности всех высказанных версий всех сторон и не взвесила все доводы «за» и «против» этих результатов. Более того, Правительственная комиссия, принимая свое решение по представленным заключениям экспертиз, фактически, выполняла одновременно и функцию судьи и функцию одной из сторон. Мое мнение с учетом всех доводов таково: если бы дело о «екатеринбургских останках» рассматривалось в суде, то оно должно было бы быть отправлено на доследование за недостаточностью, имеющихся ДНК-доказательств».

Не будем забывать и о том, что существуют совершенно иные (отличные от официальных) результаты экспертиз ДНК. Это и экспертиза генетического сравнения материала скелета № 7, приписываемого Александре Федоровне с останками великомученицы Великой Княгини Елизаветы Федоровны, давшая отрицательный результат. Родственная связь не подтверждена. Опровергнуто японскими генетиками и соотнесение останков № 4 с Императором.

Однако есть и доказанный положительный результат генетической экспертизы между младшим братом Императора Великим князем Георгием Александровичем и жителем Петербурга Олегом Филатовым, выдающим себя за сына Цесаревича Алексея? Как быть с этим? Между прочим, следствие и комиссия не прорабатывало эту версию вообще.

Закончить же свой доклад я хочу цитатой из многим из Вас известного выступления нынешнего главы Следственного комитета РФ Александра Ивановича Бастрыкина на научной конференции «Царское дело и екатеринбургские останки», посвященного следствию Соловьева, по пути которого, как мне кажется, во многом пошли и его уже нынешние последователи:

«Все вышеизложенное позволяет сделать вывод о том, что заключение экспертной комиссии о безусловной достоверности выполненных идентификационных исследований нуждается в серьезной критической оценке и дополнительной проверке существующими методами научной идентификации. Что же касается доказательственного значения предложенного комиссией вывода, то он может рассматриваться только как вероятное заключение экспертов».

«Собранные следователем В.Н.Соловьевым доказательства отличаются односторонностью, поскольку в процессе расследования следователем воспринимались и фиксировались только те доказательства, которые укладывались в единственную версию, которая и составила основу расследования. Иные возможные теории, в частности, версия о том, что в обнаруженном захоронении могли находиться останки других лиц, следователем Генеральной прокуратуры, как уже отмечалось, не выдвигались и, соответственно, доказательства по ним не собирались».

«Все вышеизложенное позволяет утверждать, что обстоятельства, связанные с обнаружением останков неизвестных лиц в окрестностях Екатеринбурга нуждаются в дополнительной проверке путем производства дополнительного расследования».

Только тщательные глубокие исследования специалистами екатеринбургских останков при общем комплексном подходе следствия и церковной комиссии смогут приблизить нас к ответу на все волнующие нас вопросы.

Спасибо за внимание!

 

 

 

 

7527-й год от сотворения мира
2019-й год от Рождества Христова