Московскiя Въдомости
16+

Загадка японского городового

17 Мая 2018, 19:35 # / Статьи / 21776.html

Вопрос о следах от сабельных ударов на черепе № 4 из числа так называемых «Екатеринбургских останков», приписываемого рядом экспертов Императору Николаю Александровичу, волнует исследователей уже не одно десятилетие. Опубликован и целый ряд исследований и интервью, затрагивающих эту тему. Вот, только некоторые из них, опубликованные на Православном Интернет-ресурсе «Православие.ру»:

  «Мне всегда нравилось докапываться до сути»: Беседа с профессором Вячеславом Леонидовичем Поповым в день его 80-летия

  Вячеслав Попов: «Мы нашли следы от сабельного удара на черепе № 4»

Дело об убийстве Царской Семьи: Открытия и сомнения судебного медика. Беседа с д.м.н. проф. Вячеславом Леонидовичем Поповым

Денис Пежемский: «Многие спорные вопросы по делу об убийстве Царской Семьи уже сняты»

Юрий Григорьев. Фантазии экспертов и бритва Оккама. Есть ли на черепе № 4 следы сабельных ударов? 

Денис Пежемский: «Слишком многое указывает на то, что это подлинные останки» 

Вячеслав Попов. Желающий видеть — видит»: Ответ на вопросы Ю.А. Григорьева и А.А. Мановцева 

В ходе начавшейся полемики экспертам, проводившим официальную экспертизу по этому поводу были заданы достаточно прямые и логичные вопросы. К сожалению, вопросы эти так и остались без ответа.

Поскольку же ответов мы до сей поры так и не услышали, придется еще раз максимально популярно объяснить читательской аудитории, почему выводы экспертов «по двум сабельным ударам» не могут быть считаться истинными, и попросить читателя, опираясь на собственную логику, попытаться ответить самим себе всего по трем пунктам.

Немного истории:

Сначала эксперты не обнаружили никаких следов двух сабельных ударов на черепе № 4, при том, что они, по их же собственным словам «в 1991 году очень тщательно искали следы ударов»[1]. Спустя много лет следы вдруг обнаружились с более, чем странной формулировкой: «Тогда все внимание было сосредоточено на левой половине черепа, потому что полагали, что удар саблей покушавшегося на жизнь Цесаревича Николая в 1891 году японского полицейского пришелся на ЛЕВУЮ часть головы»[2], а следы от ударов оказались «Именно с ПРАВОЙ стороны»[3]. Напрашивается естественный вопрос о том, почему исследовался каждый миллиметр черепа слева и не исследовался справа? Получается, что ранее эксперты халатно отнеслись к своим обязанностям и осмотрели только одну сторону изучаемого черепа? Сложно себе даже представить, что опытный эксперт станет осматривать и описывать лишь половину предмета исследования.

Тут же возникает и другой вопрос: почему эксперты искали следы сабельных ударов слева, когда, из всем известных архивных материалов, описывающих покушение на Наследника Русского Престола в Японском городе Оцу 29 апреля 1891 года, которые никогда не были засекречены, мы доподлинно знаем, что удары Цесаревичу Николаю были нанесены справа?!

Полную расшифровку этих документов, хранящихся в фондах ГА РФ мы, как водится, дадим в конце настоящей статьи, а пока приведем три первых абзаца отчета врачей Императору Александру III, который они сделали непосредственно после покушения на Цесаревича и оказания ему необходимой помощи (ГА РФ. Ф. 677. Оп. 1. Д. 701. Л. 7-13 (с об.)).

«29 апреля 1891 года около 2 3/4 часа пополудни при возвращении Его Императорского Высочества Государя Наследника Цесаревича после посещения города Карасаки и поездки на озеро Биви, чрез город Отцу, по одной из его улиц полицейский японской службы, находившийся на посту в числе других полицейских, расставленных по улице, бросился на ехавшего во джинрикше Его Императорское Высочество и обнаженною саблею нанес две раны на волосистой части головы, с правой стороны.

Удар сделан чрез фетровую шляпу, находившуюся на Наследнике Цесаревиче.

Поранение представляется следующим:

1) Первая, или затылочно-теменная, рана — линейной формы, длиною 9-ть сантиметров, с разошедшимися краями, проникает чрез всю толщу кожи до кости и находится в области правой теменной кости на 6-ть сантиметров от верхнего края ушной раковины, имея направление несколько сверху вниз, причем пересечены ветви как затылочной, так и височной артерий. У заднего угла раны теменная кость, на протяжении около сантиметра, обнажена от надкостницы, по месту соответствующему удару острия сабли.


Наследник-Цесаревич на в рикше в Японии. На его голове надета та же шляпа, что и в момент покушения (1891 г.)

 

2) Вторая, или лобно-теменная, рананаходится выше первой на 6 сантиметров и идет почти параллельно ей, имеет 10-ть сантиметров длины, проникает чрез всю кожу до кости; находится в области теменной и частью лобной кости, начинаясь приблизительно над последней третью длины, или протяжение, первой раны и оканчиваясь на границе волосистой части головы, на 6-ть сантиметров выше средины правой бровной дуги».

В принципе, человеку, знакомому с выводами экспертов, этих трех выделенных жирным шрифтом фраз уже достаточно для того, чтобы признать их полным абсурдом.

1. Абсолютно четко, без единой возможности двойного толкования, врачи пишут «две раны на волосистой части головы, с правой стороны».

Спрашивается — почему поиск следов ранения годами производился слева, когда врачами ранение описано с правой стороны?

Это — первый вопрос уважаемым заслуженным экспертам. Вариант, что эксперт посчитал правую сторону от себя, а не у исследуемого черепа, просьба не предлагать, так как эту детскую ошибку не может совершить даже студент медицинского вуза, не то что группа уважаемых экспертов с большим стажем и учеными степенями. Тем более, что эксперты утверждают, что видели саму шляпу. Давайте посмотрим и на нее, и еще раз попытаемся понять как после этого можно искать рану на левой стороне.

Шляпа Цесаревича Николая Александровича, в которой он был в момент покушения в Оцу (фото Никитина С.А.).

 

2. Столь же четко, даже для не специалистов, ясным языком написано, что первая рана – «затылочно-теменная».

Тут, кроме как совет заглянуть в анатомический атлас ничего другого даже в голову не приходит, когда мы видим на фотографии обведенный экспертами предполагаемый след от двух ударов сабли в лобно-теменной части черепа № 4. Для несведущих же в анатомии читателей поясним, что затылок и лоб — это противоположные части головы.

Таким образом второй вопрос к экспертам звучит так:

Почему эта единственная рана «от двух ударов» оказалась, по вашему мнению, на лбу исследуемого черепа? Вы не нашли никаких противоречий и ничто вас не насторожило в словах «затылочно-теменной»? Либо вам, начиная с 1993 года что-то мешало ознакомиться с историческими первоисточниками?

Опять же, вернемся к фотографии шляпы. Каким образом то, что мы видим на этой фотографии может относиться к той точке, которую обвели эксперты с подписью: «В овале зона, где обнаружили последствия двух «сабельных» ударов».

Фотографии черепа № 4[4]

 

3. Вторая рана «находится выше первой на 6 сантиметров». В данном случае приходит в голову только совет взять в руки линейку и определить по ней разницу между 6 сантиметрами в первоисточнике и 2 миллиметрами в том варианте, который эксперты предлагают нам принять в качестве рабочей версии о двух сабельных ударах, сделанных практически в одну точку. Вопрос к экспертам: Вы читали описание покушения? Вы в курсе, что удары по Цесаревичу проводились с уровня земли пешим городовым в то время, как Цесаревич «довольно быстро» ехал на рикше, сидя гораздо выше бегущего к нему противника, как мы можем увидеть, глядя на фотографию Наследника в той самой повозке, приведенную выше? Как вы себе представляете то, что покушающийся нанес по быстро движущемуся объекту два удара в одну и ту же точку, да еще и сверху?

Отвечать на большое число вопросов довольно сложно, поэтому мы предлагаем ответить лишь на три вышеперечисленных пункта. Смеем, однако предположить, что вразумительных ответов на эти вопросы мы и на этот раз так и не услышим, поскольку в противном случае оппонентам просто придется признать, что останки № 4 не принадлежат Государю Императору. И не только потому, что на них не найдены следы покушения в Оцу, но еще и потому, что у черепа № 4, как доказали сами эксперты, присутствуют следы серьезной прижизненной травмы в лобно-теменной области, которые у Государя никто и никогда не описывал. Следовательно, этот череп, скорее всего, принадлежит совершенно другому человеку.

В одном из своих интервью эксперт В.Л. Попов задался вопросом: «Комплексная экспертиза»[5] двух историков и одного стоматолога! Как они между собой сопрягаются, как они друг друга понимают как профессионалы?!»[6].

Наша сегодняшняя статья, как нельзя более ясно показывает, как не только могут и должны понимать друг друга разные профессионалы, но и то, что именно «комплексная экспертиза» обязана была проводиться с самого начала! Если бы предыдущая экспертиза проводилась столь же комплексно, когда узкие специалисты работают совместно с историком, пропуская свои предположения и версии через узкое сито первоисточников и исторических фактов, то можно было бы избежать подобных несуразностей, когда то, что было справа годами ищется слева, затылок неожиданно оказывается на лбу, Император, который только за последние полтора года жизни лечил зубы 14 раз, совершенно бездоказательно объявляется больным дентофобией[7] и т.д. и т.п.

В том же интервью В.Л. Попов сказал, что они (эксперты) сами будут решать когда отвечать на ставящиеся перед ними абсолютно очевидные для всех вопросы и про то, что они несут уголовную ответственность за свои выводы. В этой связи хочется напомнить, что откладывать эти ответы вечно не получится и уголовная ответственность далеко не самая страшная в этом деле. Ибо всем нам рано или поздно придется совершенно в другом месте ответить не только на все вопросы, но и за все свои действия на этой земле, и  забывать об этом никогда не стоит. Впрочем, если люди относятся к вопросу с точки зрения «Не хотите, не молитесь, никто вас не заставляет»[8], надежды на объективный, нравственный и тактичный подход к столь серьезным для каждого Православного христианина вещам остается уже немного.

 

Агаджанян Эмиль Гургенович,

врач-стоматолог высшей категории (г. Санкт-Петербург)

Григорьев Юрий Александрович,

судебно-медицинский эксперт (г. Санкт-Петербург)

Оболенский Алексей Анатольевич,

историк (г. Москва)

 

Сабля японского полицейского Цуды Сандзо и окровавленный платок Николая Александровича среди других экспонатов музея в Оцу

Протокол медицинского осмотра Цесаревича Николая Александровича 29 апреля 1891 года (ГА РФ. Ф. 677. Оп. 1. Д. 701. Л. 7-13 (с об.))

 

«29 апреля 1891 года около 2 3/4 часа пополудни при возвращении Его Императорского Высочества Государя Наследника Цесаревича после посещения города Карасаки и поездки на озеро Биви, чрез город Отцу, по одной из его улиц полицейский японской службы, находившийся на посту в числе других полицейских, расставленных по улице, бросился на ехавшего во джинрикше Его Императорское Высочество и обнаженною саблею нанес две раны на волосистой части головы, с правой стороны.

Удар сделан чрез фетровую шляпу, находившуюся на Наследнике Цесаревиче.

Поранение представляется следующим:

1) Первая, или затылочно-теменная, рана — линейной формы, длиною 9-ть сантиметров, с разошедшимися краями, проникает чрез всю толщу кожи до кости и находится в области правой теменной кости на 6-ть сантиметров от верхнего края ушной раковины, имея направление несколько сверху вниз, причем пересечены ветви как затылочной, так и височной артерий. У заднего угла раны теменная кость, на протяжении около сантиметра, обнажена от надкостницы, по месту соответствующему удару острия сабли.

2) Вторая, или лобно-теменная, рана — находится выше первой на 6 сантиметров и идет почти параллельно ей, имеет 10-ть сантиметров длины, проникает чрез всю кожу до кости; находится в области теменной и частью лобной кости, начинаясь приблизительно над последней третью длины, или протяжение, первой раны и оканчиваясь на границе волосистой части головы, на 6-ть сантиметров выше средины правой бровной дуги.

Направление ее, как и первой, несколько сверху — вниз, но немного дугообразно, выгнутостью вниз — хотя выгнутость эта едва заметна.

На один сантиметр от заднего угла раны замечается небольшой в 1/2 сантиметра длиною языкообразный лоскут кожи, во всю ее толщу. В переднем же углу пересечены ветви височной артерии.

3) На границе верхней трети со среднею наружного края ушной раковины (правой) усматривается поверхностная поперечная рана, длиною около 4-х миллиметров, почти совершенно не кровоточившая.

4) Подобная же поверхностная, поперечная ранка (около 1-го сантиметра длиною) замечается на тыле кисти правой руки, между указательным и большим пальцами.

Тотчас же на месте этого события мною была наложена соответственная временная повязка на раны для остановки обильного артериального кровотечения /…/.

По прибытии августейшего пациента в Киото я, совместно с находившимся тут старшим врачом фрегата «Владимир Мономах» коллежским советником Смирновым и старшим врачом фрегата «Память Азова» старшим советником Поповым, приступил к окончательному туалету и перевязке раны.

По тщательной очистке первой раны, с соблюдением правил антисептики, наложены шелковые лигатуры на две кровоточившие артерии и края ее соединены пятью швами.

Во второй ране также перевязаны две артерии и наложено пять швов. Затем на раны положены градусные компрессы из сулемованной марли и соответственная повязка, а поверх ее — лед.

Во время отчистки второй (лобно-теменной) раны извлечен мною, свободно лежавший между сгустками крови, осколок кости — клиновидной формы, около 2 1/2 сантиметров длиною, два миллиметра шириной в одном его конце и 1 миллиметра в другом. Толщина осколка в лист обыкновенной писчей бумаги.

Самочувствие Его Императорского Высочества все время остается прекрасным, силы вполне хороши, состояние духа бодрое — хотя замечается некоторая степень возбуждения. /…/

 

Киото. Апреля 29 дня 1891 года.

Статский советник Рембах

Статский советник Вл. Попов

Коллежский советник М.Смирнов»

Просмотров: 411

Поддержите культурно-просветительный сайт.




Комментарии пользователей

7523-й год от сотворения мира
2014-й год от Рождества Христова