Московскiя Въдомости
16+

Коррупция, либерализм и русофобия

Много десятилетий враги России пугали мир «русским коммунизмом». Нарочито не упоминая о том, что коммунистический каток первым прошел именно по России и по русским.

Много десятилетий враги России пугали мир «русским коммунизмом». Нарочито не упоминая о том, что коммунистический каток первым прошел именно по России и по русским.  Тем, более не упоминая о том, что никаких «русских корней» у коммунизма не было - это чисто западная идеология, рожденная «эпохой Просвещения».  Как и либерализм.

Теперь о коммунизме уже почти не вспоминают. Одна из главных русофобских  «страшилок» - «русская коррупция».  Вот, только что: четыре влиятельных члена Сената США - республиканцы Джон Маккейн, Роджер Уикер, демократ Бенджамин Кардин  и независимый сенатор Джозеф Либерман (все трое известны как отъявленные русофобы)  «согласились» на  отмену «допотопной», но до сих пор действующей  поправки Джексона-Вэника, связанной с эмиграцией советских (!) евреев,  но лишь  «в обмен» на принятие Сенатом «списка Магнитского», сообщает агентство Associated Press.  Сенаторы написали соответствующее письмо главе финансового комитета Сената Максу Бакусу  сообщает агентство. «Мы создадим препятствия для поездок за рубеж наиболее коррумпированным россиянам, а также для перемещения туда их личного состояния, добытого нечестным путем», - говорится в их  письме.

Обвинения русских в «тотальной коррупции» - это, конечно, лишь частный случай  охватившей  весь «цивилизованный мир» русофобии, о причинах которой еще Император Александр III говорил Наследнику, будущему Императору Николаю II: «Нашей огромности боятся».

Однако вспомним историю.

«Откуда есть пошла» современная «российская коррупция»?

В отличие от Запада, складывавшегося по парадигме «собственность первична, власть вторична», в России, как, впрочем, и издревле на всех «больших пространствах» - от Египта до Китая - все обстояло противоположным образом. Экономические отношения не определяли тип государства, но, напротив, определялись ими. Эти естественно-природные условия стократ усиливались тысячелетней Православной верой Русского народа, изначально ставившей экономику и проблемы собственности - без их манихейского отрицания - на второе место по отношению к нематериальному фактору.
Вопреки первоначальным устремлениям коммунистических идеологов - прежде всего самого Ульянова (Ленина), логика Русской истории привела к тому, что  к середине 30-х годов были, по сути, восстановлены - разумеется, с иной, но в чем-то еще более жесткой идеологией - основные геополитически необходимые параметры Русской исторической государственности с ее приматом общего над частным, «военно-тягловым» строем и определенным моральным аскетизмом (хотя, в силу декларируемого атеизма, и оторванным от своего корня).  Такому положению способствовало также и введение после войны самообеспечения советского рубля «всеми национальными богатствами СССР», то есть, отвязывание его от международной финансовой системы, и строжайший контроль за доходами номенклатуры (при предоставлении ряда льгот, не подлежавших при этом процентному увеличению).

 

Однако после ХХ съезда КПСС в сознание людей стал постепенно внедряться «принцип наслаждения» в самом широком смысле слова - многое из прежде запретного (или, загнанного в глухое подполье, в буквальном смысле слова, или в смысле «подполья души») уже к концу 50-началу 60-х стало если не поощряемым, то терпимым. Распространению в обществе гедонизма и моральной терпимости способствовали с размахом организованные под эгидой ЦК КПСС Международные фестивали молодежи и студентов, затем - Московские международные кинофестивали. Советский человек «открыл для себя» «западный образ жизни», что, безусловно, размывало аскетический идеал конца 30-х-начала 50-х, так или иначе сплачивавший, в том числе и номенклатуру. Характерно при этом, что  новая атеистическая кампания, затеянная Хрущевым, на самом деле, хотели того или не хотели, ударила также  и по партийной аскезе - она вполне шла в одном ключе с «либерализацией» социальной жизни. В 70-е годы к обогащению номенклатуры за счет «загранкомандировок» добавляется налаживание ее связей с т.н. «теневой экономикой». По некоторым данным, к началу 80-х годов обороты «теневой экономики» составляли около 40% финансовых оборотов СССР, и значительная часть номенклатуры, прежде всего, партийной, от ЦК до райкомов, оберегали многочисленных теневых дельцов, кстати, уже тогда объединившихся в этнические мафии, и имели от теневой экономики доходы, многократно превышавшие «номенклатурные льготы». Это уже была прямая коррупция, хотя пока еще советского, точнее, позднесоветского, типа.  А далее - идея конвертации власти в собственность, ставшая основой формирования «новой России» как части мировой политико-экономической - евроатлантической - системы не могло не привести к ее сначала тайному, а затем явному союзу с либеральной интеллигенцией. Наступила эпоха «легальной коррупции», которая стала следствием «дерусификации» (прежде всего в духовном и идеологическом, хотя и не только,  смысле) и либерализации господствовавшей идеологии, а затем и прямой ее смены идеологией либеральной.


Русский человек, столетиями воспитанный на православной этике служения, нестяжательства, воздержания, отсечения греховных помыслов, а затем воспринявший т.н. «Моральный кодекс строителя коммунизма», в котором провозглашается (хотя и применяется к достижению ложных целей) та же самая этика, в принципе не может понять  т.н. «либеральных ценностей», возникших на почве исключительно протестантизма (даже католики в этом смысле нам понятнее). В том числе и «свобода предпринимательства» воспринимается как «дозволение на всяческая» Потому-то и  «оказалось, что та идеология, которая для Европы была лекарственной и стимулирующей ее развитие, для России оказалась сильнодействующим ядом, который чуть не убил ее в 90-е гг. прошлого века и сегодня продолжает отравлять нашу жизнь» - пишет Андрей Покидышев.

 

В опубликованном еще в 1998 году аналитическом докладе фонда ИНДНМ «Россия и коррупция: кто кого» в числе проблем, порождающих коррупцию в России, названы «неукорененность демократических политических традиций» и «неразвитость правового сознания населения». На самом деле все обстоит «с точностью до наоборот».

 

Дело не в «неразвитости», но в несоответствии складывавшегося тысячелетиями правосознания - доминирования общего над частным, религиозной (а затем идеологической) мотивировки правового поведения, представлений о сакральности власти и земли, предпочтения «правды» праву и т.д. - механически и наспех реципированным принципам евроатлантических правовых систем и действительно образовавшегося в широких массах «провала правосознания», когда прежнее воспринимается как устаревшее и далекое от жизни, а вмененное - как иноязычная тарабарщина. Именно это и породило абсолютно уникальную ситуацию, отличающую российскую коррупцию (как бы и кто бы ни сравнивал ее с «латиноамериканской» или «нигерийской»): само реципированное право Запада порождает в России коррупцию.

 
Но для того, чтобы «запустить» эти процессы, необходимо было  «запустить» прежде всего отвращение народа от собственной истории, от себя самого, то есть именно и как раз русофобию. Парадоксально, но именно русофобия всегда  была «родовым пятном» «русской» либеральной интеллигенции. Поэтому и «запускать» особенно было нечего. Надо было только «разбередить раны» и «стимулировать процесс».

 

Что такое коррупция в принципе? Как можно определить это общественное явление? «Коррупция» («corruptio») на латыни означает «распад», «гниение», «разложение», «разрыв органических связей» - указывает профессор А.Г.Дугин.  Этот термин прилагается к процессу гниения трупов - они разлагаются, «коррумпируются». Так теневые схемы, распилы, откаты и хищения разлагают органические связи хозяйства, нормальное функционирование экономики и вертикали власти - на каждом уровне любое начинание превращается в «тему» (то есть в процесс хищения, незаконных поборов, получения взяток и распил бюджета). Хозяйство гниет. Но и гниение есть своеобразная жизненная среда - она притягивает хищников, пожирающих падаль, дает жизнь червям, бактериям, насекомым, питает и удобряет, в конце концов, почву. Наше общество прекрасно адаптировалось к коррупционным процессам, научилось жить в состоянии разложения. Тем более массовая культура сегодня как никогда способствует этому - низкопробный юмор, дегенеративные сериалы и узколобые развлечения составляют основу информационной среды - особенно в пространстве телевидения. Это своего рода «телекоррупция», на которой процветают извращенцы и лгуны, нарциссические эгоисты и хищные акулы шоубизнеса» .

Дугин прав.  Коррупция, рождаясь из разложения, сама порождает его все новые проявления - в геометрической прогрессии или, если угодно, как раковая опухоль.


Очень важной вехой осмысления губительности либеральной идеологии в России и ее «коррупциогенности» был  организованный  Фондом им. Питирима Сорокина круглый  стол "Преодоление либерализма" (Москва, МГУ,  30 мая 2007). Один из руководителей Фонда, декан социологического факультета МГУ Владимир Добреньков призвал экспертов ответить на вопросы: «Соответствует ли либерализм отечественному национальному сознанию? Насколько он учитывает фактор традиционных ценностей? Почему российский либерализм отвергается обществом? Каковы перспективы «диалога идеологий» в России?».

 

Депутат Государственной Думы Сергей Глазьев заявил о невозможности успешной реализации в российском социуме либеральной идеи.  В новейшей истории России либерализм, по словам С. Глазьева, «понимался как некая вольница», и это стало его драмой. Депутат подверг критике российские реформы начала 1990-х, которые, проходя под либеральными лозунгами, «стали примером извращенной реализации псевдолиберальной идеологии и обернулись крупномасштабным воровством». Либеральная идеология осознанно использовалась ее носителями «как ширма оправдания коррупции и расхищения государственного имущества». С.Глазьев отметил, что такое «примитивное извращение либеральной идеологии» вызвало отторжение даже у классиков либерализма, например, Милтона Фридмана, отказавших нашим реформаторам в звании либералов.

 

Политолог, главный редактор журнала «Профиль» Михаил Леонтьев поддержал Сергея Глазьева в том, что реальный социально-экономический смысл либеральных реформ в России заключался в «легализации воровства». Главным маяком для отечественных младореформаторов, по его словам, всегда была «геополитическая ориентация и преданность флагу звездно-полосатой окраски», ради которой они готовы были «поступиться любыми ценностями». Политолог

 

Александр Ципко отметил, что «смердяковщина», презрение к национальной традиции, «стремление сломать традиционный архетип» являлись характерными чертами российских либералов в начале 90-х годов. Причем, по мнению эксперта, такого рода позиция отдельных представителей либерального лагеря является ничем иным, как социал-дарвинизмом, который вкупе со «смердяковщиной» является «очень опасным мировоззрением».

 

Оставим на совести уважаемого Сергея Глазьева его вольные или невольные попытки «отмыть» идеологию либерализма как таковую. Пусть это останется предметом научной дискуссии. Он прав в главном:  современная «российская коррупция» коррупция - порождение либеральной экономики и идеологии. Однако все было бы проще, если речь шла просто о внутренней и добровольной рецепции «принципов либерализма». Речь идет о том, что эти «принципы» были нам навязаны, причем совершенно сознательно и умышленно.

 

Экономический аспект проблемы хорошо высветил известный германский теоретик экономической науки XIX в. Фридрих Лист (1789 -1846). Он доказывал, что страны, уже давно идущие путем рыночной (либеральной) экономики, неизменно выигрывают от восприятия этой модели странами, которые имели иные хозяйственные модели. На примере Англии он показал, что взаимная либеральная открытость стран двух обществ выгодна тому обществу, которое имеет более развитую рыночную инфраструктуру. А те государства, которые по каким-то причинам развивали свою экономику на другой основе, в случае перехода к рыночному либерализму обречены на зависимое положение. Причем «не рыночные» экономики не синоним экономик отсталых. Новейшая история подтверждает правоту Ф. Листа: богатые (западные) страны богатеют, их разрыв со странами «третьего мира» увеличивается. Западу просто выгодно экономически навязывать рыночную экономику - это легчайший инструмент его господства.

То, о чем писал выдающийся германский ученый позапрошлого века, чьи труды при определенных (более благоприятных) исторических условиях вполне могли бы стать реальной альтернативой марксизму, безусловно и бесповоротно подтверждается реалиями нашего времени. Еще в 2000 г. в книге «Рыночный капитализм против государственности»  Борис Хореев писал: «Когда говорят, что, де, у нас нет капитализма, а есть ворократия, то на самом деле извращают проблему, не понимая, что хотя у нас, действительно нет (и не будет!) развитого капитализма, как на Западе, но капитализм зависимого типа уже налицо, а ворократия, и криминалитет - это его родовые черты, так же как перманентная депрессия и разложение. Сложившийся у нас капитал, как правило, в сильной и процветающей государственности никак не заинтересован, и именно поэтому продолжает настаивать на рыночно-либеральном курсе (при всех его оттенках - от черных до розовых). Он ощущает себя частью глобальной либеральной экономики и поступает согласно рецептам МВФ, Всемирного банка и прочих выразителей интересов мировых центров силы. Ему и им выгодно, отвечает его эгоистическим интересам именно сегодняшнее состояние российского общества, приводящее к необратимому экономическому закабалению России и превращению ее в еще более жестко эксплуатируемую полуколонию»

 

Далее автор пытается «структурировать» формы «работающего» в России капитала и приходит к следующему. Во-первых, это капитал международный, которому нужно всемерное ослабление российской государственности. Во-вторых, это теневой капитал, какой ассоциируют с криминальным. По официальной оценке - до 40 процентов российского производства.  Это, собственно, и есть экономическая база коррупции. В-третьих, капитал "законный", т.е. вполне легальный, какой как раз и является порождением курса либеральных реформ, является спекулятивным, посредническим, обслуживающим Запад, неизбежно компрадорским. Это основная база политического либерализма - от «Яблока» и «Правого дела» до «белоленточников» и псевдонационалистов-сепаратистов. (об этом последнем Б.Хорев не говорит, поскольку тогда этого вроде как бы не было).

 

И, наконец, так называемый "национально-ориентированный" капитал. Когда говорят об "отечественных товаропроизводителях", о "реальном секторе" экономики как производящем, а не спекулирующем, то имеют в виду именно его. Но именно ему и мешает либеральный курс. Даже лучшие из русских предпринимателей и директоров заводов, дабы держать  предприятия на плаву, вынуждены играть по правилам, диктуемым правилами МВФ и финансовыми воротилами. А теперь вот еще на нас навалились и правила ВТО. Но коррупция, пусть даже и не все сектора капитала ее порождают, проникает во все сферы экономики, политики и жизни, делая нас бессильными не только экономически, но и политически. Решение о вступлении в ВТО было «продавлено» вопреки явному его неприятию не только трудящимся, но и предпринимательским классом.

Обобщая, можно сказать: cвободно распоряжаясь национальными богатствами и ресурсами, либералы формируют коррупционные схемы, развращая чиновничий аппарат и общественных лидеров, закладывая тем самым государственность в коррупционный залог, ради контроля над ресурсами и производством. Именно поэтому большинство стран с «развивающейся экономикой», развивающихся под контролем заокеанских апологетов либеральной экономики, так страдают от коррупции. Коррупция - это инструмент либералов, для контроля над нелиберальными экономиками.

Вот только один пример того, как «либеральные принципы» сами по себе порождают коррупцию. Пример общественных отношений, хорошо всем известных - жилищно-коммунальное хозяйство (ЖКХ).  Павел Крашенниников, убежденный либерал и один из авторов Жилищного кодекса на этапе его вступления в действие утверждал, что новый кодекс антикоррупционен. Все на самом деле оказывается строго противоположным.

 

Вот одна «схема»: теперь муниципальное жилье дают только «малоимущим». Остальные - как хотите, «по законам рынка». Но поскольку Кодекс детально не прописывает, что значит малоимущие, определение того, является ваша семья малоимущей или нет, остается за местным чиновником. Как показывает опыт почти трех лет работы Жилищного кодекса, малоимущими, т.е. имеющими право постановки на очередь на получение жилья, за это время практически никто не был признан. Оно и понятно - откуда у малоимущих средства на подношение чиновникам, тем более, что даже в случае получения данного статуса и постановки на очередь, ждать жилье придется очень долго. Вторая возможность: Жилищный Кодекс практически поручает местным чиновникам определять, кого выселять за неуплату. Пока данный раздел Кодекса широко не применяется, но все еще впереди. Нет денег за долги ЖКХ - сделай подношение чиновнику и тебя не признают злостным должником или твои долги признают уважительными.


Сторонники жилищно-коммунальной реформы считают, что одна из главных проблем сферы ЖКХ - монополизм предоставления услуг. Т.е. существование ЖЭКов, ДЭЗов и так далее, предоставляющих услуги. Жилищный кодекс формально разрушает данный монополизм, так как вводит управляющие компании, обслуживающие компании и непосредственное управление. Но посмотрим, что происходит на деле. Управляющие компании в основном создаются на базе тех же ДЭЗов в принудительном порядке. Никакого рыночного механизма тут не закладывается. Все свелось к акционированию существующих государственных и муниципальных структур. Малому и среднему бизнесу здесь места нет и не будет. Во времена государственной монополии государство было заинтересовано в поддержании жилищного фонда, потому что в конечном счете государству самому нужно было обеспечивать жильем население. Коммерческие структуры будут заинтересованы в разрушении жилищного фонда, особенно в центре городов и престижных районах, чтобы коренных жителей потом выселить в отдаленные районы в некачественное новое жилье, а то и вовсе на улицу. А на месте рухнувших домов построить элитное дорогое жилье или офисы. От этого можно получить гораздо больше, чем от ЖКХ.


Тарифы на услуги ЖКХ, которые формируются местными властями в каждом отдельном населенном пункте, также порождают коррупцию. Те же тарифы на электроэнергию, на услуги телефонных компаний, на услуги за газ, тепло, воду и так далее диктуют местные монополисты, а местные чиновники утверждают. Как проходит процесс утверждения, никто не знает. Монополисты руководствуются средней нормой прибыли, а как ведутся расчеты, остается тайной. И это создает поле для коррупции.


Еще одна возможность для коррупции в сфере предоставления услуг ЖКХ - это постоянные отключения воды, газа, электричества, отопления, которые происходят даже в центре Москвы и тем более по всей России. Какая порой бывает экономия, а мы за все платим. Так что ЖКХ таит в себе немало способов получить деньги, ничего не делая для потребителей и уж точно никак не улучшая качество предоставляемых услуг.
А вот самый простой случай. В жилищно-коммунальной сфере Москвы работают нелегалы из Киргизии. Уровень квалификации никакой. Они живут там же, где работают. Но официально оформлены коренные москвичи. Поэтому работники зарплату получают в конверте. И она у них гораздо ниже, чем положено. А куда уходит разница? Конечно, не на содержание домов.


Конечно, ЖКХ это только частный, хотя и самый понятный все людям, поскольку всех касается, случай. Так происходит всюду и везде, причем схемы одни и те же.


Современная коррупция - порождение либеральной экономики и идеологии. Агентам либеральных экономических ценностей позволено создавать схемы и механизмы по контролю и распределению национальных богатств и ресурсов на «варварской» территории с «чуждой» идеологией. Для либеральных идеологов действует принцип - «носитель либеральных ценностей превыше всего, для завоевания пространства, возможно всё!»  Заинтересованы  ли  те же самые чиновники ЖКХ в строительстве в рамках своего хозяйства храмов, школ, больниц, поликлиник, предприятий, в том числе самых что ни на есть частных? Нет, конечно. Они будут заинтересованы в создании на своей территории всевозможных филиалов международных банков, финансовых центров, а также  ночных клубов, сомнительных развлекательных заведений и всего прочего, что вместе и составляет «инфраструктуру либеральных ценностей». И вот  чиновник, «Акакий Акакиевич» становится «иностранным  агентом»!


Вот суждение известного  публициста Геннадия Водолеева: «Непомерно раздувшееся чиновничество (в сравнении с периодом СССР в пересчете на численность населения РФ число их выросло по данным социологов в 11 раз), одержимое стремлением обогащаться и потреблять все по высшим мировым стандартам, с готовностью позволяет любым “деловым людям” заниматься любым противозаконным, запрещенным “бизнесом”, действуя за взятки. Эти совместные усилия предпринимателей и чиновничества в современной российской действительности явились одной из главных причин, спровоцировавших выморочные и деградационные циклы российского населения, создали России репутацию страны, куда можно сбыть любую лежалую, непригодную продукцию, любое очевидное товарное дерьмо. Создало в мировом научном представлении мнении, что население нашей страны является одним большим социальным организмом, на котором одновременно испытываются все сущие экологически опасности. Сговорчивое за мзду чиновничество позволяет истреблять реликтовые леса, застраивать природоохранные зоны, заповедники. Регулярные и высокие проплаты всевозможным должностным лицам включаются в виде постоянной статьи в сметы расходов зарубежных и отечественных фирм, корпораций, банков и включаются затем в стоимость производимой продукции и услуг.

 

То есть взимаются опять же с населения, ухудшая его и без того неважное  жизнеобеспечение. Что упомянутыми коллективными творцами выморочного процесса целой нации не воспринимаются никак, либо как вполне естественное и допустимое явление» .


Коррупция метастазом поражает здоровье государственной общественной ткани, формирует спрос на жизнь класса люкс. Расхищая национальные богатства и достояния, кичась своей «успешностью» и близостью к вершинам контроля над национальными богатствами, создают ощущение безнаказанности и вседозволенности, привнося, в пожираемое ими общество, отголоски «сытой» либеральной жизни, психологически пытаясь легализоваться в глазах своих «заокеанских наставников».  «Акакий Акакиевич» уже отдыхает только на «цивилизованном Западе», там же хранит свои сбережения, и там же учатся его дети. Чему учатся?

Российское чиновничество становится заложником Запада. Именно поэтому заокеанским борцам за гражданские права, так легко, подобно карточному шулеру, незаметно вытаскивающему туз из рукава, закатывать коррупционный скандал на нелиберальной территориями. Коррупционеры с удовольствием хранят «увиденное» на счетах зарубежных банков, а, когда выбиваются с уровня «Акакия Акакиевича» повыше, уже приобретают недвижимость, яхты, футбольные клубы в странах с «развитой экономикой».   А затем, при наличии «политической необходимости», раздувая очередной скандал, «ревнители гражданских свобод» с легкостью сдают своих патронируемых, «раскрывая» тайну вкладов и историю неправедного обогащения, ставя в вину «варварской территории» необузданные нравы  эпохи первоначального накопления капитала. Почему? Ну, конечно же, русские виноваты, русские все такие. Даже если «разоблаченный» носит фамилию Рабинович (условно) или «Усамов» (тоже условно). Это никому не важно и никого там не интересует. Русофобия, как говорится, «рулит».
Можно сказать и так. Русофобия (в форме «российского либерализма») порождает коррупцию, а коррупция, в свою очередь порождает русофобию.
Победить коррупцию в условиях заражения государства и общества паразитирующим либерализмом  невозможно. Необходимы два, скажем так, предварительных условия. Первое: выход Российского руководства  из-под могущественного контроля извне или, в крайнем случае, достижения в этом вопросе некоего первоначального компромисса. Разумеется, с опорой на военную силу (что вовсе не обязательно означает ее применения).  Второе: политико-идеологические перемены. Либерализм как идеология должен быть отброшен. Только объединение народа на основе Православной веры и верности собственной истории во всей ее полноте  может принести исцеление.

 

Победить коррупцию, победить русофобию и победить либеральную идеологию  - одна и та же задача.

Алексей АВЕРЬЯНОВ, адвокат

Просмотров: 3459

Поддержите культурно-просветительный сайт.




Комментарии пользователей

7523-й год от сотворения мира
2014-й год от Рождества Христова