Московскiя Въдомости
16+

Зачем Следственный комитет торопится признать «екатеринбургские останки» Царскими до завершения и публикации всех экспертиз?

29 Августа 2018, 09:54 # / Статьи / 22166.html

Президенту России

В.В. Путину

 

Премьер-министру РФ

Д.А. Медведеву

 

Председателю Совета Федерации Федерального

 Собрания РФ

В.И. Матвиенко

 

Председателю Государственной Думы РФ

В.В. Володину

 

Генеральному Прокурору РФ

Ю.Я. Чайке

 

 

С 19 августа 1993 года Генеральной прокуратурой, а впоследствии – Следственным комитетом ведется уголовное дело № 18-123666-93 по злодейскому убийству Царской Семьи в июле 1918 года. Дело это неоднократно закрывали и открывали вновь. С 2015 года номер дела изменился на № 252/40451615, сменился руководитель следственной группы. В суд дело до сих пор не передано.

25 июля 2018 года руководитель Следственного комитета России Александр Бастрыкин дал интервью газете «Известия» [https://iz.ru/768767/formiruetsia-novoe-pokolenie-sledovatelei]. По теме «екатеринбургских останков» господин Бастрыкин почти дословно повторил пресс-релиз Следственного комитета, экстренным образом поставленный на официальном сайте в 4 часа утра 16 июля 2018 года, после того как Синод Русской Православной Церкви, проходивший в Екатеринбурге в субботу, 14 июля, накануне скорбных и святых Царских дней столетия мученического подвига Царской Семьи, отказался рассматривать вопрос о «екатеринбургских останках». От имени Синода было справедливо заявлено, что продолжаются различные экспертизы, они не завершены и, более того, не опубликованы в рецензируемых научных изданиях, не изучены независимыми учеными, экспертами и православной общественностью, поэтому говорить о каких-либо выводах или решениях преждевременно.

Столь неожиданное появление среди ночи 16 июля, с воскресения на понедельник, пресс-релиза Следственного комитета с видеообращением официального представителя СК Светланы Петренко [http://sledcom.ru/news/item/1241059/] вызвало, мягко говоря, удивление. Прежде всего потому, что изложенные в нем данные имели явно промежуточный характер: сообщалось о том, что завершены генетические экспертизы. Надо сказать, что подобные экспертизы уже проводились (и завершались) и в 1995, и в 1998, и в 2007, и в 2008, и в 2015 годах. Нет ничего нового в том, что очередные генетические экспертизы, неизвестно кем проведенные, что-то подтвердили с какой-то неизвестной и несообщенной точностью и вероятностью, а исчерпывающей информации об этих экспертизах в заявлении Следственного комитета не содержится, и сами экспертизы так и не опубликованы.

Мы знаем, что есть другие генетические экспертизы по «екатеринбургским останкам», которые дали обратные результаты. При проведении новых генетических экспертиз необходимо было научно обоснованно объяснить результаты генетических экспертиз японского ученого Тацуо Нагаи, экспертизы Алека Найта и Льва Животовского, не подтвердивших принадлежность «екатеринбургских останков» Царской Семье. Этого сделано не было.

При расследовании такого сложного дела, как дело о злодейском убийстве Царской Семьи, необходимо, чтобы совпали результаты всех экспертиз: и генетической, и исторической, и антропологической, и стоматологической и других, то есть в целом всех комплексных экспертиз. Как известно, именно отсутствие комплексного исследования всех версий убийства и уничтожение части Царских останков было поводом для справедливой критики действий следователя В. Соловьева, руководившего следствием в 1990-х и в 2000-х годах и затем в 2015 году. Именно за это В. Соловьева отстранили от дела, которое поручили вести генералу И.В. Краснову, возглавившему следственную группу в ноябре 2015 года. Среди критиков деятельности В. Соловьева в 1998 году был и автор недавнего интервью Александр Бастрыкин, в то время профессор одного из юридических университетов Санкт-Петербурга. На научной конференции в июне 1998 года он сделал подробный разбор деятельности следователя Соловьева и указал на ее недостатки: низкая достоверность генетических экспертиз (всего 99%, тогда как для достоверного подтверждения отцовства необходима точность 99,99%, то есть на два порядка выше, или как минимум 99,75%, если один из родителей отсутствует [https://www.zonazakona.ru/law/comments/60]), исследование только одной версии событий, отсутствие комплексного подхода, пренебрежение исторической экспертизой, отсутствие комплексной экспертизы.

То, что мы прочли в интервью Бастрыкина, в определенной степени противоречит его же докладу 1998 года [http://ruskline.ru/analitika/2008/02/16/processual_no-kriminalisticheskij_analiz_materialov_svyazannyh_s_obnaruzheniem_i_issledovaniem_zahoroneniya_neizvestnyh_lic_obna], потому что, например, ни о какой комплексности подхода в нынешнем интервью сказано не было. Более того, из интервью складывается мнение, что руководитель Следственного комитета заранее делает вывод о том, что результаты одной генетической экспертизы уже позволяют заявить, что «екатеринбургские останки» являются Царскими.

Следствие сегодня фактически заявляет, что оставшиеся экспертизы типа антропологической, исторической, автороведческой не являются существенными, потому что все уже доказали некоторые из генетических экспертиз. Выходит, теперь генетическая экспертиза по исследованию останков, захороненных 100 лет назад, – это «царица доказательств»? Есть многочисленные примеры того, что останки людей, погибших в Великой Отечественной войне и даже позже, невозможно идентифицировать из-за разрушения ДНК. Необходимо помнить, что генетическая идентификация может быть достоверной только при сравнении материала живых или недавно умерших (погибших) людей, в отношении же тех, кто был похоронен десятки лет назад, этот метод до сих пор носит экспериментальный, предположительный характер, случаи достоверной идентификации практически отсутствуют. Более того, есть много примеров, когда при рассмотрении уголовных дел и в России, и в других странах генетическая экспертиза даже в отношении живых людей дала неверный результат [http://mosvedi.ru/news/society/russia/20570.html]. В следственном деле недопустимо делать заключение, исходя исключительно из спорных результатов экспертиз одного вида. Это явное нарушение порядка ведения следствия, это давление и на самих следователей, и на экспертов, проводящих исторические, автороведческие, антропологические и другие экспертизы.

Мало того, фактически, следствие оказывает давление на Русскую Православную Церковь. Пресс-релиз следственного комитета можно рассматривать как некий посыл архиереям: «Что вы там еще ждете? Уже все установлено!». Мы прекрасно помним, что именно такими окриками был славен следователь В. Соловьев. Именно он давил на Патриарха Алексия II, на митрополита Ювеналия, на митрополита Кирилла — нынешнего Патриарха. В. Соловьев вместе с руководителем Правительственной комиссии Борисом Немцовым в 1998 году буквально заставляли архиереев признать останки Царскими.

Из заявления Следственного комитета представляется, что проведена успешная генетическая идентификация всех 11 человеческих останков. То есть и Верных Царских слуг, убитых вместе с Царской Семьей (которые прославлены Русской Православной Церковью Заграницей как святые). В то же время у потомков повара Ивана Харитонова биологический материал для генетического изучения следствие не запрашивало, и они, как это заявлял правнук мученика историк Петр Мультатули, такой материал следствию не предоставляли. Каким же образом проводилась генетическая идентификация останков повара Ивана Харитонова, святого мученика? Каким образом проводилась идентификация останков камердинера, мученика Алексея (Алоизия) Труппа, который не оставил потомства и близкие родственники которого следствию неизвестны?

Вынести окончательное решение об установлении родства между теми или иными лицами, в соответствии с п. 1 ч. 2 ст. 264 ГПК России и ст. 90 УПК России, может только суд. Так, при возникновении сомнений в отцовстве используется генетическая экспертиза, но не следствие, не следователь, а только суд решает, кто чей родственник. Тем более, нужно быть вдвойне осторожными в вопросах настолько сложных и общественно значимых, как расследование злодейского убийства Царской Семьи, и обеспечить состязательность всех сторон процесса: и защиты, и обвинения, и следствия.

Во всех цивилизованных странах правосудие осуществляется только судом, а никак не следствием в одиночку. Этому посвящена статья 118 Конституции России и статья 8 УПК России. В судебном процессе участвуют и прокуратура, и защита в лице адвокатов. Именно суд может установить те или иные фактические обстоятельства, связанные со злодейским убийством Царской Семьи, в том числе и принадлежность тех или иных останков.

Удивительно, что следствие полностью игнорирует многочисленные независимые экспертизы, которые появились за последний год, в том числе комплексную историко-стоматологическую экспертизу [http://mosvedi.ru/article/21430.html], которая показала полное несоответствие стоматологического статуса «екатеринбургских останков» стоматологическому статусу членов Царской Семьи.

Сама возможность проведения генетических экспертиз по данному делу является весьма сомнительной (если не исключается), потому что отсутствует чистота биологического материала «екатеринбургских останков», побывавших в руках сотен людей. При отборе проб были заведомо многократно нарушены все процессуальные нормы.

Разительным контрастом с тем, как извлекали «екатеринбургские останки» (и впоследствии обращались с ними), выглядит благоговейное обращение с честными останками Императора Александра III при вскрытии его могилы в Петропавловском Соборе в ноябре 2015 года для взятия образцов. В 2015 году специалисты использовали стерильные перчатки, были в халатах и марлевых повязках: были приняты все возможные меры, чтобы ни в коем случае не допустить биологического загрязнения образцов. Не так было с «екатеринбургскими останками»: они были выкопаны первый раз в 1979 году и побывали в руках десятков людей, а через год закопаны. В 1991 году их в дождь выкапывали десятки солдат, их пот смывался дождем на останки. За прошедшие четверть века их много раз брали руками без перчаток, без масок десятки людей, рассматривали с близкого расстояния, разговаривали, не заботясь ни о каких мерах предосторожности. Останки хранились вперемешку. Подтверждение тому ­– многочисленные фотографии в книгах и интернете.

Различия в строении молекул ДНК людей, не являющихся близкими родственниками, незначительны. Точность 99%, заявленная следователем В. Соловьевым в 1998 году, означает, что совпадение идентификационных признаков будет наблюдаться у каждого сотого исследованного представителя (народа, популяции, жителя города). При судебной идентификации, например, отцовства, допустимая точность не может быть ниже 99,75% (при том, что это не противоречит другим обстоятельствам). Как сформулировал мировой авторитет в области генетики профессор Л.А.Животовский, «согласно мировой судебно-генетической практике, надежность ДНК-идентификации в уголовных делах должна быть такова, чтобы ни один человек в данном месте (городе, губернии, стране — в зависимости от обстоятельств дела) не имел бы идентификационных признаков опознаваемого лица» [http://www.tzar-nikolai.orthodoxy.ru/ost/dum/2.htm]. То есть для расследуемого преступления эта точность должна быть существенно выше, чем 99,99% (один из десяти тысяч). Достигнуть такой точности  при сравнении останков, пролежавших в земле более 100 лет, крайне затруднительно, и результаты будут ненадежными. В случае же смешения в образце ДНК от нескольких человек (и других случаях засорения образцов чужеродным биологическим материалом) генетическая идентификация в принципе невозможна, потому что даст заведомо ложный результат [https://www.zonazakona.ru/law/comments/60].

Есть также серьезные сомнения в сохранности ДНК в исследуемых «екатеринбургских останках»: как в найденных в 1991 году (в связи с эффектом разрушающего ДНК торфяного дубления, зафиксированного еще в 1991 году в недавно опубликованных протоколах их первоначального осмотра), так и обнаруженных в 2007 году 130 граммах обгоревших и обуглившихся косточек, приписываемых в то время следователем В. Соловьевым Царевне Марии и Цесаревичу Алексею. Эти останки обгорели, так как подвергались воздействию температуры более 200 градусов на протяжении длительного времени, что, по сегодняшним научным данным, приводит к необратимому разрушению и митохондриальной, и ядерной ДНК, а следовательно, делает невозможной или заведомо ложной их генетическую идентификацию [https://www.mediasphera.ru/issues/sudebno-meditsinskaya-ekspertiza/2018/2/1003945212018021021].

Априори засоренными биологически (содержащими чужеродный генетический материал) являются и побывавшие за сто лет в руках сотен людей «образцы», с которыми генетики сравнивали «екатеринбургские останки»: рубашка со следами пота, платок с пятнами крови Императора Николая II, хранящийся в Эрмитаже.

Вызывает закономерное сомнение и сохранность ДНК в честных останках Императора Александра III: после захоронения прошло более 120 лет, к тому же останки после смерти бальзамировали сильнодействующими веществами, которые наряду с естественными процессами тления, продолжавшимися более века, разрушают ДНК и делают малодостоверными генетические экспертизы. То же можно сказать об останках Великого Князя Георгия Александровича (брата Императора), которые столетие назад также бальзамировали, летом транспортировал из Грузии в столицу, а затем на 16 день после смерти захоронили в часовне в Петропавловской крепости в болотистую влажную почву (в которой происходят упомянутые выше процессы торфяного дубления).

Заключения целого ряда независимых экспертиз опубликованы [http://www.pravoslavie.ru/108747.html] [http://www.pravoslavie.ru/112133.html] [http://mosvedi.ru/article/21828.html], а также направлены в Следственный комитет на имя Александра Бастрыкина, однако ни их авторы, ни заказчики в лице ряда православных фондов никакого ответа от Следственного комитета России так и не получили. Такое полное игнорирование деятельности независимых экспертов и несоблюдение законодательных норм ответа на обращения граждан говорит о явной необъективности проводимого следствия и его предвзятости.

Само по себе исследование только одной произвольной версии событий (захоронение без сожжения девяти тел в Поросенковом Логу) следствием В. Соловьева при игнорировании обширных материалов следствия Николая Соколова 1919—1924 годов является юридическим нонсенсом. Как хорошо известно, следователь Н.А.Соколов и его коллеги И.А.Сергеев и А.П.Наметкин собрали по горячим следам десятки показаний свидетелей, подтвердивших расчленение и сожжение с помощью дров, бензина и кислоты тел Царственных мучеников в Ганиной Яме. Честные главы страстотерпцев (Царя, Цесаревича, Императрицы – прежде всего) были отсечены злодеями, заспиртованы и доставлены в Москву. Это подтверждается и исследованиями многих современных историков [http://www.nashaepoha.ru/?page=obj26977&lang=1&id=600].

Нонсенсом является то, что Правительственная комиссия 1990-х годов и последующее следствие даже не обращались к обширным многотомным материалам следствия Н.Соколова, которые хранятся, например, в США (в Фонде Форда). Находящиеся там уникальные тома дела до сих пор не исследованы и не опубликованы. 

Характерно и то, что нынешнее следствие не привлекло к работе известных историков, специализирующихся на Царской теме, поручив историческую экспертизу сотрудникам РГГУ, историкам Л.А. Лыковой и Е.В. Пчелову, которые уже приняли как данность версию захоронения в Поросенковом Логе: одна в 1990-х годах, а другой в 2015 году [http://static.government.ru/media/files/vzKYywd7HLWjOzTaeWerAVXQKy1Lw0HF.pdf], о чем публично заявляли еще до начала работ по исторической экспертизе.

Сегодня можно вспомнить и о не выполненных руководством Следственного комитета обещаниях, которые были даны Патриарху Кириллу, Синоду и всей Православной Церкви в июне 2017 года: тогда было обещано, что следствие будет вестись открыто и все экспертизы будут опубликованы для их широкого научного обсуждения. Ничего этого до сих пор, спустя год, не произошло! Были лишь даны ни к чему не обязывающие интервью отдельных экспертов в 2017 году.

Удивительно, что принятие «екатеринбургских останков» в качестве Царских мощей навязывают Церкви не являющиеся христианами чиновники, некоторые из них публично засвидетельствовали в разных ситуациях свою антицерковную позицию. Это и покойный вице-премьер Борис Немцов, и сенатор Людмила Нарусова, и научный руководитель ГАРФ Сергей Мироненко, и прокурор-криминалист Владимир Соловьев, и геолог Александр Авдонин, и целый ряд других. Среди людей, публично называющих себя православными и при этом придерживающихся такой же позиции в отношении останков, общественности известен бывший советник Немцова Виктор Аксючиц, недавно публично признавшийся, что в советское время сотрудничал с КГБ [http://www.golos-epohi.ru/?ELEMENT_ID=10812].

У православного народа возникает серьезное недоверие к деятельности следователей и чиновников, состоявших членами коммунистической партии, то есть партии, в которой состояли цареубийцы.

Характерно, что тот же В. Соловьев открыто продолжает отстаивать непричастность богоборца и христоненавистника В. Ленина (Ульянова) к злодейскому убийству Царской Семьи [https://kprf.ru/rus_soc/67453.html]. И это несмотря на то, что 1 октября 2008 года Верховный Суд России установил, что и Я. Свердлов и В. Ленин как руководители ВЦИК и Совнаркома публично одобрили злодейское убийство Царя и скрыли убийство других членов Царской Семьи, тем самым подтвердив свою руководящую роль в этом преступлении [http://www.vsrf.ru/stor_pdf.php?id=252516].

Мы видим повторение того, что уже многократно случалось на протяжении 1990-х и 2000-х годов. От научной общественности, от православного народа скрывают исследования и экспертизы следствия (видимо, потому, что их публикация может показать их научную несостоятельность). На вопросы Церкви и независимых экспертов после конференции в Сретенском монастыре в ноябре 2017 года следствие отвечает молчанием. Признавать потерпевшими родственников и близких Царской Семьи и их Верных слуг и давать им процессуальные права следствие отказывается [http://mosvedi.ru/article/20828.html]. Материалы дела в суд передавать не предполагается. Ничто не ново под луной. Но и результат будет тем же: Православная Церковь Христова, православные люди не примут навязываемых чиновниками лжемощей.

Мы видим, как сотни и тысячи паломников ежедневно приезжают в монастырь на Ганиной Яме, где совершалось уничтожение честных останков Святых Царственных Страстотерпцев и где рассеяны частицы их мощей и пепел от их сожжения. Именно это место стало местом Славы мучеников, местом скорби и покаяния, местом памяти народной. С молитвой надежды идут православные к часовне на Смоленском кладбище, где под спудом пребывают мощи блаженной Ксении Петербургской, множество паломников посещает Иоанновский монастырь на Карповке в Санкт-Петербурге, где также под спудом пребывают мощи праведного Иоанна Кронштадского. Но нет паломников и молящихся в Екатерининском приделе Петропавловского собора, где захоронены так называемые «екатеринбургские останки», нет ни молящихся, ни паломников в Поросенковом Логе. Народ Божий знает, где пребывает Божия Благодать.

Необходимо вернуться к решению Синода Русской Православной Церкви от 1998 года о захоронении «екатеринбургских останков», в том числе и найденных в 2007 году 130 граммов обгоревших косточек, по которым заведомо ничего определить нельзя, на одном из кладбищ, в безымянной могиле с надписью «Имена их, Господи, Ты Сам веси». Сделать это, в соответствии с ч. 3 ст. 5 Федерального закона «О погребении и похоронном деле», готовы подписавшие настоящее письмо.

Государственной Думой должен быть принят специальный закон о проведении широкомасштабного следствия по убийству Царской Семьи — этому злодейскому преступлению мирового масштаба, по завершении которого должен состояться суд над убийцами и заказчиками (пусть даже умершими) этого преступления против Царской Семьи, против всего русского народа. Виновные в этом преступлении должны быть поименно названы. И только суд, при условии равной состязательности сторон, может вынести решение об идентификации «екатеринбургских останков», которые, исходя из сегодняшних опубликованных экспертиз и научных работ, Царскими являться не могут. До принятия специального закона следствие не может быть закончено и должно вестись открыто и публично, в противном случае те цели, которые декларировались в его начале, то есть установление истины, недопущение раскола в обществе и Церкви, не будут достигнуты.

Просим Вас, Владимир Владимирович, как Гаранта Конституции России, обеспечить открытость ведения существующего в настоящее время общественно значимого следственного дела.

Просим Вас, Владимир Владимирович, выступить с инициативой о принятии закона, который позволил бы прекратить квазиюридические мероприятия по экспериментальным исследованиям незвестных останков, позволил бы в полной мере расследовать именно убийство Царской Семьи, являющееся преступлением мирового масштаба, и завершить по-настоящему всестороннее, комплексное расследование полноценным судом.

 

 

Президент Русского культурно-просветительного фонда

имени святого Василия Великого

Василий Бойко-Великий

 

Председатель правления Фонда

по постановке памятника Патриарху Гермогену

Галина Ананьина 

 

Директор Международного фонда

Славянской письменности и культуры

Александр Бочкарев

 

Историк, научный редактор

Информационно-исследовательской службы

«Царское Дело»

Леонид Болотин

 

Историк, писатель, журналист

Алексей Оболенский

 

Эксперт-криминалист, кандидат медицинских наук

Юрий Григорьев

 

Член правления стоматологической ассоциации Санкт-Петербурга,

врач-ортодонт высшей категории

Эмиль Агаджанян

 

Президент Фонда сохранения

культурного наследия «Русский Витязь»

Дмитрий Лысенков

 

Руководитель Общественного Движения

«Царский крест»

Александр Порожняков 

Просмотров: 399

Поддержите культурно-просветительный сайт.




7523-й год от сотворения мира
2014-й год от Рождества Христова